17 мая 2019
16 мая 2019

Юлия Васильева: «Наш рейтинг кое-кого заставит задуматься».

Определены самые влиятельные люди Зауралья

15 мая 2012 в 15:31
Размер текста
-
17
+
Курганский журнал «Очевидец», портал «Очевидец-медиа» завершил свой очередной проект - «Самые влиятельные персоны Курганской области», который осуществлялся при информационной поддержке «URA.Ru». В течение трех недель пользователи сети Интернет и члены экспертного совета выбирали самых влиятельных людей в политике и бизнесе, а также в общественной жизни. Список претендентов на звание «самой влиятельной персоны» области был весьма обширен. Но, как говорят сами организаторы, главное – то, что рейтинг получился по-настоящему объективным и честным, ведь влиятельные люди определялись интернет-аудиторией и авторитетным экспертным советом. Редактор журнала «Очевидец-медиа» Юлия Васильева рассказала «URA.Ru» о том, как проходило голосование, почему отличаются итоги народного и экспертного голосования и для чего вообще нужен был рейтинг влияния.
 
 
- Юля, в связи с чем появился рейтинг влияния и что ты вкладывала в суть этого проекта – влияния кого, на что и на кого?
 
- Влияние – это такая категория, которая всегда всех очень интересует. Наверное, именно в такой категории, как влияние, выражается социальный, политический и иной вес той или иной фигуры в обществе. У понятия «влияние» масса определений и толкований. Влияние – это больше, чем должность, больше, чем состояние. Точнее сказать так: обладание теми или иными значительными финансовыми ресурсами, чиновничьим постом необязательно означает столь же значительную влиятельность персоны. Мы знаем массу примеров серых кардиналов, которые очень многое решают, при этом оставаясь в тени. По этому поводу у меня есть любимая цитата из «Унесенных ветром»: «Вопрос вины или невиновности представляет собой сугубо академический интерес. Влияние – это все. Помните об этом, когда вас арестуют» (загадочно улыбается. – Ред.).
 
Рейтинги влияния проводят многие СМИ, и, я считаю, это нормально. Примерно год назад подобный проект осуществило одно из местных изданий. Результаты того рейтинга многих очень раздосадовали, потому что, и об этом открыто говорил даже учредитель того СМИ, результаты оказались необъективными. Тот рейтинг стал неким инструментом для сведения личных счетов — люди, которым он симпатизировал, оказались на вершине рейтинга, а те, кто не входил в круг политических и личных симпатий, были либо проигнорированы, либо абсолютно необоснованно оказались внизу рейтинга. Плюс когда результаты рейтинга были опубликованы, они сопровождались весьма некорректными нелицеприятными комментариями, содержащими оценку личности, что, я считаю, недопустимо в подобном «жанре». Многие тогда были возмущены этим фактом, и часто звучало мнение о том, что нужно провести объективный, честный рейтинг.
 
Ровно через год мы решили воплотить эту идею в жизнь. Мы нашли очень хорошего партнера в медиасреде – РИА «Ура.ру», которое всегда поддерживает наши начинания. Нам, конечно, задавали вопрос: кто вы такие, что взяли на себя миссию определять самых влиятельных? Мы уже устали от таких вопросов. Кто мы? Мы – средство массовой информации, активно вовлеченное в жизнь нашего региона. Тем более мы не сами называем самых влиятельных персон. Мы всего лишь некий «оператор» этого рейтинга. А голосуют эксперты и интернет-аудитория сайта «Очевидец-Медиа».
 
Кстати, как отметил недавно известный журналист Виктор Шендерович, сегодня изменилась сама природа влиятельности. Комментируя нашумевший факт включения журналом «Таймс» Алексея Навального в число ста самых влиятельных людей мира, он отметил, что Навальный «выигрывает конкуренцию, в том числе у своего же брата-оппозиционера». «Он стал известен. Вот, в нормальном обществе вслед за известностью, популярностью приходит влиятельность… Но эффект Навального – да, это из будущего, это гость из будущего, безусловно… Это демократическая технология влияния!»
 
- Какова была технология проведения рейтинга?
 
- Мы долго готовились, сравнивали, изучали разные виды рейтингов. За основу взяли методику многоуважаемого журнала Times. Они выбирают самых влиятельных двумя способами: путем голосования на сайте журнала и путем голосования членов экспертного совета. Мы сочли, что это наиболее эффективная технология, потому что отдать голосование на откуп интернет-аудитории не совсем корректно, но и не учитывать мнение общества, основываясь только на мнении экспертов, тоже было бы неправильно.
 
Сложно было сформировать листы для голосования. По этому поводу мы услышали много нареканий: кто-то сказал, что слишком много кандидатур заявлено, кто-то не увидел себя в списке влиятельных персон и т.д. Нас упрекали в том, что в рейтинге нет таких разделов, как образование, культура, спорт и другие сферы. Разделы рейтинга можно, конечно, составлять бесконечно, но мы выбрали, на наш взгляд, основное: исполнительная власть, законодательная власть, муниципальные образования, бизнес, промышленность, лидеры общественного мнения, банки/страховые компании, силовые структуры/судебная власть, ЖКХ и энергетика. На мой взгляд, эти разделы весьма полно отражают нашу жизнь. Это наш первый опыт, и если впоследствии мы поймем, что он оказался успешным, нам ничто не помешает на следующий год представить новый, более полный рейтинг влияния. Нам важны критика и замечания, мы учтем их или, по крайней мере, прислушаемся.
 
- По каким принципам формировался экспертный совет?
 
- Формирование экспертного совета, наверное, шло даже более тщательно, чем самих листов для голосования. Для нас это было самым ответственным мероприятием. Экспертами выступили люди, которые обладают непререкаемым авторитетом в обществе. Это самые разные люди по своему статусу, возрасту, роду занятий, по политическим взглядам и уровню влияния. Но все они объединены тем, что активно вовлечены в общественно-политическую, экономическую жизнь, известны и владеют информацией «изнутри».
 
- На твой взгляд, чье мнение по результатам рейтинга более объективно – экспертов или интернет-аудитории?
 
- На мой взгляд, да простит меня интернет-аудитория, - мнение экспертов. Потому что по некоторым номинациям голосование интернет-аудитории превратилось в голосование на основе личных симпатий, а не оценки реального уровня влиятельности той или иной персоны. Если бы мы ограничились только интернет-голосованием, серьезного рейтинга у нас бы не получилось. Понятно, что, условно, для бухгалтера некой организации ее руководитель, участвующий в одной из номинаций рейтинга, безусловно, самый влиятельный, потому что от него зависит, будет ли она иметь работу, гарантии, получать те социальные блага, которые она имеет сейчас. Мы же под влиятельностью понимали способность персоны добиться принятия нужного решения в своей сфере и в регионе в целом, обладание административным ресурсом и преференциями власти, влияние на политическую и социально-экономическую сферы региона, авторитет и вес в обществе. Нам, к сожалению, не удалось донести эту мысль до всех пользователей.
 
Но все же хорошо, что мы пошли двумя путями. Подчас мы видели абсолютно противоположную картину при народном и при экспертном голосовании. Разница во мнениях интернет-аудитории и экспертов проявилась уже в первые дни работы проекта. Например, профессор КГУ Борис Шалютин сразу стал лидером народного голосования. Его отрыв сразу был настолько огромным, что мы даже, простите, Борис Соломонович (улыбается. – Ред.), усомнились в честности голосования, но после проверки IP-адресов и проч. - убедились, что вбросов не было – его действительно поддержало большое количество пользователей. В то же время из 30-ти экспертов  только единицы назвали Бориса Шалютина лидером общественного мнения.
 
- А вбросы вообще были?
 
- Вбросы были, и неоднократно. Будь я Чуровым, меня бы уже рвали на части на Болотной… Мы это все отслеживали, но на «карусели» и «манипуляции с открепительными талонами» (улыбается. – Ред.) внимания не обращали и применять карательных мер к участникам рейтинга из уважения к ним не стали. Взрослые, серьезные мужчины, и тут такое... Мы надеемся, что распоряжение вбрасывать голоса они лично не отдавали, это, наверное, инициатива фан-клубов наших персон (улыбается. – Авт.). С трудом себе представляю лидера одного из разделов, вызывающего к себе команду айтишников с требованием немедля реализовать инновационные разработки по применению роботов для голосования.
 
Но по большинству кандидатур голосование шло честно. И в ряде номинаций результат был предсказуем: интернет-аудитория, на наш взгляд, объективно назвала самых влиятельных людей в органах исполнительной власти, муниципального управления, в силовых структурах, среди руководителей ресурсоснабжающих организаций.
 
- Всегда возникает очень много вопросов: почему в список вошел один человек и не вошел другой. Каким образом этот список формировался?
 
- Чтобы минимизировать подобные вопросы, в раздел «Исполнительная власть» мы, к примеру, включили всех членов правительства Курганской области. И, кстати, у нас сразу выявилась тройка лидеров: губернатор региона Олег Богомолов, его первый заместитель Александр Бухтояров и заместитель губернатора Вадим Шумков. В разделе «Муниципальное управление» мы, на наш взгляд, объективно выставили в лист голосования глав всех до единого муниципальных образований, в том числе сити-менеджера Кургана Александра Якушева. И безусловные лидеры – глава Шадринска Алексей Кокорин, глава Кургана Виктор Серков, сити-менеджер Кургана Александр Якушев, глава Варгашинского района Валерий Яковлев и Каргапольского района Виктор Сухнев – определились также довольно быстро. По другим номинациям мы составляли списки на основе консультаций, например, с департаментом промышленности администрации области.
 
Единственный раздел, при формировании которого мы столкнулись с некоторыми трудностями, - это «Лидеры общественного мнения», выявить которых было сложнее, но, судя по победителям рейтинга, мы сформировали объективный список.
 
 
- Не думаешь, что кто-то, увидев результаты рейтинга, может обидеться, когда не увидит себя в тройке лидеров?
 
- Обиды уже высказывались. Даже относительно того, почему представитель той или иной структуры не вошел в список для голосования. Я всего лишь призываю участников проекта не относиться к его итогам слишком серьезно и стремиться работать настолько ударно, чтобы в следующем году войти в число лидеров.
 
- Рейтинг влияния составлен. Понятно, что его результаты будут широко обсуждаться. По-твоему, этот рейтинг может повлиять на какие-то социально-экономические, политические процессы в регионе или это все же в большей степени констатация факта?
 
- Средства массовой информации – больше все-таки хроникеры. На мой взгляд, СМИ должны констатировать факты, во вторую очередь – влиять. Мы всего лишь констатировали мнение относительно того, кто и на что влияет и как.
 
- «Очевидец» всегда отличался организацией ярких проектов. Насколько удался этот проект – рейтинг влияния?
 
- Мне кажется, проект получился удачным. То, что проект хороший, интересный, я поняла уже на этапе приглашения экспертов к участию в определении лидеров – все они охотно соглашались, чего не было бы, если бы рейтинг больше был похож на авантюру. Проект реализовывался очень гладко. Эксперты отвечали на вопросы анкеты вдумчиво, ответственно, интернет-аудитория активно участвовала в голосовании на сайте. Все это, по-моему, говорит о заинтересованности людей в социальных проектах. Все разговоры о том, что наше общество аполитично, что оно аморфно – это выдумки, кому-то это выгодно. Желание людей быть активно вовлеченными в социально-экономические процессы очевидно и очень возросло в последнее время. Людям хочется знать, кто влияет на их жизнь, и влиять самим. Это не может не радовать. Мне кажется, на подобные проекты сегодня есть определенный социальный заказ.
 
Итак, кто есть кто в Курганской области. Итоговый рейтинг
  
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...