23 сентября 2021
22 сентября 2021

«В старые времена высекли бы — и все, а тут такой позор!»

На Ямале завелись казаки-разбойники. Пришлось вмешаться полиции

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Атаман Обско-Полярного отдельского казачьего общества СВКО Николай Рыжков считает, что делать выводы о работе ноябрьского отделения пока рано Юлия Фролова

В нефтяной столице Ямала разгребают последствия скандала в среде казачества. Наблюдатели полагают, что он возник не пустом месте. С тех пор как федеральная власть начала заигрывать с представителями бывшего военно-крестьянского сословия, в нем появились бюджетные деньги, а вокруг денег — авантюристы. Судьбу одного из них решают сейчас силовики и братья-казаки. В ситуацию намерена вмешаться сити-менеджер Ноябрьска Жанна Белоцкая. Что произошло в городе, о чем судачат черкасы и как отреагировал на уголовное дело атаман окружной структуры — в материале «URA.Ru».

В казачьем сообществе Ноябрьска после громкого скандала с местным атаманом начались подвижки: представители организации ожидают собрания круга, где будет выбран новый старшина. Но когда точно состоятся эти выборы, пока не знает никто.

В окружной структуре подтверждают: планы по смене атамана есть. Атаман Обско-Полярного отдельского казачьего общества СВКО, войсковой старшина Николай Рыжков не готов давать резкие оценки. Он пояснил, что знаком с информацией об уголовном деле, но лишь из сообщения полицейского Главка. «Думаю, смена атамана в Ноябрьске неизбежна. Рано или поздно эта тема поднимется, и будет назначен круг. Будет согласование кандидатуры и с местным благочинным, с администрацией города. Пока говорить о том, что действующий атаман не справился с обязанностями и допустил нарушения, рано. Все выводы будут сделаны после завершения расследования уголовного дела. Вопросов много», — заявил Николай Рыжков.


Вскоре представители субэтноса Ноябрьска должны будут выбрать нового предводителя. Кто займется восстановлением почти разрушенной структуры?

Между тем в среде казаков нефтяной столицы царит хаос и неопределенность. Общество разобщено и не имеет силы, которая могла бы его объединить. По закону казачества, заниматься этим должны есаул или товарищ атамана — его заместитель. Они должны взять бразды правления в свои руки до назначения нового старшины. Однако этого нет — эти люди в структуре общества также «скрываются».

«В данный момент круг не может состояться. Во-первых, закрыли здание штаба, поменяли замки, тем самым закрыли место для сбора казаков. В связи с этим организация круга, а это самое важное мероприятие, состояться не может. Да и претендентов на это место нет все по той же причине — мы не можем наладить процесс работы. И желающие стать руководителем сообщества не могут предоставить, так сказать, бизнес-план дальнейших действий. Так что пока мы не можем никого конкретно обозначить», — рассказывает один из ноябрьских черкасов.

Напомним, выборы нового старшины предполагаются в связи с уголовным делом, которое накануне возбудили ямальские силовики в отношении ноябрьского атамана Валерия Растопшина. Еще столетие назад за казнокрадство атамана бы высекли, так как считается, что уголовное дело — настоящий позор для всего казачества. В наши дни все ждут судебного разбирательства. По данным полиции, 51-летний атаман Ноябрьского городского казачьего общества Обско-Полярного отдельного казачьего общества подозревается в присвоении бюджетных средств. Около 900 тыс. рублей были выделены из казны города казачьей структуре на охрану общественного порядка. Казаки принимают участие в вечерних рейдах по городу, проводят беседы с молодыми людьми, которые распивают спиртные напитки на улице, патрулируют городские площади во время праздников и спортивных мероприятий.


На Ямале казаки занимаются патриотическим воспитанием молодежи

Как сообщили полицейские, в течение примерно двух лет казаки не получали всех выделенных из бюджета денежных выплат. А Растопшин, отчитываясь перед мэрией, предоставлял фиктивную отчетность с подделанными подписями членов общины о получении средств.

«Средства должны были пойти не только на выплаты казакам, но и на форму. Деньги — 400 тыс. рублей — администрация выделяла, есть отчеты. Руководство же в лице атамана говорило, что обмундирование скоро будет. Однако до сих пор мы имеем только летнюю форму. По этой причине из наших в эстафете Паралимпийского огня участвовало только два человека — сам атаман и его зам. Остальных казаков даже не проинформировали о мероприятии. При этом Растопшин по телевидению сказал, что во время мероприятия было привлечено к охране порядка 18 человек, но не сказал, что конкретно из Ноябрьска было всего двое», — рассказывает один из представителей сообщества.

Атаман Обско-Полярного отдельского казачьего общества СВКО Николай Рыжков пояснил, что практика выделения средств из бюджета на обмундирование скорее редкость. «Форму мы приобретаем за свой счет, бюджет на это средств не дает», — пояснил он и сказал, что не может прокомментировать вопрос с формой.

Вместе с тем некоторые казаки считают, что уголовное дело не является основной причиной предполагаемой отставки г-на Растопшина. «Мы последние два года ничего не делали, казачество развивалось лениво, образовался некоторый застой — вот это основные претензии к атаману и отсюда желание избрать другого. Работа полностью парализована. Не было ни разу отчетного круга согласно уставу. Уголовное дело стало лишь кульминацией этого процесса, — рассказывает собеседник. — О мошенничестве ведь и стало известно не вчера. ОБЭП занялся этим еще в 2012 году. А нам все время говорили, что мэрия выделяет копейки и этого ни на что не хватает».

Еще одна претензия к действующему лидеру: школа для молодежи, где поддерживались традиции казачества — казачий спас — давно не работает. Изначально тренировки проходили в спортзале «Каштан», потом попросили заниматься в СМУ № 10 на краю города. Но и в последнем спортзале к тренеру были претензии: якобы его тренировки «наносят вред зданию». В конце концов, казачий спас завершил свою культурно-спортивную деятельность. И восстановить эту традицию не удалось.

Связаться с атаманом Валерием Растопшиным «URA.Ru» сегодня не удалось. В школе олимпийского резерва, которую он возглавляет, пояснили, что мужчина находится в командировке. Другие источники говорят, что атаман сильно заболел. Сами казаки также потеряли из виду своего руководителя. По их мнению, «он давно абстрагировался от своего сообщества».


На Ямале действуют кадетские классы. Обучение там проводится на безвозмездной основе. Казачество поощряет ребят — спонсирует поездки для талантливых учеников на отдых, организует конкурсы

В мэрии Ноябрьска пообещали поспособствовать урегулированию конфликта в среде казаков. Доклад о положении дел в сообществе лег на стол главе администрации Жанне Белоцкой.

Оценку происходящему сегодня дал атаман Обско—Полярной казачьей линии Валерий Степанченко. Эта структура существует параллельно с Обско-Полярным обществом. Он считает, что представители данного сообщества вообще не могут называть себя казаками по определению, так как молодые люди, вступившие в организацию, ничего общего не имеют с казачьей историей, ее традициями и культурой. Сам Степанченко является кубанским казаком в восьмом поколении.

«Мне не хотелось бы обсуждать происшествие, но мне оно душу бередит. Это плохой пример, плохой поступок. Мы, например, руководствуемся законом об общественных организациях и объединениях, входим в Союз казаков России, представители наши имеют казачьи корни, и у нас таких ЧП не было. Здесь же организация создалась по указке сверху, это мнимая государственная служба. Нельзя стать китайцем, вступив в китайскую организацию. Как можно вступить в казаки? Нужно возрождать культуру и традиции, а не создавать. В том числе общества», — прокомментировал Степанченко. И добавил, что в его структуре станичники самостоятельно приобретают обмундирование, а не «просят из бюджета».


Депутат ЗакСо Валерий Степанченко возглавляет другую казачью структуру и уверен, что у них такого скандала не случится

Вместе с тем он уверен, что сегодня казачество — структура действенная и полезная. Она занимается патриотическим воспитанием молодежи, поддерживает историю, культуру и традиции.

«Мы воссоздали кадетское движение — это разве не действенно? Молодые люди потом создают общественные организации, активно поддерживают культуру. Мы делали перезахоронения, устанавливали памятники жертвам репрессий — разве это не действенно? Мы просто об этом не рассказываем. В Сале—Мале и Салехарде, например, установили часовни. Это и есть та работа, которой должны заниматься казаки: воспитание молодежи», — заключил Степанченко.

«URA.Ru» продолжит следить за развитием событий.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...