11 июня 2021
10 июня 2021

Культурный реестр не совпал с Росреестром

Громкое дело об уничтожении памятника культуры в Челябинске превратилось в фикцию

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Руины памятника архитектуры Труда 97 Челябинск, руины памятника архитектуры
Новое пробивает себе дорогу без оглядки на памятники истории. И не всегда в этом виноваты собственники. Фото:

Судебный процесс по редко используемой ст. 243 УК РФ (уничтожение объектов культурного наследия народов России, взятых под охрану государства) начался в Челябинске спустя два года после начала расследования. Возможно, оно бы и не привлекло такого внимания общественности, если бы не главный фигурант — сын бывшего первого вице-губернатора Челябинской области Владимир Дятлов. Однако по ходу разбирательства все больше вопросов возникает не к родственнику бывшего чиновника, а к действующим высокопоставленным чиновникам.

За десятилетия в областном центре исчезло с лица земли уже не одно старое здание, и максимум, что следовало за этим для их владельцев — административное взыскание. А вот инцидент со зданием бывшей конторы купца Василия Кузнецова (расположенного по адресу улица Труда, 97) привычные для Челябинска рамки перерос. И не только потому, что за него вступился известный краевед Юрий Латышев, поддержанный единомышленниками. На этом участке, как уже сказано, в начале XX века когда-то располагалась контора, склады и прочие постройки купеческой семьи Кузнецовых. После революции сюда вселились новые хозяева и, не подозревая о какой-либо культурной ценности в будущем, вовсю пользовались доставшимся имуществом. Что говорить о бесчисленных перестройках и ремонтах, до неузнаваемости изменивших интерьеры и облик зданий, если даже их число на участке в разное время колебалось от одиннадцати до шести.

Руины памятника архитектуры Труда 97 Челябинск, руины памятника архитектуры
За целый век утилитарной эксплуатации военные и заводчане не утруждали себя сохранностью интерьеров и облика строений.
Фото:

Одно из них, в котором действовало опытное производство абразивного инструмента, во время приватизации 90-х досталось образованному на базе Уральского НИИ абразивов и шлифования акционерному обществу. В 2011 году производство от греха подальше перенесли в промзону. И не только потому, что промышленному объекту не место в центре города-миллионника, — к этому времени находиться в здании стало просто опасно. Впрочем, как и снаружи — обветшавшая (степень износа — почти 85% по техпаспорту БТИ) постройка угрожала обрушиться прямо на тротуар, куда выходила фасадом.

В ноябре 2013 года в ОАО «УралНИИАШ» пришло письмо из областного минкульта. В нем сообщалось, что «Торговый дом» 19 века, расположенный на улице Труда, 97, является объектом культурного наследия. В компании подняли документы — выписки из ЕГРП, градостроительный план, инвентарные карточки — но какие-либо упоминания о памятниках культурного наследия в них отсутствовали, даже в виде элементарной отметки об имеющемся обременении. В НИИ попросили чиновников уточнить, какое из шести располагающихся по адресу зданий является «Торговым домом». А в ответ получили иск с требованием об изъятии из собственности объекта культурного наследия, расположенного по адресу ул. Труда, 97. С приложением в виде выписки из ЕГРП на объект с кадастровым номером 74:36:0509013:56 площадью 5780 кв. метров. То есть речь шла уже ни много ни мало обо всем земельном участке.

В феврале 2014 года, словно устав от этой переписки, часть крыши и наружной стены одного из зданий обвалились: кровля вовнутрь, а кирпичная кладка — во внутренний двор.

Комиссия, обследовав постройку, назвала причиной произошедшего ветхоаварийное состояние и износ несущих конструкций постройки. При этом во время аварии поврежденными оказались конструкции других наружных стен и перекрытий.

Каждый раз, когда по улице Труда грохотал очередной трамвай, дышавшее на ладан здание ощутимо вибрировало. И, прежде чем оно обрушилось — не исключено, что на этот раз похоронив под собой кого-нибудь из прохожих, — НИИ нанял подрядчика, разобравшего оставшиеся стены.

После этого в минкульте, наконец, определились и заявили — именно это здание, №97А — и есть выявленный объект культурного наследия. На директора ОАО «УралНИИАШ» Владимира Дятлова было возбуждено уголовное дело — и тут же застопорилось, когда стороны разошлись во взглядах на культурно-историческую ценность объекта. В процессе спора минкульт заявил, что для включения (или исключения) из реестра историко-культурных памятников вновь выявленных объектов нужна государственная историко-культурная экспертиза. В «УралНИИАШ» согласились, и заявили, что готовы оплатить ее из своих средств. Благо законодательство это позволяет. Но чиновники от денег отказались: дескать, у самих в бюджете найдутся.

Терпение у руководителей «УралНИИАШ» лопнуло, и они заказали исследование у аттестованного федеральным минкультом эксперта Михаила Барашева. Который в июне 2015 года пришел к выводу, что здание включать в единый реестр объектов культурного наследия нецелесообразно. Челябинский минкульт взял паузу до ноября — и ответил прямо противоположным заключением собственного эксперта, только что аттестованной в этом качестве Татьяны Маевской.

Руины памятника архитектуры Труда 97 Челябинск, руины памятника архитектуры
Якобы есть «инвесторы», желающие отреставрировать руины. Тем более что они могут достаться им вместе с участком земли.
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

Отдельные моменты этого заключения в рецензии столичного «Центра по проведению судебных экспертиз и исследований» прямо называются абсурдными: «Маевская пишет, что ОАО „УралНИИАШ“ неправильно использовал здание, не по его первоначальному функционалу (контора с лавкой)». Московские специалисты напомнили, что «контора с лавкой» прекратили свое существование еще в первые годы после революции, превратившись в казарму частей особого назначения. Что с послевоенных лет постройка использовалась абразивным заводом в утилитарных целях, и представление о внутренних интерьерах, планировках и даже этажности утрачено безвозвратно. И, наконец, что в 2014 году его невозможно было использовать уже ни в каком качестве.

Кстати, так считают не только эксперты. «Из обвинительного заключения не ясно, в чем состояло уничтожение данного здания, поскольку еще до начала инкриминируемого действия указанное здание не подлежало восстановлению», — процитировали «URA.Ru» в Центральном районном суде Челябинска ходатайство о возврате дела в прокуратуру. И добавили, что против этого не стал возражать и представитель минкульта.

Руины памятника архитектуры Труда 97 Челябинск, руины памятника архитектуры
Время «убило» старый дом задолго до появления техники.
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

Разбирательство и последовавший по его итогам судебный процесс оказались в закономерном тупике — попросту истек срок давности привлечения к уголовной ответственности. Тем не менее весной 2016 года следствие внезапно возобновили, дело довели до конца и передали в суд, где оно столь же закономерно «забуксовало». «На момент совершения инкриминируемого Дятлову В.В. преступления, документ, являющийся основным источником информации об объекте культурного наследия, либо не был составлен, либо не соответствовал требованиям ФЗ №73 и Положению о едином государственном реестре, что исключает возможность доведения основной информации об объекте до собственника здания», — сухо констатируется в информации суда.

Заседание правительства области. Челябинск, бетехтин алексей
Продолжение тяжбы бросает тень уже на подчиненных главы минкульта Алексея Бетехтина.
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

Сейчас прокурор Центрального района Челябинска Виктор Зеленкин намерен оспорить решение суда о возврате дела в надзорное ведомство в вышестоящей инстанции. Ожидается, что Челябинский облсуд вынесет свой вердикт в октябре.

«Хочу сразу сказать, что судебное разбирательство может закончиться в любую минуту. И не будет никакого наказания — ни уголовного, ни даже административного. Для этого мне достаточно всего лишь написать ходатайство о прекращении дела по сроку давности, — заявил корреспонденту „URA.Ru“ Владимир Дятлов. — Но это так называемое нереабилитирующее основание, а я намерен отстоять свою репутацию и доброе имя. Показать, что это уголовное дело — в первую очередь следствие некомпетентности людей, которым государство поручило защищать памятники культуры. Но навести порядок в этом вопросе у них получается куда хуже, чем перекладывать вину на других в многочисленных интервью».

Есть и еще один аспект происходящего: любое, кроме оправдательного, решение суда позволит вновь поставить вопрос об изъятии земли с последующей продажей участка с торгов новому собственнику. В этой версии и столетнее здание, и даже культурное ведомство выглядят всего лишь инструментами по принятию нужного решения. В этой связи остается вопрос: почему за столько лет (объект, как мы помним, был взят под охрану в 1994 году) в записи Росреестра минкульт не удосужился внести пометку об обременении — которая разом закрыла бы все вопросы об историко-культурном значении здания. И сколько вообще на Южном Урале объектов, историческая ценность которых «всплывает», когда их уже поздно спасать, зато можно предъявить претензии их владельцам?

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...