22 июля 2021
21 июля 2021

«Недовольны молодые. Пожили бы при Сталине, когда жизнью рисковали»

Глава штаба Путина на Ямале: почему Москва не понимает регионы и о чем спросит президента

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Ямальские персоны и чиновники, кукевич юрий
Юрий Кукевич уже создал себе образ арктического будущего Фото:

На Ямале открылся штаб кандидата в президенты России Владимира Путина, одним из его председателей стал Юрий Кукевич, общественник, который недавно также стал доверенным лицом главы государства. Кукевич объяснил «URA.RU», зачем штаб в регионе, который много лет лидирует по уровню доверия, и почему Москва не видит проблем регионов.

— Юрий Андреевич, расскажите — как вы стали доверенным лицом Владимира Путина и возглавии его ямальский штаб.

— Я хотел быть доверенным лицом Путина еще шесть лет назад. Потому что я его поддерживаю. Но тогда доверенными стали другие люди. А в этот раз выбор пал на меня, и для меня это очень важно. Я обычно поддерживаю только то, что сам люблю. И часто высказываюсь прямо против того, что мне не нравится. И в давние времена у меня из-за этого были проблемы. Когда был директором телерадиокомпании, публично заявлял, что не буду поддерживать какого-то человека. У меня такой характер. Это опасно, и смертью угрожали, но я по-другому не могу.

— Так чем все-таки займется штаб Путина на Ямале?

Юрий Кукевич подписался за выдвижение Путина в президенты РФ

— Фанфар у нас никаких не было. Открылись, собирались и первым делом определили дежурства. До выборов по очереди будем дежурить в штабе, принимать звонки и обращения от населения.

У нас прошел сбор подписей за кандидата. От Ямала не такое уж большое количество голосов нужно было, около 2,5 тысяч подписей. Если бы дать волю, тьма народу подписалась бы. Необходимый пакет подписей мы как раз сегодня отправили в Москву, но сбор продолжается. Там уже гораздо больше 2,5 тысяч подписей. По итогу мы все подсчитаем и расскажем.

После 31 января начнется агитация. И тут мне, как доверенному лицу, тоже придется поработать. Если будут проходить дебаты с представителями других кандидатов, то я будут принимать в них участие.

— А проведение таких дебатов на Ямале уже запланировано?

— Не знаю. Наверное, какие-то представителя все равно будут от других кандидатов. Но такие дебаты, когда выступали не сами кандидаты, а их доверенные лица, уже были на Ямале.

— Ну пока ваш штаб на Ямале единственный. Другие кандидаты тут не представлены.

— На Ямале избирательная компания всегда спокойно проходит. Тут никаких драк и всего такого. И это в первую очередь связано с социально-экономическими условиями. Я, например, считаю, что у нас коммунистам делать нечего. Они обычно на каких-то проблемах социальных поднимают пролетариат, какие-то акции у них. А у нас есть проблемы, конечно. Но не такие, как во многих регионах. Ямал же — это экономический и финансовый локомотив страны.

Сибирь и Север вообще отличается особенным менталитетом и самостоятельностью людей. Тут не было крепостных, тут не было рабов. И этот дух свободный, он живет до сих пор. И наши мужики привыкли сами решать свои проблемы, а не ходить жаловаться на власть.

— Но и у нас есть люди, недовольные действующей властью.

— Я думаю, что это молодые люди. Они просто ничего не видели. Пожили бы они при Сталине, при Хрущеве. Я вот всех застал — родился еще при Сталине, на пенсию ушел при Путине. При Сталине они бы жизнью рисковали. А сейчас свобода слова — болтай, что хочешь. Есть еще люди старшего поколения. Но этих я жалею. Они контуженные тем временем. Как вели борьбу с властью из окопа в то время, так из окопа и не вышли.

Я так скажу. Путин — лучший на текущий момент руководитель страны.

— Нужно ли агитировать за кандидата в регионе, где его и так поддерживает большинство?

— Предварительные условия такие, что важнее не навредить, чем агитировать. Надо агитировать за выборы, чтобы все пошли. Будем следить за тем, чтобы были соблюдены все законы. Главное — наш кандидат сказал, что должно быть неформальное общение с людьми. К этому я готов, и я это с удовольствием буду делать.

Штаб Путина. Курган, выборы 2018, сильный президент сильная россия, штаб путина курган
Работа у штаба Путина на Ямале непыльная. Главное — не навредить
Фото: Игорь Меркулов © URA.RU

— Вам не привыкать. Вы известны как активный общественник. И как старожил и представитель общественности, вы можете оценить — стало ли лучше жить на Ямале?

— Я родился здесь, в Салехарде. Помню, как мне все тут нравилось, радовался, когда школу отменяли из-за морозов. А морозы тогда были лютые, не такие, как сейчас. Когда был постарше, думал, что все законсервировано здесь. Город Салехард скорей деревней был большой. Было ощущение древности какой-то. А если взять уже двухтысячные годы — посмотрите сейчас на Салехард. Что уж говорить про города, которые в голой тундре выросли. Даже по населению, когда я родился, здесь жило 30-40 тысяч человек. Сейчас уже 550 тысяч.

Если брать масштабнее — я родился где-то на краю света, в диких местах. А сейчас Ямал — это центр и флагман экономики России.

Если брать объемы инвестиций — это Ямал, промышленное производство — тоже Ямал, добыча газа и нефти — Ямал. Эти фантастические изменения произошли за мою жизнь. И когда читаю про какие-то «кровавые режимы» в Интернете, думаю, что, может, эти люди на каком-то другом Ямале живут. Я понимаю, что есть коррупция, есть проблемы. Так давайте их решать.

— Какие проблемы, на ваш взгляд, для региона самые актуальные?

— По факту мы лидеры, но мы должны, как лидер, взять на себя определенные обязательства. Сейчас впереди Арктика, которая, по моему мнению, являются ключом к величию России. И это не только Ямал.

Есть основа арктической политики России — огромный документ, в котором каждый из субъектов написал свои планы. И проблема в том, что я не вижу никакой координирующей деятельности правительства. Почему бы не сделать, например, Мурманск центром Северного морского пути? У них там и огромный порт, флот. Они могут использовать свои опыт. Все, что связано с нефтью и газом, это Ямал. И надо поручить Ямалу делиться опытом с соседями. И в плане культуры коренных народов мы тоже преуспели.

— Губернатор Дмитрий Кобылкин неоднократно говорил, что видит Ямал домом, а не вахтовым регионом, каким он сейчас по сути является. Может ли он стать постоянным местом жительства для всех, и что для этого нужно?

Научная конференция "/Освоение Арктики", 4-5 декабря, салехард, макет
Жилье в Арктике, по мнению общественника, должно строиться по самым передовым и фантастическим технологиям
Фото: Андрей Загумённов © URA.RU

— Здесь я Дмитрия Николаевича на 100% поддерживаю. Я здесь родился. У нас с женой есть и дом под Петербургом, когда-то давно построили. Я вышел на пенсию. Но жить я буду здесь. Я считаю, что Арктика — это наш дом. Вообще, человек может жить везде. Сейчас есть проекты по обустройству Марса. Уж если на Марсе жить смогут, то в Арктике тем более.

Но я считаю, что здесь должны быть другие правила строительства. Дом в Арктике, как я мечтал всегда, — это дом, который поворачивается за солнцем. Это дом, в котором тепло всегда. Это умный дом, с солнечными батареями, с чистой водой своей. Все должно строиться здесь с такой арктической поправкой.

К сожалению, в Москве не понимают, что Россия — это зимняя страна. Все законы у нас какие-то усредненные. Например, звонок из Москвы от руководящих товарищей в мае, которые говорят, что в планах посадка деревьев, что мы тут должны посадить столько-то деревьев. А у нас тут в мае еще таять ничего не начало даже.

Другие дома должны быть в Арктике, другие зарплаты. Страна должна это понимать. И это надо доказывать, биться во все двери. И это борьба даже не за нас, а за Россию. Потому что Арктика — это будущее России.

— Ямал в последнее время не исчезает из заголовков федеральных изданий. Но не всегда по приятному поводу. Пожалуй, крупнейший скандал минувшего года — это прогремевший на всю страну «мальчик из бундестага». Что вы думаете о всей этой ситуации?

— Конечно, звучал его доклад двусмысленно. Но претензий к этому мальчишке у меня никаких. На самом деле плохо преподают историю. Я вообще противник глупого «ура-патриотизма» с грохотом сапог. Патриотизм — это тоже вопрос культуры, ее глубины. Но это давно уже происходит.

Дело в том, что само преподавание такое. Долбежка сплошная. Я своим детям даже пытался историю перепреподавать. Потому что заглянул в их учебники и в ужасе был. И это было еще в давние времена, сейчас моим детям уже за 30 лет. Ведь история — это кровь, метания, мучения, выбор, стоящий перед страной и конкретной исторической личностью, последствия этого выбора. Все это жутко интересно. Ребенок сам поймет все, надо только показать. История нашей страны настолько увлекательна, могучая, страшная и прекрасная. А с христианской точки зрения я этого мальчика даже оправдываю. Все-таки уметь прощать своих врагов — это большого стоит.

— Перед выборами вы наверняка еще встретитесь с кандидатом. С чем вы к нему приедете, о чем будете говорить?

— А я ему даже не про Ямал, я ему про Арктику скажу в целом. Хочу понять, насколько он понимает важность Арктики. Он наверняка знает об этом даже больше нас с вами.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...