21 июня 2019
20 июня 2019

«В День города мы боимся идти на работу»

Курганские медики задели за «живое» начальство, лишний раз напомнив о язвах российской медицины

21 августа 2013 в 01:25
Размер текста
-
17
+
Сергей Фролов не знал про скандальное письмо, но готов все объяснить

Открытое письмо фельдшеров Курганской станции «скорой помощи» о низких зарплатах, кадровом дефиците взорвало общественность, да и... само учреждение. Оказалось, что далеко не все сотрудники знали о подготовке разоблачительного заявления. Главврач больницы скорой медицинской помощи (БСМП) Сергей Фролов, как и многие его коллеги, прочитали его в прессе. Проблемы существуют, но медицинский начальник не воспринимает обращение как вызов ему или руководству областного минздрава. Более того, он считает это знаком солидарности парамедиков Зауралья с их псковскими коллегами, что первыми заговорили о схожих проблемах. Сегодня «хозяин» курганской «неотложки» провел корреспондентов «URA.Ru» по центральной подстанции «скорой помощи». Что изменилось, а что осталось пережитком советских времен, чего не хватает врачам и чего опасаются диспетчеры «скорой» — в материале «URA.Ru».

«Как установят компьютеры, будет намного легче работать. Пока же — только один, с ДубльГис, но и это хорошо»

Диспетчер Курганской «скорой помощи» Лидия Важенина сегодня отрабатывает очередную свою смену. В зоне ее ответственности — направление на вызовы автомобилей «скорой». Работает по старинке: листочки бумаги с записанными на них маршрутами движения машин, небольшой пульт и микрофон еще советских годов. Компьютеров у сотрудников диспетчерской службы пока еще нет — один на всех, да и тот выполняет, по сути, единственную функцию — навигатора. «Здесь установлен Дубль-ГИС, очень удобно стало работать. Вообще, привыкли работать так, на автомате все делается. Компьютеры поставят, наверное, еще проще будет», — делится Лидия Важенина.

Сотрудники диспетчерского пункта пока работают по старинке: записывают вызовы на бумагу. Чтобы перейти на автоматизированный прием звонков, нужно дорогостоящее программное обеспечение

Главный врач Курганской БСМП Сергей Фролов подтверждает: на компьютерах диспетчерам работать было бы, конечно, намного легче. Техника есть, и столы для них закуплены, нет лишь программного обеспечения. В этом вся загвоздка.

Об автоматизации диспетчерской службы начали говорить еще осенью 2011 года, когда сотрудники «скорой» вышли на центральную площадь Кургана с протестом против низких зарплат, необеспеченности спецодеждой, плохих бытовых условий (ведь медики сутками находятся на работе, им нужно элементарно покушать и принять душ — такой возможности не было). Однако если эти самые «острые» проблемы власти и руководство «скорой» смогли снять, автоматизировать систему приема звонков не удалось.

Сергей Фролов признается, что хотелось бы отремонтировать фасады зданий подстанции «скорой помощи» и БСМП, но деньги нужны на внутренние ремонты

По словам г-на Фролова, разработка собственного программного обеспечения стоит порядка 1 млн рублей. Для больницы это неподъемная сумма. На уровне федерального министерства планировалось создать единую программу для всех станций «скорой помощи» России, но что-то не сложилось, и пока ничего нет. Впрочем, диспетчеры курганской «скорой» и так работают «на автомате»: вызовы записываются на бумагу, но, уверяют они, ни один не потеряется — система отработана годами.

Буфета на подстанции «скорой помощи» не было никогда. Сегодня сотрудники могут в любой момент перекусить здесь же, за столиками

«Красиво у нас здесь стало», — делится Лидия Важенина, но быстро переходит к главной проблеме: «Бригад не хватает. 24 числа День города, представляете, что будет?! Мы боимся даже приходить на смену», — делится диспетчер. И тут же переключается на очередной вызов.

Кадровая проблема на Курганской «скорой помощи» действительно существует. Впрочем, говорит главный врач БСМП, эта проблема общероссийская. Сегодня «скорой помощи» не хватает фельдшеров и врачей (кардиологов, педиатров, хирургов и т.д.). Молодых кадров нет — они просто-напросто не выдерживают такой нагрузки.

Основная причина, по которой молодые специалисты не идут работать на «скорую», — заработная плата. «Зарплата на „скорой помощи“, в принципе, неплохая, по сравнению со стационарами, поликлиниками и т.д. (в стационаре у меня даже чуть меньше, чем на „скорой помощи“) — средняя зарплата врача за семь месяцев 2013 года составила 32 тыс. 793 рубля, фельдшера „скорой помощи“ — 17 тыс. 750 рублей. Снижения заработной платы по сравнению с 2012 годом нет. Понятно, что это не одна ставка, но так работает вся медицина. Ставки фельдшеров 3200, у врача — 5 тысяч, а получают вот столько. Получается, что это средняя зарплата за счет дежурств», — говорит Сергей Фролов и добавляет, что в конце прошлого года зарплаты сотрудников «скорой» несколько повысились — это было связано с выделением дополнительного финансирования, которое позволило в ноябре-декабре выплатить премиальные.

Нехватка кадров влечет увеличение нагрузки на сотрудников. А нагрузка на курганскую «скорую», по словам Сергея Фролова, больше, чем где бы то ни было в России. Официальные нормы, установленные Министерством здравоохранения, — 312 вызовов на тысячу населения в год, в Кургане же реальные показатели от расчетных отличаются в 1,5-2 раза: более 550 вызовов на тысячу населения в 2011 году и более 450 вызовов на тысячу населения в 2012 году. «Ситуация двоякая. Население привыкло по любому поводу вызывать „скорую помощь“, а не обращаться в поликлинику. 60% наших выездов — это работа поликлиник. У нас основной наплыв вызовов — вторая половина дня, в основном с 19 до 23 часов», — рассказывает главврач.

«У нас здесь теперь красиво стало», — говорят сотрудники. Еще недавно в помещение было страшно зайти — ремонта «скорая» не видела, наверное, со дня своего основания

Нередко «скорой помощи» приходится отвлекаться на перевозку лежачих больных из одного медицинского учреждения в другое. Отказываться от таких больных неэтично, поэтому, когда у коллег нет своего автомобиля, сотрудники «скорой» вынуждены приходить на помощь и транспортировать тяжелых пациентов. Вообще, считает Сергей Фролов, если бы «скорая помощь» не отвлекалась на несвойственные функции, существующего количества сотрудников станции вполне бы хватило, и нагрузка, соответственно, была бы меньше.

В «скорой» сегодня не хватает еще и водителей. Если раньше они сутки работали, трое отдыхали, то теперь работают день и ночь, двое суток отдыхают. Такой график тоже устраивает не всех: кто имел подработку, из-за смены графика на основном месте потерял ее. В итоге часть водителей уволилась. «Поэтому у нас иногда автомобили простаивают не из-за отсутствия медработников, а из-за отсутствия шоферов», — поясняет Сергей Фролов.

За последние два года ситуация на центральной подстанции «скорой помощи» все же улучшилась, и сами сотрудники это признают: сделан ремонт, оборудованы душевые комнаты, впервые появился буфет, меняется мебель. Проблемы остаются на подстанциях в микрорайонах. Так, в Заозерном жилом массиве «скорая» расположена на первом этаже общежития. Она давно требует капитального ремонта. По словам Сергея Фролова, предполагалось, что будет приобретен модульный комплекс, в котором разместится подстанция, но сделать этого пока не удалось, а потому в существующем помещении решено произвести ремонт. Запланирован также ремонт крыши гаража, которая давно течет и влечет множество проблем.

В ближайшие три года планируется полностью заменить автопарк Курганской «скорой помощи». Это будет сделано за счет регионального бюджета. Уже в этом году «скорая» получит восемь новых автомобилей, в том числе два реанимобиля. Таким образом, машины, поступившие еще в 2006 году в рамках национального проекта «Здоровье», будут заменены.

Как ранее писало «URA.Ru», в открытом письме, с которым выступили работников Курганской «скорой помощи», приведены шокирующие факты. Так, в 2012 году с острым инфарктом миокарда было госпитализировано пять сотрудников станции, у четырех диагностированы онкологические заболевания. «А все потому, что профосмотра не было уже около 5 лет — „у больницы нет денег“», — заявляли подписанты.

На это главврач Сергей Фролов говорит, что от болезни никому никуда не деться, но проводить профосмотры для всех и каждый год у БСМП действительно нет средств. «У меня же еще стационар — в общей сложности тысяча сотрудников. В год мы проводим профосмотры 100-200 человек. Каждый профосмотр стоит около полутора тысяч. Если всех — это миллион с лишним. Это довольно дорого. Но при этом все вновь приходящие полностью проходят медицинскую комиссию, ряд категорий работников проходят профосмотры ежегодно. Кроме того, надо учитывать, что идет старение кадров. Понятно, что с возрастом у них проявляются болезни — от этого никто не застрахован», — отметил Фролов.

Сергей Фролов не согласился с заявлением коллег о необходимости разделения стационара БСМП и станции «скорой помощи»: якобы это могло бы кардинально улучшить ситуацию. Причем этот вопрос работники учреждения поднимали буквально неделю назад. Люди считают, что их деньги «уходят» на сотрудников больницы, и автономность могла бы сделать выплату зарплат более прозрачной. Правда при этом, говорит Фролов, они не понимают, что в таком случае на «скорой» как минимум появится свой административный аппарат, на содержание которого нужно дополнительное финансирование.

Вообще, уверен Сергей Фролов, проблемы в здравоохранении — это проблемы государственные, и решать их нужно на федеральном уровне. Нужно повышать престиж профессии врача, разрабатывать систему социальной защиты медработников и их безопасности на вызовах. Необходима федеральная программа развития системы скорой медицинской помощи и больниц скорой помощи. Наконец, вопросы заработной платы также должны решаться на федеральном уровне — несправедливо, когда в разных по экономическим возможностям регионах врачи за свою работу получают несравнимые друг с другом зарплаты.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...