20 мая 2022

Коммунисты зовут следователей в тюменские «потемкинские деревни»

В обвинениях «срыв президентской программы», жалобы обездоленных и политическая путаница

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Мера пресечения по участникам  столкновения на Депутатской; со стороны цыган. Екатеринбург, следственный комитет, ленинский районный суд, ск рф
Следственный комитет уже проверял администрацию Ишимского района и преступлений не нашел. По крайней мере, пока Фото:

В Ишимском районе разворачивается скандал вокруг переселения местных жителей из ветхого и аварийного жилья. Местные коммунисты обвинили чиновников в махинациях с программами, создании «потемкинских деревень»: проведенный ими рейд выявил несколько домов, судьба которых (несмотря на выделение бюджетных средств) туманна. Значимость обвинений опирается на президентский статус программы. Руководство района вины не признает и имеет свои доводы, которые вскоре предстоит рассматривать Следственному комитету.

Замечания о качестве выполнения программ по переселению жильцов звучат в адрес администрации Ишимского района Тюменской области не в первый раз. Минувшей зимой их уже озвучивали и межрайонным отделом СУ СК РФ по Тюменской области проводилась соответствующая проверка. Тогда Следственный комитет не нашел нарушений в деятельности муниципальной администрации. Сейчас замечания более существенные.

Дом №28 на улице Центральной в селе Боровое. Глава района намерен его реконструировать и поселить здесь еще две семьи

Инициаторами стали жители села Боровое. Три дома по улице Центральной должны были быть снесены или реконструированы в 2014-16 годах, но мероприятия перенесли на 2017—2018 годы. Жителей это не устроило, и они призвали на помощь политиков. Местные коммунисты не просто выступили с обвинениями в адрес главы администрации района Сергея Вотякова, но и организовали рейд по подозрительным адресам. Активист Константин Шевченко рассказал, что с коллегами они проверяли реализацию программы переселения граждан из непригодных для жилья и аварийных жилых домов на 2014—2016 год. Этот документ предусматривал расселение и снос девяти домов.

«В деревне Сажино программой был предусмотрен снос дома №30, — проинформировал наше агентство Шевченко. — Приехали, а дом стоит. Выглядит вроде бы ничего, но, как объяснили местные жители, это обшитая сайдингом „гнилушка“».

В селе Лариха ревизоров заинтересовал дом №52 по улице Береговой. В программе переселения граждан из непригодного жилья в 2017—2019 годах он значится как дом под расселение. «С ним история была интереснее: дома нет — только фундамент. На нем — „стайка“, в ней живет местный житель. Он рассказал, что дом был муниципальным, семиквартирным, но сгорел в 2013 или 2012 году. Никому (из жильцов — ред.) никакого жилья не выдали, кроме временного в общаге. Я, конечно, не знаю, как можно снести дом, которого и так нет, или его реконструировать, но в администрации Ишимского района работают такие специалисты, которые это могут», — иронизирует Шевченко.

Село Лариха, дом 52 по ул. Береговой. Это «здание» предполагается снести или реконструировать
фото предоставлено Константином Шевченко

В том же селе Боровое, помимо трех домов с активными жителями, внимание проверяющих привлек трехквартирный дом №28 по улице Центральной. Жители утверждают, что он непригоден для жилья, а администрация хочет его расселить. «Этот дом считался непригодным для проживания. Мы подготовили проектно-сметную документацию, после реконструкции это будет прекрасный новый дом, — заявил глава Ишимского района Сергей Вотяков. — Там полузаконно живут только бабушка с внуком (ребенку 4 года — ред.). Ребенок не должен там быть, он должен жить с родителями, но им мальчик не нужен. После реконструкции мы поселим в этот дом еще две семьи».

Та самая «бабушка с внуком» Ирина Кондратьева утверждает, что реконструировать дом невозможно — настолько он ветхий. По ее словам, две семьи в доме проживают уже сейчас.

«Гнилушки» в Ишимском районе приводят в порядок. Местные жители утверждают: только снаружи
фото предоставлено Константином Шевченко

Многочисленные нестыковки Константин Шевченко трактует как манипуляции с исполнением программы. «Получается, что шесть лет администрация района одни дома либо два раза подряд по документам сносит, либо сносит, а затем реконструирует, — считает коммунист. — Губернатору отчитываются, что программа переселения выполнена, но это не так. Есть подозрения, что здесь имеется возможность не один раз списать бюджетные средства».

В пример он приводит дом №30 на улице Центральной (село Боровое). Его передали частному лицу, которое и снесло ветхое сооружение. «Вопрос — а были ли списаны деньги администрации на снос?» — продолжает коммунист.

Глава администрации Ишимского района Сергей Вотяков заявил «URA.RU», что критики администрации путают муниципальную и региональную программы переселения из ветхого и аварийного жилья. По президентской программе до 1 января 2012 года были признаны аварийными три многоквартирника в поселке Октябрьский, говорит Вотяков. Все они расселены и давно снесены.

Вотяков, Якушев, мясо. Тюмень, Вотяков Сергей
Сергей Вотяков уверен: его оппоненты просто перепутали муниципальную программу переселения из аварийного жилья с президентской
Фото: Николай Бастриков © URA.RU

«Если есть какие-то аварийные дома, то надо вообще разбираться: может, это частный дом. Утверждать можно многое, я не видел список домов, которые они смотрели. А они проехали полрайона, увидели разваленные дома и обвиняют администрацию, что она не сносит аварийное жилье», — заявил Вотяков. В пример он приводит тот же дом №28 на Центральной улице: здание было не в федеральной, а в муниципальной программе. «Он не был включен в общую программу, он был непригодным для проживания. Поэтому мы его сегодня реконструируем», — разъяснил глава района.

Перенос сроков связан с объемами финансирования: «Мы же успешно работали по программе переселения из ветхого и аварийного жилья, признанного таковым до 1 января 2012 года. Построили 40-квартирный жилой дом и переселили всех».

Очевидно, что на новом этапе спора вновь придется разбираться третьей стороне — следователям.

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на тюменский telegram-канал «Темы Тюмени»
Подписаться
В Ишимском районе разворачивается скандал вокруг переселения местных жителей из ветхого и аварийного жилья. Местные коммунисты обвинили чиновников в махинациях с программами, создании «потемкинских деревень»: проведенный ими рейд выявил несколько домов, судьба которых (несмотря на выделение бюджетных средств) туманна. Значимость обвинений опирается на президентский статус программы. Руководство района вины не признает и имеет свои доводы, которые вскоре предстоит рассматривать Следственному комитету. Замечания о качестве выполнения программ по переселению жильцов звучат в адрес администрации Ишимского района Тюменской области не в первый раз. Минувшей зимой их уже озвучивали и межрайонным отделом СУ СК РФ по Тюменской области проводилась соответствующая проверка. Тогда Следственный комитет не нашел нарушений в деятельности муниципальной администрации. Сейчас замечания более существенные. Инициаторами стали жители села Боровое. Три дома по улице Центральной должны были быть снесены или реконструированы в 2014-16 годах, но мероприятия перенесли на 2017—2018 годы. Жителей это не устроило, и они призвали на помощь политиков. Местные коммунисты не просто выступили с обвинениями в адрес главы администрации района Сергея Вотякова, но и организовали рейд по подозрительным адресам. Активист Константин Шевченко рассказал, что с коллегами они проверяли реализацию программы переселения граждан из непригодных для жилья и аварийных жилых домов на 2014—2016 год. Этот документ предусматривал расселение и снос девяти домов. «В деревне Сажино программой был предусмотрен снос дома №30, — проинформировал наше агентство Шевченко. — Приехали, а дом стоит. Выглядит вроде бы ничего, но, как объяснили местные жители, это обшитая сайдингом „гнилушка“». В селе Лариха ревизоров заинтересовал дом №52 по улице Береговой. В программе переселения граждан из непригодного жилья в 2017—2019 годах он значится как дом под расселение. «С ним история была интереснее: дома нет — только фундамент. На нем — „стайка“, в ней живет местный житель. Он рассказал, что дом был муниципальным, семиквартирным, но сгорел в 2013 или 2012 году. Никому (из жильцов — ред.) никакого жилья не выдали, кроме временного в общаге. Я, конечно, не знаю, как можно снести дом, которого и так нет, или его реконструировать, но в администрации Ишимского района работают такие специалисты, которые это могут», — иронизирует Шевченко. В том же селе Боровое, помимо трех домов с активными жителями, внимание проверяющих привлек трехквартирный дом №28 по улице Центральной. Жители утверждают, что он непригоден для жилья, а администрация хочет его расселить. «Этот дом считался непригодным для проживания. Мы подготовили проектно-сметную документацию, после реконструкции это будет прекрасный новый дом, — заявил глава Ишимского района Сергей Вотяков. — Там полузаконно живут только бабушка с внуком (ребенку 4 года — ред.). Ребенок не должен там быть, он должен жить с родителями, но им мальчик не нужен. После реконструкции мы поселим в этот дом еще две семьи». Та самая «бабушка с внуком» Ирина Кондратьева утверждает, что реконструировать дом невозможно — настолько он ветхий. По ее словам, две семьи в доме проживают уже сейчас. Многочисленные нестыковки Константин Шевченко трактует как манипуляции с исполнением программы. «Получается, что шесть лет администрация района одни дома либо два раза подряд по документам сносит, либо сносит, а затем реконструирует, — считает коммунист. — Губернатору отчитываются, что программа переселения выполнена, но это не так. Есть подозрения, что здесь имеется возможность не один раз списать бюджетные средства». В пример он приводит дом №30 на улице Центральной (село Боровое). Его передали частному лицу, которое и снесло ветхое сооружение. «Вопрос — а были ли списаны деньги администрации на снос?» — продолжает коммунист. Глава администрации Ишимского района Сергей Вотяков заявил «URA.RU», что критики администрации путают муниципальную и региональную программы переселения из ветхого и аварийного жилья. По президентской программе до 1 января 2012 года были признаны аварийными три многоквартирника в поселке Октябрьский, говорит Вотяков. Все они расселены и давно снесены. «Если есть какие-то аварийные дома, то надо вообще разбираться: может, это частный дом. Утверждать можно многое, я не видел список домов, которые они смотрели. А они проехали полрайона, увидели разваленные дома и обвиняют администрацию, что она не сносит аварийное жилье», — заявил Вотяков. В пример он приводит тот же дом №28 на Центральной улице: здание было не в федеральной, а в муниципальной программе. «Он не был включен в общую программу, он был непригодным для проживания. Поэтому мы его сегодня реконструируем», — разъяснил глава района. Перенос сроков связан с объемами финансирования: «Мы же успешно работали по программе переселения из ветхого и аварийного жилья, признанного таковым до 1 января 2012 года. Построили 40-квартирный жилой дом и переселили всех». Очевидно, что на новом этапе спора вновь придется разбираться третьей стороне — следователям.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...