27 мая 2022
26 мая 2022

«В Арктике всего две буровые, и те на ремонте»

Выполнение важнейшей геостратегической задачи России под угрозой. Освоение арктического шельфа идет слишком сложно: природа – дрянь, флот распродан, рентабельность стремится к нулю

Размер текста
-
17
+

Крупные нефтегазодобывающие холдинги в последнее время часто докладывают об успехах в разработке арктического шельфа. Однако эксперты уверены — поводов для оптимизма немного. В ходе национального нефтегазового форума представители отрасли признались, что для освоения шельфа нет нормативной базы. Кроме того, их пугают последние изменения законодательства, которые могут сделать добычу арктической нефти нерентабельной. Но все это мелочи по сравнению с тем, что громкие проекты могут закончиться глобальной катастрофой. Почему Газпром отложил разработку одного из перспективных месторождений, и какие риски есть у проектов на Ямале — читайте в материале «URA.Ru».

В Москве в эти дни проходит национальный нефтегазовый форум, который собрал представителей нефтяной и газовой элиты страны. Освоение арктического шельфа и трудноизвлекаемые запасы стали одними из острых тем, обсуждаемых участниками мероприятия. Несмотря на успешный запуск в прошлом году Бованенковского месторождения на Ямале, в освоении российского шельфа существует множество проблем. Это подтверждается отсрочкой освоения Штокмановского месторождения в Баренцевом море. Причинами такого решения, по словам экспертов, являются не только сложные природные условия (большая площадь льда, низкая температура воды на дне), но и недоработки нормативно-правового характера.

Как пояснил президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль, не в последнюю очередь освоение шельфа затрудняет несовершенство нормативной базы или даже полное ее отсутствие. «Отсутствуют техрегламенты и стандарты, но самое главное — нет структуры, которая будет заниматься их разработкой», — заявил г-н Шмаль.

Та нормативная база, которая только начинает нарабатывается, неоднозначно воспринимается профессиональным сообществом. Арктическая нефть является очень дорогим продуктом, поэтому нефтегазодобытчики ищут способ снизить налоговую нагрузку, специальные налоговые режимы для проектов на шельфе и освобождение от ввозных и вывозных пошлин. Эти инициативы сейчас рассматриваются правительством и, вероятно, благодаря хорошему лобби крупных холдингов, будут реализованы.

«Особенность проектов в арктическом шельфе — большие затраты на геологоразведочные работы, долгий период выхода на рентабельность. При этом налоги в себестоимости нефти могут достигать 40%. Таким образом, проект оказывается рентабельным при цене 85-90 долларов за баррель марки «Юралс», — рассказывает партнер компании «Делойт» Андрей Панин.

Есть еще одна угроза удорожания — новые поправки в законодательство. С июля вступают в силу изменения в закон о континентальном шельфе, которые предписывают нефтяникам отчислять средства на предупреждение и ликвидацию последствий разлива нефтепродуктов. Предприятиям придется отдавать несколько миллиардов рублей либо в виде банковской гарантии, либо в виде собственных «замороженных» средств, либо через страховку. По подсчетам зампредседателя комитета Совфеда РФ Ралифа Сафина, на это будет уходить не менее 250 млрд рублей в 10 лет. Компании сейчас ищут возможности снизить платежи. В качестве альтернативы предлагается силами нескольких предприятий создать фонд, который будет заниматься сбором средств и погашением ущерба.

Между тем, по признанию специалистов, аварии при транспортировке нефти приведут к настоящей катастрофе. Именно поэтому, по мнению руководителя программы WWF в России Алексея Книжникова, российские нефтяные корпорации должны сейчас отказаться от проектов на шельфе, так как не могут гарантировать удовлетворительную ликвидацию последствий ЧП.

«Последствия аварии в водах Арктики могут быть необратимыми: исчезнут животные, занесенные в Красную книгу, в том числе, атлантические моржи. Поэтому разработку шельфа нужно отложить до тех пор, пока компании не смогут гарантировать необходимый уровень ликвидации последствий аварий. А пока что стоит развивать континентальные месторождения, вкладывать в нефтехимию и повышать коэффициент извлечения», — заявил г-н Книжников.

Неприятные выводы в ходе форума были сделаны и в отношении геологоразведки. За недостаток работ в этой сфере упрекнули не только самих недропользователей (за 2012 год в российской Арктике не пробурено ни одной поисково-разведочной скважины), но и государство.

«Сегодня нужно четко поставить вопрос о восстановлении Росгеологии — структуры, которая занимается разведкой запасов и их восстановлением. Ведь сегодня ресурсная база истощается, но фактически никто не занимается ее возобновлением. Росгеология сегодня — пустышка, институт кадров утерян», — говорит Ралиф Сафин.

Кроме этого поднимались и вопросы оборудования и флота — важной части процессов добычи и разведки на шельфе, от которой порой зависит успех или провал экспедиций.

«Мы потеряли весь флот на Сахалине — его просто распродали за небольшие деньги, в Арктике всего две буровые, и те на ремонте. В результате этого почти все скважины на шельфе Сахалина бурятся китайским и корейским оборудованием», — замечает замдиректора института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский.

По его мнению, это не единственная проблема — изучению Арктики мешает низкая техническая оснащенность служб сейсмического мониторинга.

Вероятно, улучшить ситуацию в сфере освоения арктического шельфа могли бы иностранные инвестиции. Но и тут есть ряд нерешенных вопросов. Как пояснил исполнительный директор Petroleum Advisory Forum (Ассоциация международных нефтяных и газовых компаний в Москве) Владимир Коновалов, одной из проблем сотрудничества стало то, что законы России не регулируют сервисные соглашения с риском качества и не признают их самостоятельным типом договора. При этом обычный договор оказания возмездных услуг в этом случае использован быть не может. Вторая проблема — трудность привлечения иностранных рабочих. На Западе распространен секондмент (обмен персоналом между компаниями), в России, опять же, нет механизмов такого взаимодействия. «Чтобы сотрудничество начало развиваться, необходимо разрешить прямое участие иностранцев в разработке шельфа, убрать лицензию на экспорт несекретной геологической информации, легализовать секондмент и ввести дополнительные налоговые льготы для иностранных инвесторов», — сказал г-н Коневалов.

Его слова были весьма позитивно восприняты президентом Союза нефтегазопромышленников Геннадием Шмалем, который подчеркнул, что как раз таких идей сегодня не хватает. В целом же все предложения, высказанные в рамках сессии по освоению арктического шельфа, будут отправлены на обсуждение в профильные ведомства, Министерство энергетики и профильные союзы.

Подписывайтесь на телеграм-канал «Округ белых ночей», будьте в курсе всех важных событий
Подписаться
Крупные нефтегазодобывающие холдинги в последнее время часто докладывают об успехах в разработке арктического шельфа. Однако эксперты уверены — поводов для оптимизма немного. В ходе национального нефтегазового форума представители отрасли признались, что для освоения шельфа нет нормативной базы. Кроме того, их пугают последние изменения законодательства, которые могут сделать добычу арктической нефти нерентабельной. Но все это мелочи по сравнению с тем, что громкие проекты могут закончиться глобальной катастрофой. Почему Газпром отложил разработку одного из перспективных месторождений, и какие риски есть у проектов на Ямале — читайте в материале «URA.Ru». В Москве в эти дни проходит национальный нефтегазовый форум, который собрал представителей нефтяной и газовой элиты страны. Освоение арктического шельфа и трудноизвлекаемые запасы стали одними из острых тем, обсуждаемых участниками мероприятия. Несмотря на успешный запуск в прошлом году Бованенковского месторождения на Ямале, в освоении российского шельфа существует множество проблем. Это подтверждается отсрочкой освоения Штокмановского месторождения в Баренцевом море. Причинами такого решения, по словам экспертов, являются не только сложные природные условия (большая площадь льда, низкая температура воды на дне), но и недоработки нормативно-правового характера. Как пояснил президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль, не в последнюю очередь освоение шельфа затрудняет несовершенство нормативной базы или даже полное ее отсутствие. «Отсутствуют техрегламенты и стандарты, но самое главное — нет структуры, которая будет заниматься их разработкой», — заявил г-н Шмаль. Та нормативная база, которая только начинает нарабатывается, неоднозначно воспринимается профессиональным сообществом. Арктическая нефть является очень дорогим продуктом, поэтому нефтегазодобытчики ищут способ снизить налоговую нагрузку, специальные налоговые режимы для проектов на шельфе и освобождение от ввозных и вывозных пошлин. Эти инициативы сейчас рассматриваются правительством и, вероятно, благодаря хорошему лобби крупных холдингов, будут реализованы. «Особенность проектов в арктическом шельфе — большие затраты на геологоразведочные работы, долгий период выхода на рентабельность. При этом налоги в себестоимости нефти могут достигать 40%. Таким образом, проект оказывается рентабельным при цене 85-90 долларов за баррель марки «Юралс», — рассказывает партнер компании «Делойт» Андрей Панин. Есть еще одна угроза удорожания — новые поправки в законодательство. С июля вступают в силу изменения в закон о континентальном шельфе, которые предписывают нефтяникам отчислять средства на предупреждение и ликвидацию последствий разлива нефтепродуктов. Предприятиям придется отдавать несколько миллиардов рублей либо в виде банковской гарантии, либо в виде собственных «замороженных» средств, либо через страховку. По подсчетам зампредседателя комитета Совфеда РФ Ралифа Сафина, на это будет уходить не менее 250 млрд рублей в 10 лет. Компании сейчас ищут возможности снизить платежи. В качестве альтернативы предлагается силами нескольких предприятий создать фонд, который будет заниматься сбором средств и погашением ущерба. Между тем, по признанию специалистов, аварии при транспортировке нефти приведут к настоящей катастрофе. Именно поэтому, по мнению руководителя программы WWF в России Алексея Книжникова, российские нефтяные корпорации должны сейчас отказаться от проектов на шельфе, так как не могут гарантировать удовлетворительную ликвидацию последствий ЧП. «Последствия аварии в водах Арктики могут быть необратимыми: исчезнут животные, занесенные в Красную книгу, в том числе, атлантические моржи. Поэтому разработку шельфа нужно отложить до тех пор, пока компании не смогут гарантировать необходимый уровень ликвидации последствий аварий. А пока что стоит развивать континентальные месторождения, вкладывать в нефтехимию и повышать коэффициент извлечения», — заявил г-н Книжников. Неприятные выводы в ходе форума были сделаны и в отношении геологоразведки. За недостаток работ в этой сфере упрекнули не только самих недропользователей (за 2012 год в российской Арктике не пробурено ни одной поисково-разведочной скважины), но и государство. «Сегодня нужно четко поставить вопрос о восстановлении Росгеологии — структуры, которая занимается разведкой запасов и их восстановлением. Ведь сегодня ресурсная база истощается, но фактически никто не занимается ее возобновлением. Росгеология сегодня — пустышка, институт кадров утерян», — говорит Ралиф Сафин. Кроме этого поднимались и вопросы оборудования и флота — важной части процессов добычи и разведки на шельфе, от которой порой зависит успех или провал экспедиций. «Мы потеряли весь флот на Сахалине — его просто распродали за небольшие деньги, в Арктике всего две буровые, и те на ремонте. В результате этого почти все скважины на шельфе Сахалина бурятся китайским и корейским оборудованием», — замечает замдиректора института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский. По его мнению, это не единственная проблема — изучению Арктики мешает низкая техническая оснащенность служб сейсмического мониторинга. Вероятно, улучшить ситуацию в сфере освоения арктического шельфа могли бы иностранные инвестиции. Но и тут есть ряд нерешенных вопросов. Как пояснил исполнительный директор Petroleum Advisory Forum (Ассоциация международных нефтяных и газовых компаний в Москве) Владимир Коновалов, одной из проблем сотрудничества стало то, что законы России не регулируют сервисные соглашения с риском качества и не признают их самостоятельным типом договора. При этом обычный договор оказания возмездных услуг в этом случае использован быть не может. Вторая проблема — трудность привлечения иностранных рабочих. На Западе распространен секондмент (обмен персоналом между компаниями), в России, опять же, нет механизмов такого взаимодействия. «Чтобы сотрудничество начало развиваться, необходимо разрешить прямое участие иностранцев в разработке шельфа, убрать лицензию на экспорт несекретной геологической информации, легализовать секондмент и ввести дополнительные налоговые льготы для иностранных инвесторов», — сказал г-н Коневалов. Его слова были весьма позитивно восприняты президентом Союза нефтегазопромышленников Геннадием Шмалем, который подчеркнул, что как раз таких идей сегодня не хватает. В целом же все предложения, высказанные в рамках сессии по освоению арктического шельфа, будут отправлены на обсуждение в профильные ведомства, Министерство энергетики и профильные союзы.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...