18 июня 2021
17 июня 2021
16 июня 2021

«Я постоянно советовался с Кобылкиным»

Ушедший в отставку глава Пуровского района рассказал «URA.Ru», к чему муниципалитету стоит готовиться в кризис

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Скрябин Владимир, глава Пуровского р-на ЯНАО. Интервью. Тюмень, скрябин владимир
Глава Пуровского района Евгений Скрябин досрочно ушел в отставку Фото:

Глава Пуровского района Ямала Евгений Скрябин объявил о своей отставке. Решение он объясняет отъездом в Москву на новую должность. Отчет об итогах своей работы Скрябин дал в интервью «URA.Ru». О чем глава района советовался с губернатором Кобылкиным, почему считает, что чиновникам нужны внедорожники, и есть ли коррупция на районном уровне — в материале нашего агентства.

— Евгений Владимирович, вы объявили о досрочном сложении полномочий главы района. Куда уходите?

— Переезжаю с семьей в Москву. Планирую продолжить работу в одной из корпораций, связанных с инфраструктурой Ямала. Не могу рассказать подробности, так как вопрос еще не решен окончательно.

— Кто займет место главы Пуровского района?

— Исполнять обязанности будет первый заместитель — Нонна Аркадьевна Фамбулова. После этого будет конкурс на пост нового главы.

Нонна Фамбулова будет исполнять обязанности главы района до назначения нового руководителя. Фото — пресс-служба администрации Пуровского района

— Можете кратко подвести итоги вашей работы за пять лет?

— Возведено более 200 тысяч квадратных метров жилья, улучшены условия жизни (включая 2015 год) 2800 семей. Это огромный прорыв. Мост через реку Пур в районе Тарко-Сале — это же вообще революция в сознании. Это совсем другие условия, другой комфорт.

Учебный корпус в Халясавее, школа-интернат. Спорткомплекс «Авангард», спорткомплекс в Пурпе. Бассейн, спортзал в Ханымее. Долгожданный роддом в Тарко-Сале. Школа в Уренгое на 800 мест. Приют «Луч надежды». Молодежный центр в Тарко-Сале. Детсады отремонтированы. Капремонтов много сделали. По коммуналке много сделали. Я считаю, правильное решение было создать «Ямалкоммунэнерго», как бы его ни критиковали. Все это было стало возможным, благодаря, в первую очередь, губернатору и правительству округа.

— Именно вы готовили бюджет Пуровского района на будущий год. Каким он будет?

— Практически такой же, как на 2015-й, но с небольшим увеличением. Субсидия из окружного бюджета будет гораздо больше (примерно на 600 млн рублей). Расчет такой: по 2015 году мы планируем 3,067 млрд собственных доходов. По 2016 году будет меньше примерно на 600 млн рублей — 2,574 млн рублей. Бюджет 2015 года — 7 млрд 725 млн рублей, бюджет на 2016 год — 7 млрд 894 млн рублей.

— С чем связано снижение собственных доходов?

— С новациями федерального законодательства: уменьшается арендная ставка на земли. Она привязывается к процентному соотношению от кадастровой стоимости земли. Последняя повысилась в городах, но для межселенной территории и сельскохозяйственных угодий она осталась той же самой.

— В марте муниципальные власти говорили о том, что бюджет района недополучает один млрд рублей НДФЛ. Что это за деньги?

— Это примерный подсчет возможных поступлений. Объясню: мы проводим работу, чтобы максимальное количество подрядчиков, которые работают на территории района, были зарегистрированы здесь. Чтобы они подоходный налог платили здесь. Миллиард — это возможная сумма налога от зарплат людей, которые работают в Пуровском, но здесь «не прописаны». Экономисты рассчитали примерно по объемам контрактов: они понимают, сколько в сметы закладывается на зарплаты. 13 процентов из них — это подоходный налог.

— Кто же согласится на перерегистрацию своей фирмы? Это достаточно хлопотно…

— Крупные подрядчики, как правило, зарегистрированы, в том числе, в форме обособленного подразделения. Но есть же суб-, суб-, субподрядчики. И такую работу с ними надо проводить. Мы проходим по всему подрядному комплексу.

— Заговорили о подрядах. Есть ли жалобы от ваших контрагентов по поводу того, что необходимо увеличить сумму уже заключенных контрактов, так как цены на все выросли?

— Такого нет. У нас позиция четкая — есть тендер, есть цена. Ты победил на этом тендере, тогда будь добр, исполняй свои обязательства.

— Как кризис может повлиять на экономику района в дальнейшем?

— Начатые объекты в любом случае будут достроены. Я не исключаю, что возникнут проблемы с расчетами, возможно, некоторые объекты придется отложить. Но у нас всегда была практика, что мы строили без авансов. Подрядчики к этому привыкли.

— Зарплата бюджетников может пострадать от кризиса?

— Зарплаты — это защищенная статья.

IV Агропромышленная выставка. Ханты-Мансийск, комарова наталья, кобылкин дмитрий, шуба
Губернатор Югры Наталья Комарова примеряет шубу совхоза Верхне-Пуровский. Фото: Эльдар Булатов

— Не так давно директор совхоза Верхне-Пуровский говорил о снижении спроса на продукцию. Действительно ли это так и с чем связано?

— Наша продукция сегодня востребована, ее забирают и в Сургут, и в Тюмень, и в Москву. Может быть, стали меньше покупать сувениры. Но зато на бурки и изделия из меха огромный спрос.

— Они же достаточно дорогие, кто их покупает?

— Не дороже, чем в Тюмени и Москве. В Тюмени есть специализированный магазин. Они у нас покупают и продают уже с наценкой. То же самое в Сургуте, Тобольске.

— Их приобретают как сувениры?

— Люди их носят. Я всю жизнь в них проходил на Севере. В них удобнее, чем в валенках.

— Что касается предприятий по добыче рыбы, заготовке оленины. Все показатели прибыльности в этом году остались на прежнем уровне? Нет ухудшения из-за проблем в экономике?

— По вылову у нас каждый год идет с небольшим нарастанием. Мы специально не предпринимаем серьезных действий, чтобы не увеличивать резко рыбодобычу.

— А по прибыли?

— Прибыль маленькая, но предприятия стабильны.

— Сельхозпредприятия получают субсидии из бюджета?

— Да. Львиная доля — это окружные деньги, так как это полномочия округа. Каждый год — более 300 млн рублей на все предприятия: два совхоза, «Пур-рыба», и пять общин — все они акционерные общества.

— Есть ли предприятия, которые отправляют продукцию на экспорт?

— Нет. Продукция востребована на внутреннем рынке. У нас нет потребности ее отправлять куда-то.

— Тут вопрос, как я понимаю, имиджевый. Например, «Ямальские олени» отправляют оленину в Финляндию. О них говорят за рубежом.

— Я думаю, это не имиджевый вопрос. Это вопрос экономики.

— Не думали о том, чтобы сделать свой бренд, вывести его на международный уровень?

— Нет. Но я думаю, что сегодня соболь будет реализовываться на аукционах. И не исключено, что шкуры будут уходить на экспорт.

— А почему шкуры, а не готовые изделия?

— Выращивать зверя и шить шубу — это две разные вещи.

— Шубы шить выгоднее.

— Может быть, когда-нибудь совхоз Верхне-Пуровский к этому и придет. Из соболя шьют шубы фабрики, где высокие технологии, хорошие специалисты. Мы еще до этого не доходили. Мы создали производство, которое работает, и наш соболь конкурентоспособный — это факт. В норке, в песце мы неконкурентоспособны. У нас нет своей породы.

— Рыбаки Пуровского района страдают от запрета на вылов муксуна?

— Нет, у нас всегда были маленькие квоты на его добычу. Муксун здесь не ловится. Но вообще я считаю, что решение губернатор принял правильное. Во-первых, нужно разобраться — что на самом деле происходит. Никто ведь не может сказать точно, в чем причина исчезновения рыбы. Мы сами это много раз проходили: ученые говорят одно, в жизни совершенно другое. У нас есть опыт в общине Харампуровской. Специалисты сказали: «Здесь будет рыба жить — можем выращивать». Все сделали по технологиям, но рыба не живет. Изучили, поняли, поправились. Это же природа, ничего не предусмотришь на 100 процентов.

— А какая ваша «фирменная» пуровская рыба?

— Чебак мешками отправляем (смеется) — к пиву очень хорошо идет. Щука очень вкусная. Прекрасный окунь, карась, щекур, пыжьян.

— Насколько мне известно, вы сам рыбак. Где любите рыбачить?

— Дома, на Севере. Был в Красноярском крае, был в Якутии. Лучше нашей северной рыбалки ничего нет. Я сам однажды здесь поймал щуку на 20 килограммов, недалеко от Тарко-Сале. Она просто огромная. Мясо вкуснее щуки, по мне, сложно найти.

— Расскажите про административную реформу, которую вы проводили — объединение мэрии Тарко-Сале и Пуровского района. Сколько людей сократили?

— Пока никого. Я бы сейчас не говорил про сокращение конкретных ставок. Я бы говорил, почему вообще это следует сделать. Во-первых, центр принятия важных решений — в Салехарде. Что касается всех муниципальных образований района — все решения принимались в администрации района. В том числе, и по Тарко-Сале. Была такая проблема: человек идет на прием в городскую администрацию по жилью, а ему говорят: «Вы знаете, мы сами не сможем. Сходите на прием к главе района». Зачем это промежуточное звено?

— Опишите механизм, по которому проходит объединение.

— Подавляющее большинство сотрудников перейдут в администрацию района. Процентов 80 железно. Есть часть людей, которые уйдут на пенсию, часть людей, которые переедут. «На улицу» попадут единицы.

— Когда реформа завершится?

— С 1 января будет сформирована окончательная структура.

— Говорили не только об управленческой оптимизации, но и о бюджетной. Сколько удастся сэкономить?

— Мы примерно подсчитывали — около 150 млн рублей в год.

— Еще одна тема тоже касается оптимизации бюджета. В феврале губернатор Дмитрий Кобылкин объявил, что главы должны разработать план сокращения расходов. Что вошло в ваш план?

— Мы на пять процентов сократили управленческие расходы, в том числе, транспорт, связь, коммунальные услуги. Дополнительно на 300 млн рублей увеличили доходы по сравнению с началом года — за счет арендной платы за землю и за муниципальное имущество. Реорганизовано путем присоединения пять учреждений — это касается организаций культуры и спорта.

— Как выглядело требование о сокращении управленческих расходов? Всем сотрудникам при уходе выключать кофеварки из розеток?

— В том числе, и так. Я поставил задачу и смотрю факт. Как там что внутри… Может, меньше по телефону стали болтать, может, в Интернете стали меньше фильмов скачивать. Есть задача, которую мы решили. Глобальная задача — мы сегодня 95 процентов бюджета формируем на программной основе.

Часть набережной в Тарко-Сале откроют уже в следующем году. Фото: пресс-служба ГСК «ВИС»

— Из программ что-то было изъято в связи с кризисом и оптимизацией?

— Все социальные программы были сохранены. Сократили расходы на адресно-инвестиционную программу. Отложили строительство новых объектов.

— Набережную в Тарко-Сале планируете достраивать?

— Необходимо вводить ее этапами. Я думаю, что первый этап, участок от памятника до фонтана, реально ввести уже в следующем году.

— Многие критикуют этот проект за то, что это очень дорого, при этом особой необходимости в нем нет. Город небольшой, отдаленный, по набережной туристы толпами гулять не будут. Можете ответить на эту претензию?

— А зачем нужна дамба в поселке Уренгой — это же тоже далеко.

— Дамба — это безопасность людей, поселка.

— Набережная — это точно такое же гидротехническое сооружение. Тарко-Сале ничем не лучше Уренгоя в этом плане.

— Но наберженая — это сооружение из мрамора.

— Давайте строить из всего максимально дешевого. Но дети наши везде ездят, надо, наоборот, стремиться ко всему лучшему. Если планку себе не ставить, то ничего и не добьешься.

— Муниципальные власти принимали участие в той ревизии, которую проводила прокуратура после трагедии на объекте «Транснефти» в Пуровском районе?

— Да. В районе около 20 тыс. вахтовиков. Есть вопросы практически по каждому вагон-городку. По больше степени, все эти требования соблюдать возможно. Мы говорим про безопасность и жизни людей, это самое важное.

— Будете ли дальше проверять?

— Это уже новый глава будет решать.

— Не так давно было объявлено о том, что совместно с «Транснефтью» будет возводиться мост через реку Пур. Расскажите, зачем он нужен.

— Заключено соглашено соглашение с «Транснефтью» по строительству моста в поселке Уренгой. В начале следующего года начнутся проектные работы.

Мост нужен, в первую очередь, для строительства и обслуживания продуктопровода Заполярье-Пурпе. Но при этом от его возведения выигрывают поселок Уренгой (около 10 тыс. жителей), Тазовский район, Красноселькупский район, Самбург.

Также будут уменьшены затраты многих нефтегазовых предприятий.

— Это будет автомобильный мост?

— Сегодня такой вариант. В восьмидесятые годы рассматривался вариант железнодорожного моста для освоения месторождений Красноярского края, Восточной Сибири. Этот проект и сейчас актуален. Со временем, я думаю, его могут возродить. Сумма на текущий проект — порядка семи млрд рублей. Мост примерно такой же, как Надымский. Во-первых, река широкая. Во-вторых, там будут серьезные подходы, подъезды.

— «Транснефть» на каких условиях готова его финансировать?

— Они полностью берут на себя финансирование. Мост нужен им для обслуживания трубы. Это даже не вопрос денег, это вопрос безопасности объектов ТЭК — круглогодичная и круглосуточная возможность добраться до своих объектов.

— Давайте поговорим про безопасность. Сейчас, когда по всему миру совершаются теракты, этот вопрос особенно актуален. В районе нужно что-то менять в сфере безопасности?

— В плане антитеррора уже делается очень много. В этом заинтересованы и сами нефтегазовые компании. Эта работа проводится совместно — силовые структуры, район, ТЭК, округ.

— Вы полагаете, что меры достаточные? Что это за мероприятия?

— По каждому объекту разработаны паспорт и мероприятия. Где-то, условно, забор поставить, где-то камеры.

— Границы нужно закрывать? Может быть, отдельные города Ямала таким образом «закрыть»?

— Сложно сказать, что мы должны закрыть границы: мы должны обеспечивать свободы, прописанные Конституцией.

— Но есть же в России исключения, закрытые городки.

— Это города, связанные с гостайной. На Ямале такого нет. Может быть, в дальнейшем, если появятся особые объекты, не исключен такой момент.

— У вас есть вопросы к работе правоохранителей?

— Нет, я всем благодарен. На территории района, к счастью, не было громких ЧП.

— В прошлом году полицию района сотрясали коррупционные скандалы…

— Везде работают люди со своими плюсами и минусами, случаи бывают разные. Есть и положительные примеры. Несколько лет назад уничтожили террориста в Губкинском —, а ведь там работали и наши ребята. Первую работу провели именно они. В том числе, и казаки — они во время операции были в оцеплении. Территория большая, большие деньги, много подрядчиков. Были попытки со стороны криминалитета взять эти потоки под контроль, но они всегда пресекались.

 — Вы достаточно долго работали в Пуровском районе. Как вы попали на Ямал? Вы же начинали карьеру в Тюмени?

— Меня пригласили на работу в департамент недропользования Ямала. Я согласился: тогда еще не был обременен семьей, свободный вольный ветер. Поехал искать свое счастье. Даже не задумывался над предложением.

— Свою будущую жену вы встретили на Ямале?

— Да. Она из Салехарда.

Ханымей-Муравленко, 4 сентября,рабочая поездка Кобылкина, мяч, кобылкин дмитрий, скрябин евгений
Евгений Скрябин возглавил Пуровский район после назначения Дмитрия Кобылкина губернатором. Фото: Андрей Загумённов

— А как переехали в Пуровский район?

— По приглашению тогдашнего главы района Анатолия Острягина. Я был замглавы района, затем главой поселка Пурпе, потом первым замом главы района. В момент, когда Дмитрий Николаевич Кобылкин был выбран на должность губернатора, исполнял обязанности главы Пуровского района. И участвовал в выборах.

— Обсуждали с губернатором ваше участие в выборах?

— Конечно. Это было общее решение. Я человек командный и никогда бы не сделал никаких несогласованных движений.

— Вам приходилось обращаться за советом к губернатору после?

— Постоянно. Я благодарен ему за то, что он открыт с главами муниципальных образований.

— А по каким вопросам вы совещались? Это экономика, бюджет или вопросы более специфические?

— Конечно, это экономика, бюджет, вопросы развития. Но к нему можно всегда прийти посоветоваться по какой-то жизненной ситуации. По конкретной семье, по конкретному человеку. Он уникальный человек, у него сердце очень большое — всех выслушать, всех понять, помочь.

— Каково вам было работать после Дмитрия Николаевича?

— Конечно, непросто: уровень района по развитию всегда был очень высоким. Кроме того, сам по себе район непростой.

— В чем его сложность?

— На его территории в активной фазе развития ТЭК и при этом сохранены все традиционные промыслы коренных жителей. Главная задача — найти баланс между развитием промышленности (мы все понимаем, что стране нужны нефть и газ) и сохранением хрупкой природы, основы жизнедеятельности коренных народов, которые испокон веков на этой земле проживают.

— Чувствовали, что вас сравнивают с губернатором?

— Так, чтобы я постоянно это чувствовал — такого нет. Но в то же время у меня была повышенная ответственность. Я понимал, куда пришел — это серьезная территория, здесь серьезные компании, от работы которых зависит экономика Ямала и страны.

— Что для вас было самое сложное в работе на посту главы?

— То, о чем я сказал выше. Пред главой стоят две задачи: делать все для того, чтобы в район шли инвестиции, чтобы развивалась промышленность. И в то же время совершенствовать сельское хозяйство, традиционные промыслы.

— На ваш взгляд, в Пуровском районе у коренных есть претензии к ТЭКу?

— Я бы не назвал это претензиями. Всегда есть вопросы. Это жизненные ситуации конкретной семьи, конкретного сельхозпредприятия. Благодаря системе, которая была создана в районе (и я сделал все, чтобы ее сохранить), мы эффективно эти вопросы решали. И до конфликтов никогда не доводили.

— Можете привести конкретные примеры, чем вам приходилось заниматься? Есть, например, традиционная проблема — прокладка дорог на территориях выпаса оленей.

— Всегда необходимо искать оптимальные маршруты прокладки трасс. Трубопровод — это техногенное воздействие. Как его правильно проложить — по какой технологии, по какой трассе, чтобы он не затронул места выпаса, священные места, с минимальным воздействием на природу. Эти вопросы решаются совместно — проводим публичные слушания. Проектанты могут переговорить с людьми, которые живут на этой территории. Возникают и вопросы, связанные с ЧП — где-то разлив, где-то еще что-то.

При этом много сделано с точки зрения взаимодействия. Где-то компании помогают завести груз по своим дорогам, обустроить места стоянок для работы рыболовецких бригад. У нас опыт такой есть: помогли и топливом, техникой и холодильник поставили. Создали настоящие небольшие фактории. Это касается и общины Харампуровской, и совхоза Верхне-Пуровский, и других предприятий.

— Как вы думаете, аборигены достаточно активно защищают свои интересы? Или промышленники просто их подкупили, условно говоря, и те замолчали?

— Такого нет. Во-первых, один из основных приоритетов политики округа — это сохранение коренных традиционных промыслов, поддержка коренного населения. Создана Ассоциация КМНС, у нас тоже есть подразделение. Рассматриваются вопросы, в том числе, и оказания помощи. Кто-то заболел, кого-то нужно вывезти. Идешь, конечно, к тем людям, которые работают на этой территории. Мы должны понять, что мы все вместе живем на этой земле. То есть не так, что кто-то пришел добывать нефть и газ, а кто-то тут жил всю жизнь. Эта территория общая.

ЯНАО. Тундра + досрочные выборы, кмнс, ненцы, ребенок
Евгений Скрябин называет бесконфликтное сосуществование ТЭК и аборигенов самой сложной задачей главы. Фото: Андрей Загумённов

— Но ведь так и есть: мы пришли добывать, а они всегда жили там.

— Мы не можем сказать, что мы жили в 15 веке, и традиционный уклад 15 века должен дожить до сегодняшнего дня, потому что он по какой-то причине очень хороший. Мы живем в 21 веке. Реалии таковы, что мы должны жить вместе. Не закрываться друг от друга.

— Какой основной запрос компаний ТЭК к муниципальной власти? Важные вопросы вроде льгот отнесены к ведению федерации и округа.

— Снятие административных барьеров. В местных администрациях решаются все земельные вопросы. Недропользование — это полномочия федерации и округа. Проектирование, в том числе, земельные вопросы — это сфера взаимодействия с муниципальной властью. Насколько правильно, быстро земля будет выделена, как пройдут публичные слушания по проектам — это все вопросы местного самоуправления.

— Промышленники жалуются на долгое рассмотрение вопросов выделения земли?

— Мы всегда уменьшали сроки прохождения документов. Во-первых, в этом заинтересованы компании, во-вторых — мы. Потому что каждый день — это договор аренды, это деньги.

— Расскажите о помощи предприятий ТЭК, которые работают в районе.

— Самый крупный текущий объект — это газопровод с Восточно-Таркосалинского месторождения. Строит его «Новатэк», потом передадут на баланс района. По этой ветке высокого давления будет идти газ для потребителей Тарко-Сале. Срок эксплуатации газопровода, который используется сейчас, кончается в 2016 году. А вообще сделано много. Молодежный центр «Апельсин», Ледовый дворец, спорткомплексы в поселениях, другие соцобъекты, жилье, поддержка талантливой молодежи, педагогов, сохранение традиционных промыслов.

Я благодарен руководству и сотрудникам нефтегазовых предприятий за совместную работу.

 — Как вы оцениваете уровень коррупции в администрации района, в управах поселков?

— Низкий. Вопросы наверняка есть. При этом сегодня сложно что-то утаить. ВЦИОМ проводит соцопросы по этой теме. Согласно их результатам, большого беспокойства у населения района по этому поводу нет.

— Внедорожник для чиновника районного уровня — это коррупция или необходимость, обоснованная условиями жизни в тундре?

— В разных ситуация по-разному. В том числе, есть и обусловленная жизнью в тундре необходимость.

— На всю Россию Пуровский район прославился неприятной историей — сын судьи районного суда убил белку в парке Санкт-Петербурга на глазах у гуляющих. Выскажите свое личное отношение к этому инциденту.

— Вы знаете, я бы вообще не стал этот вопрос поднимать. Я знаю председателя суда, он хороший человек. И что там было на самом деле.., меня там не было. Плохо, что вообще эта ситуация появилась. То ли они не подумали… Это все говорит о том, что семья — это первостепенный вопрос. Воспитание, разговоры с детьми. Нужно это делать.

— Вы успеваете со своим ребенком общаться?

— Мало времени. В отпуске максимально много времени стараюсь уделять. Семья — это главное.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...