15 июня 2021

«Что бы мы ни делали, получается взрыватель!»

Сергей Муратов – о выживании в кризис, о месте спикера облдумы и недобропорядочных коллегах по цеху. ИНТЕРВЬЮ

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Сергей Муратов. Курган
Промышленник Сергей Муратов знает рецепты выживания в кризис Фото:

Председатель совета директоров НПО «Курганприбор» Сергей Муратов даже в кризис сохранил статус одного из самых успешных предпринимателей. В промышленных кругах многие удивляются, как ему удается не только держать на плаву свои заводы, но и модернизировать производство, а ко всему прочему еще и активно заниматься политикой. Свои секреты Муратов рассказал «URA.Ru».

— Сергей Николаевич, статистика красноречива: с начала этого года Курганприбор по объемам производства обогнал всех — ни одно другое промышленное предприятие региона не смогло получить такие показатели — более 200% роста. Как удалось этого достичь? Все говорят — кризис...

— Мы к этому очень давно шли. За последние 12 лет «Курганприбор» не стоял на месте — у него постоянно был рост. Мы работаем на опережение. Мы должны покупать новое оборудование, чтобы выполнять заказы и не подводить наших партнеров. Когда начались скачки на валютном рынке, я как раз заключал договор в Тайване: мы подписывали контракт — доллар был 54 рубля, а когда я приземлился в Москве, он стал уже 63 рубля.

В бизнесе надо иметь терпение и спокойно относиться ко всем колебаниям. Бизнес — это как кругосветное путешествие: проверил, насколько готовы снасти, корабль и лодка — и пошел. И когда ты идешь, четко понимаешь, что обязательно попадешь в шторм, потому что невозможно пройти вокруг Земли и не попасть в шторм. Если говорить о бизнесе, то шторм — это кризис. В «Финансисте» Теодора Драйзера, когда Чикаго загорелся и разразился кризис, герой Фрэнк Каупервуд быстро понял, что надо спасать свои финансы и акции. Он тогда сказал: «В бурю хороша любая гавань». Есть всегда выбор: попадая в шторм, ты либо укрепляешься, либо корабль гибнет, либо, как говорит Фрэнк Каупервуд, прячешься в гавани и просто ждешь, пока шторм стихнет. Мы выбрали первое.

— Вы воспринимаете кризис как какой-то шанс?

— Кризис — это время возможностей. Если человек поймал момент и воспользовался ими — хорошо. Естественно, риск очень большой.

Сергей Муратов. Курган, муратов сергей
Фото: Игорь Меркулов © URA.Ru

— Сегодня такие возможности, судя по всему, государство дает только банкам.

— Согласен. Сегодня в нашей стране, как я понимаю ситуацию, финансово-экономический кризис. Еще Кеннеди сказал, что «прилив поднимает все лодки». Мы сегодня выделяем из госбюджета деньги, ждем прилива и думаем, что вот сейчас у нас должно все ожить, лодки должны всплыть. Но большая часть денег вкладывается в банки, а не в реальный сектор экономики! Деньги должны пойти в предприятия, в бизнес — это мое четкое убеждение. К сожалению, все, что делается в экономике, делается с каким-то временным запозданием. Если опираться на слова Кеннеди, я думаю, что поднимутся одни только яхты. А лодки, кораблики и т.д., которые как раз и помогают тащить баржу, как стояли на приколе, так там и останутся.

— Сегодня бытует мнение, что Курган наполняется приезжими из сельской местности, что понижает интеллектуальный уровень населения, квалифицированных кадров становится меньше, а уровень культуры снижается. Вы этого не замечаете?

— Я сам селянин. Приехал из рабочего поселка. По большому счету селяне — это такие романтики типа Базарова в «Отцах и детях», вот для нас село — это бездонное небо над головой, матушка-земля под ногами. А они знают, как работать. И они сегодня хотят культурного общения и роста. Если у человека есть желание приехать в город — нужно только радоваться за него. Деревня ведь всегда была у нас опорой, потому что там все друг о друге знают, что он за человек, как детей воспитывает, как к людям относится...

Наш великий Михаил Ломоносов вышел из деревни. Все наши лучшие писатели — тоже из деревни, и писали они о деревне. Валентин Распутин («Прощание с Матерой», «Живи и помни»), Василий Шукшин, Анатолий Иванов («Вечный зов») и т.д. Пушкина и Достоевского у нас читают сегодня только в деревне — оттуда идет подпитка живого, настоящего, русского. Селяне — это основа нашей жизни. Люди абсолютно открытые, с верой в бога, правдивые. Они готовы на самопожертвование. На селе мы и черпаем патриотов нашей России. Уверяю вас, там вы не встретите людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

Жалко, что большого желания у людей ехать в деревню, чтобы ее поднимать, нет. Хотя мы все такие умные, знаем, как восстановить село. Если туда кто-то и едет, то хочет обязательно чувствовать себя дворянином.

— Вы в свое время пришли в оборонку. Считается, что военная промышленность показывает рост, как ваше предприятие, только благодаря тому, что государство изменило отношение к отрасли и к армии в целом. На самом деле это так?

— Здесь надо смотреть глубже. Все российские императоры были военными. В России армия — это не средство защиты или нападения. Это образ жизни и мышления. Мы — люди, которые всегда к армии имели особое отношение. Сегодня мы много говорим о параде к 70-летию Победы и гордимся им. А представьте, пять лет назад на параде Победы полки идут, отдают министру обороны честь, а он просто сидит — нога на ногу! Вот такой парад есть желание смотреть? Абсолютно нет. Брежнев за 3-4 месяца до своей смерти и то стоял на параде.

Когда мы говорим о ВПК, мы подразумеваем не просто предприятия, которые производят продукцию оборонного значения для страны. Мы сегодня вторые в мире после США по экспорту. Нашему вооружению нет аналогов в мире. На оборонке сегодня держится очень многое. Все идеи, которые есть в гражданской промышленности, вышли из оборонки: сначала создается что-то для защиты или нападения, а потом переходит в гражданку: даже самолеты, воздушные шары создавались не для развлечения.

— А «Курганприбор» не планирует вернуться к производству гражданской продукции?

— Мы периодически к ней возвращаемся, но, что бы мы ни делали, у нас все равно получается взрыватель.

Сергей Муратов. Курган, муратов сергей
Фото: Игорь Меркулов © URA.Ru

— Я знаю, что Вы встречались с вице-премьером Дмитрием Рогозиным. О чем удалось договориться?

— У меня не было цели продвинуть интересы именно «Курганприбора». Я говорил о развитии военно-промышленного комплекса страны в целом, о том, что меня как председателя курганского РСПП больше всего беспокоит: мы можем потерять ряд направлений, которые для государства очень важны. Я думаю, наш разговор будет иметь продолжение. Дмитрий Олегович — человек очень активный.

— Стоит ждать приезда Рогозина в Курган?

— Мне бы очень хотелось, чтобы он побывал у нас. Не только на «Курганприборе», но и на «Курганмашзаводе», нашем лидере в оборонке.

— Ситуация на «Кургандормаше» (второй завод в Зауралье, принадлежащий Сергею Муратову, — ред.) насколько отличается от положения «Курганприбора»? Все-таки там рост не такой большой.

— Я опасаюсь, что у нас будет падение по этому году, так как мы увлеклись переездом и в производственной части «просели». Но то, что мы сделали на новой площадке, — это однозначно технологический прорыв. Если раньше Кургандормаш был колхозной МТС, сегодня мы имеем реальный завод: мы будем иметь четкую экономику по ресурсам, энерготариф будет в полтора раза меньше, у нас теперь три современнейших покрасочных камеры, есть сушильная камера. Самое главное — выстроен четкий производственный поток.

— По дальнейшему использованию площадки в центре города, где размещался «Кургандормаш», принято решение?

— Никакого. Я хочу, чтобы это решение было принято совместно с обществом, с органами власти, чтобы не получилось так, что потом меня начнут обвинять в чем-то. Я не собираюсь никуда из Кургана уезжать, поэтому мне не хочется разговоров: мол, Муратов что-то пообещал, а потом просто сделал торговый центр.

— Была ведь идея построить административно-деловой центр. Она пока не поддержана?

— Идея классная. Но пока она в стадии разработки. Думаю, после выборов надо будет садиться за стол переговоров.

— Сегодня Ваше имя связывают еще с тремя предприятиями, к которым вы якобы имеете интерес: это Варгашинский ППСО, Курганский электромеханический завод, «Икар»... На самом деле Вы планируете их приобрести или все на уровне слухов?

— С «Икаром» меня не связывает ровно ничего. Просто я вижу, как к нам в Курган приехал человек (директор ООО «Икар-КЗТА» Сергей Привалов, — ред.), который делает все, чтобы развалить завод. И я в силу своего внутреннего состояния не могу ему позволить это сделать. Он просто болтун и постоянно врет. Он не несет никакой ответственности перед людьми. Это позиция даже не моя, а всего нашего промышленного сообщества. Я еще и еще раз могу повторить: если останутся те же самые собственники и ничего не поменяется, надо просто заявлять о преднамеренном банкротстве. У нас не было до сих пор такого прецедента.

Сергей Муратов. Курган, муратов сергей
Фото: Игорь Меркулов © URA.Ru

На Варгашинском ППСО бывший главный инженер «Кургандормаша» стал генеральным директором. Я готов помогать заводу, но не вмешиваться в производственный процесс.

На Электромеханическим заводе — да, у меня есть интересы. Мы с партнером планируем выкупить акции, даже несмотря на то, что предприятие находится в банкротстве. У нас сегодня любой завод — это как боевая единица на фронте: от него сегодня идут налоги, деньги в бюджет. На что дороги ремонтировать, как не на налоговые поступления?

— Создав такой мощный бизнес, не хотелось бы уже почивать на лаврах? Зачем решили пойти в областную Думу?

— Время и ситуация изменились. Я, честное слово, не понимаю, как можно в Думе сидеть по три-четыре созыва? Эти люди у многих ассоциируются с несгибаемыми глыбами, но на самом деле это вулканы, извергающие вату... Что с них взять? Что с их приходом поменялось? Мы куда-то рванули? В экономике что-то новое создали?

Мне не нужно высасывать лозунги из пальца. То, о чем я говорю с избирателями, — это то, о чем я думаю и что через себя пропустил. Мои лозунги давно сформулированы у меня в голове — это мои правила жизни. Депутаты должны стимулировать чиновников и совместно создавать выгодную всем экономическую ситуацию внутри региона.

— У Вас есть определенные претензии к действующим депутатам. А что Вы можете предложить для развития экономики?

— В этой части мне нравится активная позиция нашего губернатора: он в хорошем смысле «роет», причем не закапывается, а движется в разных направлениях. Вот рядом с нами Казахстан. Там в последнее время не очень хорошая ситуация. В таких пограничных областях, как наша, а не где-то там, в Подмосковье, нужно создавать зоны экономического благополучия и ускоренного развития.

— Очень похоже на законодательную инициативу...

— Да. Нужно создать в Зауралье свободную экономическую зону, чтобы привлекать инвестиции из Казахстана, Китая, других стран для развития бизнеса в Зауралье. Нам нужно привлекать инвесторов, в том числе иностранных, в промышленность, создавать новые заводы: ведь именно промышленность приносит почти 40% доходов в бюджет.

Сергей Муратов. Курган, муратов сергей
Фото: Игорь Меркулов © URA.Ru

— У многих представление о работе депутатов в Думе сводится к тому, что 34 человека два раза в месяц приезжают, что-то обсуждают, получают зарплату и уезжают. У Вас какое представление о депутатской деятельности?

— Это прежде всего отстаивание интересов людей. Это создание новых экономических законов, которые бы стимулировали развитие бизнеса у нас в области. Я считаю, что депутаты должны разрабатывать как можно больше инициатив, чтобы они уходили на московский уровень и мы бы не варились одни в своих проблемах. Нужно, чтобы Курганская область звучала в Москве.

— Если, к примеру, говорить про закрепление молодых специалистов. О ведомственном жилье говорят давно — а воз и ныне там. У Вас какие есть варианты решения вопроса? Это то, что нужно молодежи?

— Я бьюсь уже несколько лет за то, чтобы получить место в городе под строительство жилья для своих работников. Я знаю и других собственников и руководителей предприятий, которые тоже готовы построить дома для своих сотрудников. Но все бесполезно — ничего не можем добиться. Если нам удастся пройти в Думу, первое, что сделаем, — подготовим закон, чтобы земля под строительство ведомственного жилья выделялась по упрощенной схеме. Это будет именно ведомственное жилье, может быть, внутренняя заводская ипотека. Мне нужно людей закреплять, тем более что у меня есть сотрудники таких специальностей, которых вообще не учат нигде ближе Омска.

— Ходили слухи, что Вы, возможно, будете одним из претендентов на пост спикера Думы. Вы на самом деле могли бы ее возглавить?

— Какие бы сплетни ни ходили, спикер — это человек, который должен заниматься Думой от начала и до конца. Я занимаюсь заводами с 7 утра и до 9 вечера, и у меня есть тут результат. Если идти на пост спикера, надо оставлять эту работу и честно работать в Думе. А у меня есть ответственность перед партнерами и моими товарищами, поэтому я спикером точно не буду.

Сергей Муратов. Курган, муратов сергей
Фото: Игорь Меркулов © URA.Ru

— Предыдущий год прошел под лозунгом консолидации бизнеса, политической элиты и общества в Курганской области. Сейчас создается впечатление, что эйфория прошла, и в условиях кризиса каждый просто выживает как может. Вам так не кажется?

— В нашей области, думаю, всегда каждый был сам за себя. Это нас и губит. Нам надо консолидироваться. Каждый гребет под себя — я с этим согласен, и мне иногда даже обидно. Сегодня элита, народ должны собираться вокруг губернатора. Он и есть та фигура, которую поддерживают люди.

— На ближайшие месяцы у Вас в планах только выборы? Или в производстве все-таки тоже какие-то новшества намечаются?

— Производство на время выборов я оставлять не собираюсь, потому что это тот организм, которого, как человека, надо постоянно кормить. В противном случае он начнет дряхлеть и слабо ноги передвигать. Я его кормлю постоянно, я всегда рядом с ним.

А вообще я готовлю большой сюрприз для Курганской области. Мой новый проект выстрелит через полтора месяца. И я вам обещаю, что URA.Ru об этом узнает первым.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...