03 августа 2021

«Рамзан Ахматович, помогите!»

Тюменка, измученная соседством с уроженцами Чечни, ищет защиты у Кадырова

© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
У Рамзана Кадырова тоже есть семья - он не может не услышать просьбу матери Фото:

Конфликт соседей в Тюмени вышел на уровень главы Чечни. Жительница областного центра просит помощи у Рамзана Кадырова. «Помогите, очень Вас прошу!» — взмолилась женщина, которую уже больше года выживают из квартиры бывший муж и трое уроженцев северокавказской республики. Все подробности — в нашем материале.

Написать президенту Чечни тюменка Валерия Косова решилась после долгих мытарств и обивания порогов местной полиции. Несмотря на то, что Центральный районный суд Тюмени принял ее сторону, точка в истории не поставлена — добиться правды женщина отчаялась и уповает на помощь Рамзана Кадырова и «URA.Ru».

«Вы яркий пример настоящего чеченца — честный, отзывчивый, мужественный человек, — написала Валерия руководителю республики. — Большинство чеченцев обладают такими же качествами, чтят ислам, родителей и женщин. Но почему-то мне в моей жизни довелось столкнуться с другими чеченцами и на себе испытать весь негатив, исходящий от них».

Мытарства начались несколько лет назад: Валерия развелась с мужем, он уехал в Москву и женщина осталась одна с несовершеннолетним сыном. Квартиру бывшие супруги поделили пополам, женщина говорит, что даже писала бывшему мужу письмо с предложением выкупить его долю, однако оно так и осталось без ответа. «С 27 апреля прошлого года он заселил к нам в квартиру троих чеченцев, — говорит Валерия. — Они пришли, когда я была на работе (дома был только 15-летний сын), закрыли окошко домофона, чтобы ребенок не видел, кто пришел, и он им открыл. Сказал: думал, это я вернулась с работы. Я узнала обо всем, когда мне позвонил сын. Ребенок был в шоке: „Мама, к нам пришли шесть человек, они открыли дверь, заносят к нам какие-то коробки, вышвыривают вещи из моей комнаты в коридор, что мне делать?“ Я тут же стала звонить в полицию, но дозвониться не смогла. Побежала пешком в отдел полиции, сказала, что в нашей квартире, где один несовершеннолетний ребенок, находятся какие-то чужие люди, но меня там даже не стали слушать».

С тех пор в квартире идет война. По словам Валерии, трое мужчин сделали жизнь ее и сына невыносимой. «У нас квартира перепланированная из трехкомнатной — есть две отдельные комнаты с дверями, а третья комната присоединена к холлу. В детской сейчас живут они. Мой сын спит в холле на полу, я дверь в свою комнату не закрываю — я боюсь за ребенка. Спать в одной комнате со мной сын не хочет: говорит, он уже взрослый, да и пребывание на осадном положении ему претит — все же он мужчина».

Валерия говорит, что для опасений есть все основания: соседи днем спят, зато ночью начинается бурная жизнь: они водят друзей и женщин, заносят какие-то вещи, постоянно хлопает входная дверь, в комнате пьют спиртное и гуляют. «Ночами они курят что-то странное — запах стоит по всей квартире и не выветривается, это не табак и не кальян, очень странный запах, — говорит женщина. — Дышать становится невозможно. Я не сплю нормально уже полгода, ребенок стал замкнутым и раздражительным».

Женщина несколько раз вызывала полицию — однако результата это не дало.

«Полицейские не хотят связываться с ними, — считает она. — Однажды они в очередной раз привели к себе каких-то гостей. Я позвонила в полицию, машина приехала, однако они успели уйти. Около часа, пока полицейские были у нас, они отсиживались где-то в подворотне. Когда увидели, что машина уехала — вернулись, и Бекхам Можаев, один из трех, поселившихся в квартире, сказал: „Еще раз ментов вызовешь — я тебе все лицо разобью“. Они оскорбляют меня и сына, рвали на мне одежду, когда я пыталась поменять замок. Квартира выставлена на продажу, но найдется ли покупатель и когда — неизвестно».

Женщина подала в суд иск с требованием выселить незваных гостей, превративших её с сыном жизнь в кромешный ад. Центральный районный суд принял ее сторону — к 5 ноября мужчины должны покинуть квартиру на Горького, 3. «Проживание в спорной квартире третьих лиц возможно только с согласия других собственников», — постановил суд. Поскольку тюменка своего согласия не давала, арендаторам придется покинуть «детскую».


Письмо Кадырову Валерия написала от отчаяния. Иного выхода из сложившейся ситуации она не видит. Нам удалось связаться с Дмитрием Нечаевым, который представляет интересы мужа Валерии, Михаила Гуляева. Однако решение это Валерию совсем не радует. «От мужа мне уже передали, что он готовит документы на заселение к нам других чеченцев. Мы будем судиться, выгонять их — и он заселит новых. Я не знаю, что делать. Я только хочу жить спокойно со своим сыном».

«Непонятно, почему акцент делается на национальности? Какая разница, какой люди национальности — украинцы, чеченцы, русские? Действительно, у нее проживает один съемщик. Она собственник только половины квартиры, муж свою часть сдал, — пояснил Дмитрий. — Решение суда о выселении еще не вступило в законную силу. Будет ли муж селить других арендаторов, я не знаю. Валерия хочет проживать в квартире одна, она не идет на компромиссы, выкупить вторую часть она действительно предлагала, но ведь это только слова, денег у нее нет. Более того — был даже подписан договор с агентством недвижимости о продаже квартиры, к ней приводили покупателя, но она устроила срыв сделки. Она всеми способами старается свои права реализовать, но права второго собственника игнорирует. Если же арендаторы действительно рвали на ней одежду — ей надо написать заявление в полицию. Я знаю, что она вызывала полицейских, но это было один раз, и оказалось, что там все в порядке — ничего такого не было».

Валерия, по словам Дмитрия Нечаева, намеревалась сама продать квартиру, а экс-супругу отдать «какую-то мизерную часть — не половину». «Он снимает жилье в Москве, при этом продолжает платить за свою часть квартиры в Тюмени, — рассказал Дмитрий. — Через год ему это надоело, и он решил хотя бы сдать ее».

Валерия не отрицает, что покупатели приходили — однако, по ее словам, они отказались от покупки сами, узнав, что собственники ведут судебные процессы. «Нечаев вводил их в заблуждение, — пояснила она. — Я могла бы многое рассказать о том, как он пытался продать квартиру. Он несколько раз портил дверные замки — заливал сургучом (они до сих пор у меня лежат здесь сломанные), ломал дверь».

Квартиранты водят к себе гостей, с которыми устраивают ночные гулянки в бывшей детской, говорит Валерия Фото: Валерия Косова

При этом, согласно документам суда, г-н Гуляев свою часть квартиры сдал в безвозмездное пользование, то есть официально никакой финансовой выгоды от подселения к экс-супруге троих жильцов он не получает.

Адвокат Илья Сливко полагает, что исполнение судебного решения может быть крайне затруднительно по той причине, что, во-первых, сложно проконтролировать фактическое выселение квартирантов, а, во-вторых, судебный документ не препятствует вселению других лиц для продолжения создания невыносимых условий для Валерии и ее сына.

«Чтобы судебное решение исполнилось, нужно чтобы подключились органы полиции, однако, как утверждает Валерия, они бездействуют на протяжении длительного времени, — пояснил адвокат. — Отдельно хочется сказать, что возмущает в принципе позиция сотрудников полиции, которые на протяжении долгих месяцев никаких мер по отношению к этой ситуации принимать не хотят. В этой связи нами будут подготовлены соответствующие обращения и жалобы руководству полиции, а также в надзорные органы. Считаю, что без волевого решения руководства правоохранительной системы области невозможно разрешение этой ситуации».

Сама Валерия опасается, что «арендаторы», почувствовав полную безнаказанность и увидев бездействие правоохранителей, могут пойти и на более серьезные нарушения. «Я просто боюсь. Боюсь за жизнь ребенка и за свою», — говорит она.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...