01 июля 2022

Тюменка, бежавшая из ДНР, много лет живет в страхе за родных

О бессмысленных бомбежках и тревожных чемоданчиках, которые не разбирают восемь лет

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Ушакова Лилия. Тюмень, ушакова лилия
Лилия Ушакова уехала из ДНР в 2015 году, но страх — теперь уже за родных, все еще ее не отпускает Фото:

Лилия Ушакова бежала из Донецкой области в РФ в 2015 году. Вместе с мужем и годовалой дочкой она уехала практически в никуда. Семья спасалась от обстрелов, снарядов и танков, которые надвигались в сторону их родной Макеевки. Сегодня Ушаковы — граждане РФ, но абстрагироваться от ситуации на Донбассе они, конечно же, не могут. Ведь там остались родители и друзья, которые все эти годы слышат залпы, и держат у дверей тревожные чемоданчики, готовясь в любой момент спасать свои жизни.

«Люди так жить не должны…»

Пересекая границу с Россией Ушаковы понимали — они уезжают навсегда (архивное фото)
Фото:

По словам собеседницы URA.RU, принимая решение уехать в Россию, она понимала — это билет в один конец. Ситуация, разворачивающаяся на Донбассе, не оставляла шанса думать, что военные действия закончатся быстро. Было страшно за свои жизни.

«Знаете, у меня осталось много друзей в Донецке. И они как-то свыклись с такой жизнью. А ведь они не могут просто выйти на улицу, к примеру, погулять. Выбираются только при необходимости, потому что опасно. Раньше удары были точечные, по окраинам. Затем бить стали хаотично. Мы привыкать к такому не хотели. Это не нормально, люди так жить не должны», — отмечает Лилия Ушакова.

Границу с Россией семья пересекла в Белгороде.

На пару дней остановились у брата Лилии: он уехал за месяц до них, подпал под программу переселения соотечественников. Затем Ушаковы поехали в Нижний Новгород. Там живет крестный нашей собеседницы. Вот только она его никогда не видела, не знала, что он за человек. Ехали на свой страх и риск.

«У нас не было практически ничего. Только личные вещи, которые поместились в машину, и какая-то сумма денег на первое время. Средств не хватало. Только за оформление документов мы отдали 60-70 тысяч рублей. Все было очень дорого: справки, переводы, анализы, экзамены для патента и разрешения на временное проживание. Сегодняшним беженцам, конечно, проще: им оказывают различную помощь. Нам не помогал никто, кроме крестного. Он содержал нас три месяца», — вспоминает Лилия.

В Тюмень семья перебралась в 2017 году. Во время переезда Лилия загадала, что этот раз — точно последний. И город не подвел. Сегодня наша собеседница работает учителем математики в одной из гимназий. Любит своих учеников и коллектив. И допускает, что вскоре они с мужем задумаются о втором ребенке.

Город, где живут родители Лилии, бомбят, хотя российских военных в нем нет (архив)
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

О бессмысленных бомбежках и страхе за родителей

Уехав в Россию, Лилия осознанно отказалась от чтения новостей, в которых рассказывали о ситуации на Донбассе. Сводки ей заменили звонки друзьям и родными, информацию о происходящем она получает из первых уст.

Абстрагироваться от происходящего до конца Лилия, конечно же, не может. В первую очередь — из-за родителей. Они живут в небольшом городке. Вернее жили: недавно уехали к знакомым в деревню, потому что снаряды настигли и их.

«Там, где дом мамы и папы, нет никакой военной инфраструктуры. Да там даже призывного пункта нет! Но почему-то начали прилетать снаряды. Не понимаю — зачем, с какой целью? Российские войск там и близко нет, они стоят в сотнях километров», — рассказывает Лилия.

Она переживает за родителей. На Украине они остались совсем одни, и им страшно. Семья очень ждет, когда они наконец смогут увидеться.

О дерусификации…

Мэр Алексей Орлов во время инспектирования школы  №167 и троллейбусного депо Орджоникидзевское. Екатеринбург
На Украине переписали не только историю страны, но и всемирную историю
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU

По словам Лилии и рассказам ее родных, в 2014 года на Украине началась массовая дерусификация. К примеру, в вузах был полностью запрещен русский язык. «Когда училась я, часть преподавателей говорили на украинском, часть на русском. Кому как удобно. Но внезапно всем сказали перейти на украинский. Все школы стали украинизированными. Были полностью переписаны учебники истории Украины, всемирной истории», — вспоминает собеседница агентства.

Улицы, названия поселков и городов, которые имеют какую-то связь с Советским Союзом или Россией, с какими-то российскими личностями, переименовывали. Люди должны были идти в паспортный стол, чтобы поменять прописку, документы на квартиры.

«Россию пытались полностью вычеркнуть. Она должна была исчезнуть из жизни тех людей, которые проживают в Донецкой области. Но ее жители, и те, кто из Харьковской, Днепропетровской, Запорожской областей — мы всю жизнь говорили на русском языке. Никому это не мешало, каждый выбирал сам», — говорит Лилия.

Была и бытовая агрессия. К примеру, нередки случаи, когда в Киеве, а тем более на Западной Украине, человека просто игнорировали и показательно не замечали, если он обращался на русском.

Праздничный концерт «Крымская весна». Челябинск
На Донбассе много лет ждали повторения «Крымской весны»
Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

… и тревожных чемоданчиках

Лилия рассказывает, что во время ее жизни в ДНР, в доме всегда стоял тревожный чемоданчик. Ведь в любой момент могло быть нужно быстро спуститься в подвал и переждать бомбежку. «В нашем были перевязочные материалы, обезболивающие, кровоостанавливающие, кипятильник, термос с горячей водой, сменное теплое белье. Мы всегда держали в голове, что в подвале можем задержаться надолго. У моих друзей эти чемоданчики есть до сих пор», — вздыхает Лилия.

По ее словам, после того как Россия признала независимость ДНР и ЛНР, их жители воздохнули с облегчением. На Донбассе много лет ждали этого решения. Они хотели, чтобы с ними произошло то же, что и с Крымом. И они все еще этого ждут.

Лилия Ушакова бежала из Донецкой области в РФ в 2015 году. Вместе с мужем и годовалой дочкой она уехала практически в никуда. Семья спасалась от обстрелов, снарядов и танков, которые надвигались в сторону их родной Макеевки. Сегодня Ушаковы — граждане РФ, но абстрагироваться от ситуации на Донбассе они, конечно же, не могут. Ведь там остались родители и друзья, которые все эти годы слышат залпы, и держат у дверей тревожные чемоданчики, готовясь в любой момент спасать свои жизни. «Люди так жить не должны…» По словам собеседницы URA.RU, принимая решение уехать в Россию, она понимала — это билет в один конец. Ситуация, разворачивающаяся на Донбассе, не оставляла шанса думать, что военные действия закончатся быстро. Было страшно за свои жизни. «Знаете, у меня осталось много друзей в Донецке. И они как-то свыклись с такой жизнью. А ведь они не могут просто выйти на улицу, к примеру, погулять. Выбираются только при необходимости, потому что опасно. Раньше удары были точечные, по окраинам. Затем бить стали хаотично. Мы привыкать к такому не хотели. Это не нормально, люди так жить не должны», — отмечает Лилия Ушакова. Границу с Россией семья пересекла в Белгороде. На пару дней остановились у брата Лилии: он уехал за месяц до них, подпал под программу переселения соотечественников. Затем Ушаковы поехали в Нижний Новгород. Там живет крестный нашей собеседницы. Вот только она его никогда не видела, не знала, что он за человек. Ехали на свой страх и риск. «У нас не было практически ничего. Только личные вещи, которые поместились в машину, и какая-то сумма денег на первое время. Средств не хватало. Только за оформление документов мы отдали 60-70 тысяч рублей. Все было очень дорого: справки, переводы, анализы, экзамены для патента и разрешения на временное проживание. Сегодняшним беженцам, конечно, проще: им оказывают различную помощь. Нам не помогал никто, кроме крестного. Он содержал нас три месяца», — вспоминает Лилия. В Тюмень семья перебралась в 2017 году. Во время переезда Лилия загадала, что этот раз — точно последний. И город не подвел. Сегодня наша собеседница работает учителем математики в одной из гимназий. Любит своих учеников и коллектив. И допускает, что вскоре они с мужем задумаются о втором ребенке. О бессмысленных бомбежках и страхе за родителей Уехав в Россию, Лилия осознанно отказалась от чтения новостей, в которых рассказывали о ситуации на Донбассе. Сводки ей заменили звонки друзьям и родными, информацию о происходящем она получает из первых уст. Абстрагироваться от происходящего до конца Лилия, конечно же, не может. В первую очередь — из-за родителей. Они живут в небольшом городке. Вернее жили: недавно уехали к знакомым в деревню, потому что снаряды настигли и их. «Там, где дом мамы и папы, нет никакой военной инфраструктуры. Да там даже призывного пункта нет! Но почему-то начали прилетать снаряды. Не понимаю — зачем, с какой целью? Российские войск там и близко нет, они стоят в сотнях километров», — рассказывает Лилия. Она переживает за родителей. На Украине они остались совсем одни, и им страшно. Семья очень ждет, когда они наконец смогут увидеться. О дерусификации… По словам Лилии и рассказам ее родных, в 2014 года на Украине началась массовая дерусификация. К примеру, в вузах был полностью запрещен русский язык. «Когда училась я, часть преподавателей говорили на украинском, часть на русском. Кому как удобно. Но внезапно всем сказали перейти на украинский. Все школы стали украинизированными. Были полностью переписаны учебники истории Украины, всемирной истории», — вспоминает собеседница агентства. Улицы, названия поселков и городов, которые имеют какую-то связь с Советским Союзом или Россией, с какими-то российскими личностями, переименовывали. Люди должны были идти в паспортный стол, чтобы поменять прописку, документы на квартиры. «Россию пытались полностью вычеркнуть. Она должна была исчезнуть из жизни тех людей, которые проживают в Донецкой области. Но ее жители, и те, кто из Харьковской, Днепропетровской, Запорожской областей — мы всю жизнь говорили на русском языке. Никому это не мешало, каждый выбирал сам», — говорит Лилия. Была и бытовая агрессия. К примеру, нередки случаи, когда в Киеве, а тем более на Западной Украине, человека просто игнорировали и показательно не замечали, если он обращался на русском. … и тревожных чемоданчиках Лилия рассказывает, что во время ее жизни в ДНР, в доме всегда стоял тревожный чемоданчик. Ведь в любой момент могло быть нужно быстро спуститься в подвал и переждать бомбежку. «В нашем были перевязочные материалы, обезболивающие, кровоостанавливающие, кипятильник, термос с горячей водой, сменное теплое белье. Мы всегда держали в голове, что в подвале можем задержаться надолго. У моих друзей эти чемоданчики есть до сих пор», — вздыхает Лилия. По ее словам, после того как Россия признала независимость ДНР и ЛНР, их жители воздохнули с облегчением. На Донбассе много лет ждали этого решения. Они хотели, чтобы с ними произошло то же, что и с Крымом. И они все еще этого ждут.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...