06 декабря 2021

«Министр зассал, или вопросы наших гимназистов глупы?»

Курганские школьники разочаровались в главе Минобрнауки Дмитрии Ливанове

Размер текста
-
17
+
Дмитрий Хапов стал инициатором коллективного письма к Ливанову, но в ответ... тишина

Курганские гимназисты разочарованы: несколько месяцев назад ребята, начитавшись Твиттера министра образования Дмитрия Ливанова и воодушевившись его открытостью перед пользователями Сети, решили воспользоваться случаем и задать ему ряд актуальных, на их взгляд, вопросов. Список получился довольно большим — около 15 вопросов. В его составлении приняли участие и учащиеся, и учителя гимназии № 19. Ребята надеялись, что получат ответ если не незамедлительно, то, во всяком случае, через месяц (ведь такой срок, в частности, дается всем органам госвласти для подготовки ответов обратившимся гражданам). Но не тут-то было. Ожидания не дали никакого результата — министр «пропал». Что интересует курганских школьников и их педагогов, и как вообще родилась идея поговорить с главой Минобрнауки — в материале «URA.Ru».

Идея обратиться к главе Министерства образования и науки России Дмитрию Ливанову родилась у его тезки — Дмитрия Хапова, учащегося курганской гимназии № 19. «Я слежу за его [Ливанова] Твиттером и вижу, что он регулярно там отвечает простым пользователям, — рассказывает Дмитрий. — Написал на его личную почту, которая указана в его аккаунте Твиттера».

В своем письме гимназист, который по «совместительству» является председателем органа ученического самоуправления, всего лишь поинтересовался у министра, не найдется ли в его плотном графике времени на то, чтобы ответить на вопросы учащихся и педагогов. «Я получил вот такой ответ: «Дмитрий, привет. Конечно, присылайте вопросы. Д.Л.», — поделился Дима Хапов.

Воодушевление гимназистов вполне понятно: с ними в диалог вступил (или, по крайней мере, сделал вид, что вступил) сам министр образования! Начался сбор вопросов. Ребята даже разработали рекламный плакат, призывая всех гимназистов включиться в процесс подготовки вопросов главе Минобрануки.

В результате список получился весьма внушительный. Ученик 9 класса Константин Садов выразил обеспокоенность будущим гимназий и лицеев после вступления в полную силу нового закона об образовании — сохранятся ли они. «Многие представители учительского сообщества говорят, что принятый недавно закон „Об образовании“ фактически подписывает таким школам смертный приговор, так как ни лицеев, ни гимназий, ни школ с углубленным изучением отдельных предметов там просто не предусмотрено», — говорит гимназист.

Учитель русского языка и литературы Галина Кованова озвучила то, что, пожалуй, волнует значительную часть людей, болеющих за будущее родного языка. «Уровень безграмотности молодёжи переходит всякие рамки: наши дети говорят на „сленговом языке“, постоянно матерятся, речь некультурна, безграмотна и ужасна. Но с этим мы, увы, смирились, — сожалеет педагог. — Сейчас же всё чаще безграмотность встречается среди людей старшего возраста. Те, кто должен учить наших детей, сами не блещут знаниями и речевой культурой. Скажите, что Вы думаете по этому поводу, можно ли это изменить и как?»

Другой вопрос Галины Ковановой касается изменения обязательного списка произведений школьной программы по литературе. По убеждению учителя, нельзя заменять великих классиков Николая Лескова, Алексея Толстого, Александра Куприна, Николая Рубцова, Виктора Астафьева и Александра Вампилова современными авторами такими, как Виктор Пелевин и Людмила Улицкая.

Самого идейного вдохновителя письма министру больше всего волнует вопрос сдачи единого государственного экзамена. Но не ЕГЭ как такового, а, по сути, бесконтрольности процесса: Интернет завален ответами на тестовые задания. «Я писал в прошлом году экзамен в форме ГИА (государственная (итоговая) аттестация, — ред.). Ночью перед экзаменом в социальных сетях были выложены ответы на тестовые задания, а за день до сдачи экзамена там же появлялись и некоторые варианты КИМов (контрольно-измерительных материалов. — ред.). Конечно, сдавал ГИА я сам, не уповал на помощь из Интернета. Но каково же было моё удивление, когда, порешав ночью один из КИМов из Интернета по русскому языку, на следующее утро, открыв пакет с КИМом, я обнаружил... тот же самый вариант, с теми же заданиями», — рассказывает Дмитрий.

Однако ответа на свой вопрос, считает ли Дмитрий Ливанов, что это нормально, да и как с такими вещами бороться, от министра гимназист пока не получил. Как не получила ответа и 11-классница Анна Горохова, возмущенная тем, сколько денег ежегодно приходится тратить родителям при подготовке своих детей, в частности, ее самой, к новому учебному году. «Каждый год Министерство образования России рекомендует новые учебники. Например, учебник по русскому языку за 2004 год от учебника за 2009 год отличается лишь тем , что те же самые параграфы поменяли местами. Новое издание считается дополненным, а чем — непонятно. Но в школе им уже неудобно пользоваться. Учебник по информатике после того, как верно отслужил учебный год, никому не нужен, потому что его на следующий год дополнили. И таких примеров масса. Следовательно, большую часть использованных учебников приходится просто-напросто выбрасывать на помойку. Зачем надо ежегодно менять учебники, иногда с несущественными дополнениями, тогда как они могли бы использоваться другими учениками?» — задает резонный и совсем уже недетский вопрос гимназистка.

Другому выпускнику гимназии Андрею Кривошееву непонятно, почему Министерство образования приняло решение ликвидировать «гигантское количество вузов». Десятикласснику Михаилу Сизикову интересно было знать, не отменят ли занятия в школах во время... Олимпиады в Сочи в 2014 году. Учитель математики Татьяна Ивановна выступила фактически от всего педагогического сообщества с вопросом о заработных платах учителей Кургана, которая «катастрофически отличается от зарплаты учителей других регионов, не говоря уже о Москве». «Однако, на мой взгляд, труд учителя должен быть оценён достойно, а равнозначный труд — одинаково, — уверена Татьяна Ивановна. — Думаю, что учителя должны получать зарплату не из местного бюджета, а из государственного. Обидно, что наши президенты так и не дошли до простого учителя, а срок их общего президентства немалый. В школе я проработала более 30 лет, считаю, что выкладываюсь на полную во время своих уроков и даю детям максимально знаний. А моя зарплата, например, за октябрь составляет около 8 тысяч рублей. Разве это нормально, Дмитрий Викторович?» — спрашивает учитель.

Гимназисты хотели услышать от министра образования совет подрастающему поколению и узнать, что для него значит счастье, но и эти вопросы в итоге остались безответными.

По словам Дмитрия Хапова, список он лично отправил Дмитрию Ливанову в декабре 2012 года. Подождав несколько месяцев, он снова написал главе Минобрнауки: мол, вы ж обещали ответить на вопросы гимназистов и их учителей. «Я написал: „Если ответов не будет, пожалуйста, напишите хотя бы, что „ответов не ждать“, чтобы ребята не надеялись зря и не ждали, т.к. мы понимаем, что Вы занятой человек“. И никаких результатов», — делится Дмитрий Хапов.

Разочарование в министре подвигло Дмитрия написать заметку на сайте гимназии под жестким названием: «Министр зассал, или вопросы наших гимназистов глупы?» Молодой человек, конечно, извинился перед читателями за грубое слово, но этого, «по мнению автора публикации, требует случай». «Гимназисты ждут. Тактично мы напомнили ему [Ливанову] о такой договорённости, но никакого ответа не получили и тогда. Мы бы поняли, если бы пришёл отрицательный ответ, — он человек занятой, но то, что он плюнул и отмахнулся — возмутительно. Ещё и после публичного согласия, — недоумевает Дмитрий. — Ливанов — человек, который известен своей открытостью, он всегда любил демонстрировать демократический принцип общения с рядовыми пользователями Интернета, а недавно в интервью на одном из телеканалов заявил: „Я всегда открыт, и только рад услышать конструктивную критику о том, что делаю“. Он отличался от своего предшественника Фурсенко тем, что сразу же открылся, начал проводить политику „открытого министерства“. А затем сказал: „Будем ездить по правилам“, — сняв мигалку со своей машины. Прошло время, ажиотаж улёгся, и на служебной машине активисты общественного движения вновь заметили „синее ведёрко“. А может, это всего лишь игра в открытость на публику?» — предполагает гимназист.

Ребята не могут понять, почему министр проигнорировал их письмо. Может, их вопросы глупы, а может, он не считает, что должен реагировать? Дмитрий Хапов подчеркивает, что резкость в его собственных высказываниях — это всего лишь выражение его личной позиции. Но кто сказал, что и другие гимназисты не думают точно так же, что и они не разочарованы в очередном министре?

Курганские гимназисты разочарованы: несколько месяцев назад ребята, начитавшись Твиттера министра образования Дмитрия Ливанова и воодушевившись его открытостью перед пользователями Сети, решили воспользоваться случаем и задать ему ряд актуальных, на их взгляд, вопросов. Список получился довольно большим — около 15 вопросов. В его составлении приняли участие и учащиеся, и учителя гимназии № 19. Ребята надеялись, что получат ответ если не незамедлительно, то, во всяком случае, через месяц (ведь такой срок, в частности, дается всем органам госвласти для подготовки ответов обратившимся гражданам). Но не тут-то было. Ожидания не дали никакого результата — министр «пропал». Что интересует курганских школьников и их педагогов, и как вообще родилась идея поговорить с главой Минобрнауки — в материале «URA.Ru». Идея обратиться к главе Министерства образования и науки России Дмитрию Ливанову родилась у его тезки — Дмитрия Хапова, учащегося курганской гимназии № 19. «Я слежу за его [Ливанова] Твиттером и вижу, что он регулярно там отвечает простым пользователям, — рассказывает Дмитрий. — Написал на его личную почту, которая указана в его аккаунте Твиттера». В своем письме гимназист, который по «совместительству» является председателем органа ученического самоуправления, всего лишь поинтересовался у министра, не найдется ли в его плотном графике времени на то, чтобы ответить на вопросы учащихся и педагогов. «Я получил вот такой ответ: «Дмитрий, привет. Конечно, присылайте вопросы. Д.Л.», — поделился Дима Хапов. Воодушевление гимназистов вполне понятно: с ними в диалог вступил (или, по крайней мере, сделал вид, что вступил) сам министр образования! Начался сбор вопросов. Ребята даже разработали рекламный плакат, призывая всех гимназистов включиться в процесс подготовки вопросов главе Минобрануки. В результате список получился весьма внушительный. Ученик 9 класса Константин Садов выразил обеспокоенность будущим гимназий и лицеев после вступления в полную силу нового закона об образовании — сохранятся ли они. «Многие представители учительского сообщества говорят, что принятый недавно закон „Об образовании“ фактически подписывает таким школам смертный приговор, так как ни лицеев, ни гимназий, ни школ с углубленным изучением отдельных предметов там просто не предусмотрено», — говорит гимназист. Учитель русского языка и литературы Галина Кованова озвучила то, что, пожалуй, волнует значительную часть людей, болеющих за будущее родного языка. «Уровень безграмотности молодёжи переходит всякие рамки: наши дети говорят на „сленговом языке“, постоянно матерятся, речь некультурна, безграмотна и ужасна. Но с этим мы, увы, смирились, — сожалеет педагог. — Сейчас же всё чаще безграмотность встречается среди людей старшего возраста. Те, кто должен учить наших детей, сами не блещут знаниями и речевой культурой. Скажите, что Вы думаете по этому поводу, можно ли это изменить и как?» Другой вопрос Галины Ковановой касается изменения обязательного списка произведений школьной программы по литературе. По убеждению учителя, нельзя заменять великих классиков Николая Лескова, Алексея Толстого, Александра Куприна, Николая Рубцова, Виктора Астафьева и Александра Вампилова современными авторами такими, как Виктор Пелевин и Людмила Улицкая. Самого идейного вдохновителя письма министру больше всего волнует вопрос сдачи единого государственного экзамена. Но не ЕГЭ как такового, а, по сути, бесконтрольности процесса: Интернет завален ответами на тестовые задания. «Я писал в прошлом году экзамен в форме ГИА (государственная (итоговая) аттестация, — ред.). Ночью перед экзаменом в социальных сетях были выложены ответы на тестовые задания, а за день до сдачи экзамена там же появлялись и некоторые варианты КИМов (контрольно-измерительных материалов. — ред.). Конечно, сдавал ГИА я сам, не уповал на помощь из Интернета. Но каково же было моё удивление, когда, порешав ночью один из КИМов из Интернета по русскому языку, на следующее утро, открыв пакет с КИМом, я обнаружил... тот же самый вариант, с теми же заданиями», — рассказывает Дмитрий. Однако ответа на свой вопрос, считает ли Дмитрий Ливанов, что это нормально, да и как с такими вещами бороться, от министра гимназист пока не получил. Как не получила ответа и 11-классница Анна Горохова, возмущенная тем, сколько денег ежегодно приходится тратить родителям при подготовке своих детей, в частности, ее самой, к новому учебному году. «Каждый год Министерство образования России рекомендует новые учебники. Например, учебник по русскому языку за 2004 год от учебника за 2009 год отличается лишь тем , что те же самые параграфы поменяли местами. Новое издание считается дополненным, а чем — непонятно. Но в школе им уже неудобно пользоваться. Учебник по информатике после того, как верно отслужил учебный год, никому не нужен, потому что его на следующий год дополнили. И таких примеров масса. Следовательно, большую часть использованных учебников приходится просто-напросто выбрасывать на помойку. Зачем надо ежегодно менять учебники, иногда с несущественными дополнениями, тогда как они могли бы использоваться другими учениками?» — задает резонный и совсем уже недетский вопрос гимназистка. Другому выпускнику гимназии Андрею Кривошееву непонятно, почему Министерство образования приняло решение ликвидировать «гигантское количество вузов». Десятикласснику Михаилу Сизикову интересно было знать, не отменят ли занятия в школах во время... Олимпиады в Сочи в 2014 году. Учитель математики Татьяна Ивановна выступила фактически от всего педагогического сообщества с вопросом о заработных платах учителей Кургана, которая «катастрофически отличается от зарплаты учителей других регионов, не говоря уже о Москве». «Однако, на мой взгляд, труд учителя должен быть оценён достойно, а равнозначный труд — одинаково, — уверена Татьяна Ивановна. — Думаю, что учителя должны получать зарплату не из местного бюджета, а из государственного. Обидно, что наши президенты так и не дошли до простого учителя, а срок их общего президентства немалый. В школе я проработала более 30 лет, считаю, что выкладываюсь на полную во время своих уроков и даю детям максимально знаний. А моя зарплата, например, за октябрь составляет около 8 тысяч рублей. Разве это нормально, Дмитрий Викторович?» — спрашивает учитель. Гимназисты хотели услышать от министра образования совет подрастающему поколению и узнать, что для него значит счастье, но и эти вопросы в итоге остались безответными. По словам Дмитрия Хапова, список он лично отправил Дмитрию Ливанову в декабре 2012 года. Подождав несколько месяцев, он снова написал главе Минобрнауки: мол, вы ж обещали ответить на вопросы гимназистов и их учителей. «Я написал: „Если ответов не будет, пожалуйста, напишите хотя бы, что „ответов не ждать“, чтобы ребята не надеялись зря и не ждали, т.к. мы понимаем, что Вы занятой человек“. И никаких результатов», — делится Дмитрий Хапов. Разочарование в министре подвигло Дмитрия написать заметку на сайте гимназии под жестким названием: «Министр зассал, или вопросы наших гимназистов глупы?» Молодой человек, конечно, извинился перед читателями за грубое слово, но этого, «по мнению автора публикации, требует случай». «Гимназисты ждут. Тактично мы напомнили ему [Ливанову] о такой договорённости, но никакого ответа не получили и тогда. Мы бы поняли, если бы пришёл отрицательный ответ, — он человек занятой, но то, что он плюнул и отмахнулся — возмутительно. Ещё и после публичного согласия, — недоумевает Дмитрий. — Ливанов — человек, который известен своей открытостью, он всегда любил демонстрировать демократический принцип общения с рядовыми пользователями Интернета, а недавно в интервью на одном из телеканалов заявил: „Я всегда открыт, и только рад услышать конструктивную критику о том, что делаю“. Он отличался от своего предшественника Фурсенко тем, что сразу же открылся, начал проводить политику „открытого министерства“. А затем сказал: „Будем ездить по правилам“, — сняв мигалку со своей машины. Прошло время, ажиотаж улёгся, и на служебной машине активисты общественного движения вновь заметили „синее ведёрко“. А может, это всего лишь игра в открытость на публику?» — предполагает гимназист. Ребята не могут понять, почему министр проигнорировал их письмо. Может, их вопросы глупы, а может, он не считает, что должен реагировать? Дмитрий Хапов подчеркивает, что резкость в его собственных высказываниях — это всего лишь выражение его личной позиции. Но кто сказал, что и другие гимназисты не думают точно так же, что и они не разочарованы в очередном министре?
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...