23 августа 2019
22 августа 2019

«Дети у нас под стол от страха лезут»

Жители курганского села, возле которого рухнул бомбардировщик, возможно, сопровождавший Путина, боятся соседства с зараженным озером

Размер текста
-
17
+
Жителей Калмык-Абдрашево не ставят ни во что: оборонные интересы государства, конечно же, выше бытовых запросов рядовых граждан 
Небольшое зауральское село Калмык-Абдрашево в Сафакулевском районе около месяца назад неожиданно стало знаменито на всю страну: вечером 13 февраля здесь разбился военный бомбардировщик СУ-24М. Жители села до сих пор ходят под впечатлением, жалуются на головные боли и давление. Абдрашевцы ждут хоть каких-то объяснений от военных, но пока безрезультатно – на контакт с местным населением командование авиабазы идти не спешит. Последствия аварии СУ-24М, мнение военных, экологов и местных жителей о будущем озера, в которое рухнул самолет, - в репортаже «URA.Ru.
 
Село Калмык-Абдрашево - тихое, небольшое. Дороги расчищены, везде чистота и порядок. На улице – практически никого. Люди появились, только когда открылся сельский сход. Село, говорят жители, когда-то было богатым: большие посевные площади, крупное животноводческое хозяйство. Женщины в годах сетуют, что проработали доярками по 30-40 лет. А что сейчас?.. Сейчас они умудряются жить на свою небольшую государственную пенсию, да еще и детям-внукам помогают.
 
Сегодня работы в Калмык-Абдрашево нет никакой. Поэтому местным жителям ничего не остается, как заниматься домашним хозяйством: разводить скот и птицу, за счет которых и живут, - сдают молоко, продают мясо, себе на пропитание оставляют. Этой весной даже на этом скудном, но привычном образе жизни может быть поставлен крест: единственное в округе озеро - Большой Кошкуль - уже не будет таким экологически чистым, как это было раньше.
 
 
 
 
В месте падения самолета лед почернел…
 
Как ранее сообщалось, 13 февраля в 19 часов 37 минут здесь произошла авария бомбардировщика СУ-24М. Заместитель командира авиационной базы «Шагол» (Челябинск), гвардии полковник Александр Шкребтий сообщил «URA.Ru», что, согласно официальному заключению комиссии, проводившей расследование по факту аварии бомбардировщика, «причиной аварии стало возгорание, а потом разрушение». «Банальный пожар в воздухе, который привел к развалу самолета. Кабина и крылья упали в озеро – самолет разлетелся на метров 200, хвостовая часть самолета – в стороне. Экипаж с 4 км падал, на 50-100 метрах успешно катапультировался», - отметил Шкребтий. (Как ранее сообщало «URA.Ru», бомбардировщик Су-24М рухнул в озеро Большой Кошкуль в результате нарушений при дозаправке в воздухе). 
 
Кунакбека Гайнулина живет буквально в 500 метрах от места падения самолета. В тот вечер она спокойно подоила корову. Видела и слышала, что в небе кружат военные самолеты. «Вдруг вижу – самолет летит. Горящий уже. Думала – на меня. Страшно было. Он когда упал, меня такой теплой струей, взрывной волной окатило», - рассказывает женщина.
 
 
 
Военные распиливают загрязненный лед, извлекают из озера ил и увозят для утилизации
 
Ни в тот день, ни на следующий не только к месту аварии, но и к озеру военные никого не подпускали. Вместе с ними изучением места происшествия занимались сотрудники ФСБ. Рассказывают даже, что у приехавших на съемки журналистов (по другой версии - экологов), попытавшихся заснять обломки самолета, торчащие из озера, изъяли фотокамеру и удалили все снимки. Только 15 февраля к месту аварии были допущены специалисты областного департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды, которые взяли пробы воды. Результаты проведенного анализа оказались неутешительными: концентрация нефтепродуктов в месте падения самолета в 134 раза превышала норму.
 
По словам гвардии полковника Александра Шкребтия, такие показатели вполне естественны – в озеро пролилось порядка 500-700 литров авиационного топлива. Вместе с тем на борту в момент аварии было около 1,5 тонн керосина, и чтобы не допустить утечек, первое, что сделали военные, - с помощью водолазов курганского отряда службы спасения достали из воды остатки бомбардировщика. Извлечение обломков из озера в условиях сильных холодов велось в течение 12 суток. На данный момент извлечено около 90% остатков.
 
 
Работы по очистке озера и извлечению остатков проводятся под руководством гвардии полковника Александра Шкребтия
 
Пока военные извлекали обломки бомбардировщика из воды, никаких мероприятий по улучшению экологической обстановки не производилось. Курганские экологи считают, что это неправильно. У военных на этот счет своя точка зрения. «Любые сторонние мероприятия идут вразрез с выяснением причин и обстоятельств падения самолета. Есть определенная последовательность действий. Чтобы выяснить, что явилось причиной, сначала необходимо полное извлечение остатков самолета. Где была гарантия, что баки самолета еще не полные и не дают протечку? Мы достали объект, все, что могло служить причиной загрязнения. Одновременно шел сбор нефтепродуктов с поверхности, выпиливался и вывозился лед», - пояснил Александр Шкребтий.
 
Лед, пропитавшийся авиационным топливом, военные действительно распиливают на кубы и на грузовиках вывозят за пределы Калмык-Абдрашево. Только куда – достоверно узнать не удалось. Заместитель начальника авиабазы Шкребтий утверждает, что загрязненный лед везут непосредственно на некую авиационную базу, где есть возможность его утилизации. Таким образом, вывезено уже свыше 30 машин льда плюс 2 машины загрязненного ила со дна озера. Однако у экологов другая информация – лед везут на военный полигон в том же Сафакулевском районе. Подтвердить или опровергнуть эти данные гвардии полковник Александр Шкребтий отказался, сославшись на то, что не компетентен давать пояснения по этому поводу.
 
Со своей стороны специалисты областного департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды признали, что меры по очистке озера Большой Кошкуль военные после извлечения обломков самолета приняли. «15 февраля, когда мы брали здесь первые пробы воды, пленка от нефтепродуктов была слоем в 8-10 сантиметров толщиной. Сейчас такой пленки нет – только радужные разводы, то есть видно, что мероприятия по очистке ведутся. Сегодня мы можем говорить о том, что загрязненность локализована в границах полыньи (непосредственно в месте падения самолета, - ред.)», - сообщила начальник отдела водного и геологического контроля департамента природных ресурсов Ирина Капишева.
 
Экологи разделяют это мнение: вероятность растекания нефтепродуктов по всему озеру сегодня невелика. «В холодную погоду нефтепродукты растворяются медленно. Лед зажимает нефтепродукты, и дальше они не идут. Через 10 дней мы опять приедем и посмотрим. Но могу сказать, что в том, что было три недели назад, и том, что есть сейчас, - разница налицо», - отметила Капишева.
 
И у военных, и у экологов сегодня задача одна – очистить озеро. Гвардии полковник Александр Шкребтий уверил, что военные покинут место происшествия только после того, как работы по нормализации экологической обстановки будут полностью завершены. «Мы не отрицаем нашу вину. Но самое главное, что экипаж жив и что самолет в озере, а не на деревне, – летчики отвели его оттуда», - говорит Шкребтий.
 
Размер ущерба, нанесенного экологии озера Большой Кошкуль, пока не определен. Это будет сделано чуть позже. Сельчане надеются, что из той суммы Министерство обороны выплатит за нанесение ущерба природоохранной зоне, хотя бы какая-то часть пойдет на обустройство Калмык-Абдрашево. «Нам бы скважину хотелось, хотим, чтобы нам сделали колонку: озеро-то отравлено, а у нас птицы, скот. Хоть бы для нас сделали что-то полезное. Вот неизвестно, загородят озеро или как?», - сетуют пенсионеры.
 
Больше всего людей, конечно, волнует, можно ли будет вновь использовать воду для хозяйственных нужд, можно ли будет купаться и поить живность? Экологи считают, что время для исправления ситуации есть и предотвратить распространение нефтепродуктов на всю акваторию озера еще возможно. Тем более что даже через два дня после аварии самолета анализы - в том месте, где люди берут воду для хознужд, - соответствовали нормам. «По результатам анализов концентрация нефтепродуктов не превышала предельно допустимые нормы. Задача воинской части – убрать нефтепродукты до того, что было раньше», - отметила начальник отдела водного и геологического контроля департамента природных ресурсов Ирина Капишева.
 
 
Сельчане, желавшие поговорить с военными, ушли с озера ни с чем – их не подпустили к месту аварии
 
А вот люди сомневаются в безопасности использования воды. «До конца озеро явно не вычистят», - беспокоится жительница села Дания Хасанова.
 
Все сомнения и опасения, возможно, испарились бы, считают абдрашевцы, если бы военные встретились с ними и рассказали, что делается и что еще предстоит сделать. Но этого спустя уже четыре недели после катастрофы так и не произошло.
 
- Прошло столько времени, а с нами ни военные, никто не встретился, ничего не говорят совершенно. Мы ничего не знаем. Хотелось бы, чтобы с нами общались, вели диалог. Чтобы рассказали о результатах экспертиз. Но они даже не соизволили собрать население, чтобы попросить прощения, объяснить, что они будут делать, - говорит Дания.
 
- В субботу солдаты уехали, мы пошли, посмотрели. Там воняет все. Запах выходит. На нас это влияет или нет? – задается вопросом Кунакбека Гайнулина. – Я вот видела, как самолет падал, оглушило меня, после этого у меня голова болит, давление поднимается, сердце шалит. До сих пор такое состояние у меня. Наверное, это влияет на нас. Когда вот это все вычистят?
 
- Говорят, что ртуть в самолете была. Как на нас это будет влиять? – подхватывают соседи.
 
- Они что-то ищут, - уверенно говорит еще одна пенсионерка. – Вчера, говорят, экскаватором какой-то ящик вытащили. Вдруг там снаряды еще. Правду все равно нам не скажут.
 
Стоило поделиться с сельчанами слухом о том, что упавший СУ-24М мог сопровождать самолет премьера Владимира Путина, который как раз 13 февраля прилетал в Курган, люди оживились еще больше.
 
- Они (высокопоставленные чиновники. – Ред.) вот прилетают в Курган. В школе побывал – подготовили же все. Нет чтобы в глубинку куда-то приехать, чтобы посмотреть, как люди живут. Мы бы попросили коров у него. У нас работы вообще нет. Кто как может, так и живет. Вся деревня сидит дома. Рады были бы что-то делать, у всех дети, но нет работы. Начальная школа здесь у нас есть, и то закрывать собираются из-за малой комплектности, - жалуются сельчане.
 
Досталось и военным.
 
- Они летают будто наперегонки. До этой аварии четыре штуки пролетало прямо над домами, низко-низко. Дети у нас под стол от страха лезут. Нельзя, что ли, подальше летать? – возмущаются женщины, и одна из них тут же, смеясь, добавляет: - Я однажды даже вышла и помахала рукой им.
 
У заместителя начальника авиабазы, гвардии полковника Александра Шкребтия на этот счет четкое мнение, как в старом фильме «Офицеры»: «есть такая профессия – Родину защищать».
 
С другой стороны, среди сельчан оказались и оптимисты, которые в произошедшем увидели и положительные стороны.
 
- Если старый самолет, летчики, что ли, виноваты? Они тоже не виноваты. Благо, что полковники управляли. Может, поэтому мы и живы остались. Если бы молодежь, мы, может, вместе с ними сгорели бы.
 
После схода, кстати, без участия местных властей и военных, сельчане разошлись по домам. На улицах Калмык-Абдрашево снова стало пусто. И только со стороны озера доносится рев бензопилы, разрезающей загрязненный керосином из упавшего СУ-24М лед.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...