20 марта 2019

«И стал он говорить — я просто сейчас хочу умереть...» Кончина о. Дмитрия Алферова была не случайна? Заговорили диакон Андрей Кураев и прихожане

Алексей Шумов
© Служба новостей «URA.RU»
12 февраля 2014 в 12:27
Размер текста
-
17
+
фото – социальные сети, храм «Утоли моя печали»

Один из самых известных и уважаемых в Челябинске священнослужителей, настоятель храма «Утоли моя печали» Дмитрий Алферов стал жертвой «нервных перегрузок». В блогосфере все шире начала распространяться информация, что роковую роль в судьбе тяжело больного и перенесшего инфаркт священника роковым сыграло увеличение отчислений в епархиальное управление и планы митрополита Феофана в отношении построенного им храма, передает «URA.Ru».

«Когда вместо обычных десяти процентов митрополит стал брать 25 — для о. Дмитрия это был серьезный удар. Он не мог остановить стройку, строилась воскресная школа, домик для детей и туалеты, без которых храм, который находился далеко от жилого района, существовал трудно. Пришлось влезать в долги, — пишет в своем блоге прихожанка храма «Утоли моя печали» Татьяна Мараховская.


Здание приходской школы при храме «Утоли моя печали»

«Потом нововведение — митрополит запретил обращаться за помощью к спонсорам, с которыми о. Дмитрий выстраивал длительные, по несколько лет отношения. А те, узнав, что теперь все пойдет напрямую в казну митрополиту — просто отказались помогать. Наш город хоть и большой, но новости распространяются по нему со скоростью света. А уж резиденция для митрополита, которую он построил, чтобы принимать теперь уже бывшего губернатора, стоимостью около двадцати миллионов рублей как-то утаить сложновато», — добавляет блогер.

«Месяц назад пришло известие — уже решено, что храм о. Дмитрия забирают под монастырь, митрополит сделал его архиерейским подворьем. Этот храм — лучший в нашем городе. С большой ухоженной, очень красивой, летом утопающей в цветах территорией — садом, с теплицами, со столовой для малоимущих, с большой воскресной школой, с множеством кружков для детворы, храм-красавец, стоящий на берегу озера, в который съезжались люди со всего города. Под монастырь, в котором нет монашеской общины, монастырь, за оградой которого — городской пляж. Разоряя храм со сложившейся общиной. Зато все готово — и храм, и постройки, и сад, и огород. Очень удобно. Только вот неудобно — куда деть батюшку-то? Вот тут и стал он говорить: «Я просто сейчас хочу умереть. Очень хочу...», — цитирует Мараховскую известный православный богослов и публицист диакон Андрей Кураев.


На территории храма велось обширное строительство

По словам прихожанки, община храма была против планов создания монастыря. Но все молчали из боязни, что настоятеля снимут и переведут в другое место. «А неделю назад, перед престольным праздником — он узнал, что „оброк“ еще увеличили на 300 тысяч. Это была абсолютно неподъемная сумма для храма, в котором было уже остановлено строительство. Нужно было увольнять людей, которые уже и так работали на голом энтузиазме. Он отслужил престольный праздник и ушел. К Богу».

«И меня простите, о. Дмитрий, — добавляет к этому диакон Андрей Кураев. — Его прихожане (и спонсоры) несколько раз обращались ко мне, ошибочно думая, будто я вхож в патриархию. Так что о конфликте вокруг этого храма я знал. Но мое публичное вмешательство лишь всё усложнило бы...»

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...