29 июля 2021
28 июля 2021

По Прикамью прошла рельсовая волна

Уральские следователи изучают в Перми труднообъяснимую коррупцию в ведомстве главы Минтранса РФ Максима Соколова

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Министру транспорта РФ Максиму Соколову еще предстоит выслушать доклад о деле малоизвестного госинспектора

Ничем особо не примечательный криминальный сюжет, едва отсвеченный в телевизионных новостях Пермского края, может оказаться верхушкой большого айсберга. В лучших традициях российской коррупции на медийной поверхности оказался мелкий взяточник крупной госструктуры — лучший претендент на непочетное звание стрелочника. Однако в расследовании «что-то пошло не так», а в поле зрения силовиков попали более высокопоставленные фигуранты, но, почти одновременно, пропали некоторые улики. Какие подозрения возникли вслед за этими событиями, что написано в письме, ушедшем в Москву, и кто может мешать расследованию — читайте в материале «URA.Ru».

История, последствия которой следователи разгребают сейчас, началась еще в 2013 году, а в публичную плоскость попала уже 25 октября прошлого года. В тот день следователи Пермского следственного отдела на транспорте при поддержке оперативников ФСБ задержали старшего государственного инспектора Уральского управления государственного железнодорожного надзора Алексея Кулакова по подозрению в получении взятки в размере 200 тыс. руб. Эти деньги, по версии следствия, он требовал от коммерсанта за несоставление протокола о нарушении административного законодательства, предполагающего куда более серьезную ответственность.

Чиновник вины в преступлении не признал. На допросах задержанный заявил, что закона не нарушал, а деньги ему подкинули силовики. Тем не менее суд счел возможным избрать ему меру пресечения в виде заключения по стражу.

Однако после ареста, о котором стало известно из новостей, к силовикам с жалобами на поборы со стороны желдорнадзора потянулись руководители ряда других промышленных предприятий. В частности, о преступных действиях со стороны Кулакова сообщили представитель ООО «Пермский фанерный комбинат» и генеральный директор ЗАО «Полиэкс» Александр Миков. Оба заявили, что государственный инспектор требовал от них мзду за несоставление административных протоколов по факту нарушений. И если руководство фанерного комбината давать взятку отказалось, то представители «Полиэкса» на угрозы поддались и отдали 50 тыс. руб. за «освобождение от наказания» за просроченную лицензию на производство работ с опасными грузами. Таким образом, силовики пришли к выводу, что речь, возможно, идет не об одном факте взяточничества, а о четко работающей системе.

Ближе к новому году в деле начались странные подвижки. Так, 23 декабря Кулаков был освобожден из СИЗО под залог 500 тыс. рублей, после чего началось и вовсе необъяснимое. Любопытно, что сразу после этого гендиректор «Полиэкса» Миков от показаний, изобличающих Кулакова, отказался. В ходе опроса предприниматель заявил, что ни он, ни его подчиненные никаких денег Алексею Кулакову не передавали. По его словам, другие обстоятельства проверки «помнит плохо». Пройти исследование на полиграфе он отказался «по состоянию своего здоровья».

Параллельно следователи разбирались с эпизодом, на котором Кулакова удалось «реализовать». В итоге было установлено, что проверку «пострадавшего» предприятия он проводил вместе со своим непосредственным начальником — заместителем руководителя отдела надзора за опасными грузами, пожарной и промышленной безопасности Уральского управления Александром Ермоленко. Таким образом, следователи пришли к выводу, что Ермоленко не проконтролировал должным образом работу своего подчиненного.

22 января руководитель Уральского управления на транспорте СКР Дмитрий Путинцев внес представление в адрес руководства Госжелнадзора. В документе он потребовал провести служебную проверку в отношении Кулакова и Ермоленко и рассмотреть вопрос о возможности их работы в занимаемых должностях и надзорном органе вообще. Однако, как говорят источники «URA.Ru» в правоохранительных органах, «адекватной реакции получить не удалось». При этом, обвиняемый Кулаков даже не был отстранен от работы на период расследования уголовного дела.

Тогда следователь Пермского следственного отдела попытался добиться отстранения обвиняемого от должности уже в судебном порядке. Но в итоге суд первой инстанции ходатайство следователя отклонил. Это решение было мотивировано тем, что им не были представлены доказательства, что обвиняемый может воспрепятствовать расследованию уголовного дела и оказать давление на свидетелей.


Как говорил Салтыков-Щедрин, во всех странах железная дорога служит для передвижения, а в России еще и для воровства. Слова классика актуальность не потеряли

Сейчас правоохранители пытаются установить, действовал Кулаков один или в сговоре с другими сотрудниками управления государственного железнодорожного надзора. Повод для таких предположений есть: в правоохранительных органах говорят, что работодатели обвиняемого не только не оказывают помощи следствию, но даже не устраняют обстоятельства, способствовавшие поборам. «URA.Ru» будет следить за развитием событий.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...