26 февраля 2024

Вице-губернатор ХМАО раскрыл будущее главных строек региона

Азат Ислаев о железной дороге на Восток, сдаче нижневартовской больницы и обещании Путину

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Заседание штаба. Нижневартовск, ислаев азат
Вице-губернатор Азат Ислаев рассказал о мегапроектах властей ХМАО Фото:

Губернатор ХМАО Наталья Комарова включилась в проект по строительству Северно-Сибирской магистрали по поручению Путина. Вместе с главами Кемеровской области Сергеем Цивилевым и Томской области Владимиром Мазуром сейчас обсуждаются варианты прокладывания железнодорожной ветки. Севсиб должен будет соединить Югру с Восточной Сибирью. Об этом и других крупных инфраструктурных проектах окружных властей в интервью с вице-губернатором ХМАО Азатом Ислаевым.

Началась ли на окружном уровне работа, связанная со строительством Северо-Сибирской железнодорожной магистрали?

Несомненно, как только президент объявил и дал поручение правительству проработать этот вопрос, буквально через несколько дней делегация от округа во главе с губернатором встретились с главами Томской области и Кемеровской области. Проговорили все перспективы, возможное взаимодействие. Сегодня на федеральном уровне уже создана рабочая группа с участием аналитического центра при правительстве, где мы принимаем активное участие, обсуждаем с коллегами возможные трассировки. Надо понимать, что Северо-Сибирская железная дорога — проект сам по себе не новый. То есть, идея в советское время была частично даже спроектирована, поэтому есть с чем работать, вопрос только в трассировках. Для округа в любом случае это продление железнодорожного полотна от Нижневартовска. Есть несколько вариантов, есть риски. В том числе, Алтайский заповедник, который входит в наследие ЮНЕСКО, — с ним еще пока статус непонятен, каким образом там пройдет железная дорога. При этом, мы параллельно на уровне УрФО, федеральных министерств и ведомств прорабатываем маршрут по строительству железной дороги «Обская — Полуночное». То есть, это тоже вариант, который нас устраивает. Задача ведь какая — от северных портов выйти фактически в Центральную Россию. И в любом случае железная дорога пройдет через нас, других вариантов проектировки в принципе не существует, по крайней мере, разумных.

На днях стало известно, что российское правительство заложило в федеральный бюджет 11 миллиардов рублей на строительство моста через Обь, чего давно добивались окружные власти. Известно ли когда начнут поступать эти транши?

Да, действительно, это так. С принятием бюджета Российской Федерации все лимиты будут доведены до нас. Мало того, мы рассчитываем и на дополнительное финансирование. Переговоры ведем, при поддержке нашего губернатора Натальи Владимировны Комаровой процесс идет очень активно. Федеральный центр — несмотря на то, что уже по этим лимитам есть решение (на 2024 и 2025 годы запланировано по 2 миллиарда рублей, на 2026 — 7 миллиардов рублей — прим. URA.RU), — обещает дополнительно при возможности предусмотреть опережающее финансирование, потому что в целом работу по мосту мы ведем достаточно активно, уже готовность больше 25%, идем твердо с опережающими темпами строительства. Поэтому федерация также оценивает все это, видит, ну и идет навстречу.

Выросла ли стоимость этого объекта сначала строительства? Мы же понимаем, что материалы наверняка подорожали с момента проектирования. Сколько сейчас составляет общая сумма, заложенная на мост, и насколько тяжело его строить пока исключительно за счет регионального бюджета?

Строительство моста через Обь в Сургуте
Строительство моста через Обь в Сургуте
Фото:

Что касается стоимости строительства, действительно, она растет. Мы это фиксируем, видим. Все видят, насколько меняется стоимость строительных материалов. Но несмотря на это, пока стоимость контракта не изменилась. Мы активно работаем с подрядчиком, стараемся где-то оптимизировать проектное решение, чтобы стоимость не увеличивалась. Пока находимся в пределах договорных отношений — это чуть больше 60 миллиардов рублей (контракт, подписанный с генеральным подрядчиком). Дополнительно мы в прошлом году заключили контракт на строительство так называемого второго этапа — это все, что связано с выносом газопроводов и линейных объектов, которые находятся в отводе строительства моста самого. Никакого повышения на сегодняшний день нет.

Понятно, что жизнь диктует свои условия, и, возможно, удорожание будет. В каких размерах, пока говорить рано. Но и мы параллельно стараемся оптимизировать проектное решение для того, чтобы этого удорожания не допустить. Строить за региональный бюджет, конечно, не просто — социальных задач в целом округе достаточно много. При этом, строительство моста является проектом номер один для нашего региона, но и не только для нашего — в масштабах всей страны это важнейший проект. Поэтому все ресурсы сосредоточили максимально: перенесли все финансирование, которое было предусмотрено и в 2024, и в 2025 году. Ну, не все, а часть финансирования. А в 2023 году это позволило подрядчику уверенно с опережающими темпами производить работы. Мы от графика, как минимум, даже больше, чем на 5% идем вперед.

Задача у нас такая, чтобы мы в конце 2025 года — ставим для себя планку где-то на октябрь месяц — объект уже ввели в эксплуатацию.

Вы обещали президенту России Владимиру Путину, что второй мост через Обь будет построен раньше срока. Не получится ли так, что строительство будет завершено досрочно, и Югра тогда не получит федеральных денег на завершение этого проекта?

Я уверен, что мы не допустим ситуации, при которой мы не получим обозначенное финансирование. Точно будем искать способы, чтобы федерация, согласно графику строительства, обеспечила финансирование в своей части. Риск существует в определенной степени. Мы с этими рисками работаем, понимаем, как это делать. Все необходимые переговоры в постоянном режиме и с «Росавтодором», и с аппаратом правительства Российской Федерации проводим. Все коллеги понимают, что важно обеспечить решающее финансирование этого объекта. Поэтому я думаю, что у нас все получится и мы в полной степени выберем все федеральные лимиты, изначально предусмотренные на строительство моста.

Хотелось бы поговорить по поводу завершения эпопеи со сдачей главного долгостроя Югры — Нижневартовской окружной больницы. Сроки ее сдачи постоянно переносятся. Почему?

Мы уже находимся на финальном этапе. За прошедший год большая работа была проведена не только по фактическому окончанию строительных работ, но и по документальной части. Мы привели в порядок всю проектную документацию, максимально завершили все строительные работы. Физически сегодня объект уже может функционировать полноценно. Мало того, там уже большая часть и лечебных, и офисных помещений фактически передано в эксплуатацию. То есть, строители там не ходят, администрация больницы полноценно ими владеет — уже готовится к открытию, чтобы не было долгого ожидания до момента ввода в эксплуатацию, подписания всех необходимых документов до практического начала работы. Командная работа идет и с департаментом здравоохранения, и с больницей. Сложности, конечно, были, в первую очередь в управлении — это как лебедь, рак и щука.

Очень долгое строительство накладывает свои отпечатки: где-то какие-то документы в этот период могли быть не подписаны. Соответственно, мы проводим экспертизы, где все это подтверждается. Работы, допустим, выполнены были несколько лет назад, но не предъявлены коммуникации, приходится вскрывать, показывать инспекторам, что действительно все сделано, опломбировать, запускать эти коммуникации физически.

Больница — уникальный медицинский объект. Все системы жизнеобеспечения, к сожалению, были собраны на иностранном ПО. В момент строительства больницы в России просто не было такого оборудования. Нужно было приложить много усилий, нетрадиционные подходы, чтобы обойти вот эти санкции, под которыми страна находится. Мы ввели в эксплуатацию гараж и цех утилизации, ввели все внешние сети, которые построены были какое-то время назад. На сегодняшний день мы выполнили важный промежуточный этап — блок «Е». Непросто было, но мы справились с этой задачей. С медиками обговорили, что в ближайшее время они уже приступят к эксплуатации. Там находятся пищеблок и прачечная, а также различные технологические помещения. Прачечная — скромное название, а на самом деле там будет ежедневно перерабатываться более 14 тонн белья, а на кухне будут работать более 90 сотрудников пищеблока, чтобы обеспечить полноценным пятиразовым питанием более тысячи больных и более тысячи сотрудников из числа персонала больницы.

Нижневартовская детская клиническая окружная больница. Нижневартовск
Строительство Нижневартовской окружной клинической больницы на 1100 коек длится более 10 лет
Фото: Екатерина Абдулова © URA.RU

Ну и впереди самые объемные блоки: «А» и «Б». Задача — сдать до конца года, ввести в эксплуатацию, но она, объективно очень непростая, огромная команда подрядчиков работает. Состыковать вот это ПО всей системы автоматизации жизнеобеспечения — непростая задача. Вот с этим работаем, риски объективно есть, длительный срок строительства. Ну нельзя объективно строить так долго объекты! Но так сложилась ситуация, что какое-то время были сложности определенные. Вот и сегодня состыковать вот это, предъявить все надзорным органам — непростая задача. Для выполнения работ нам пришлось даже независимый проектный институт, который подтверждает произведенные работы. Губернатор очень четко поставила нам задачу, и мы ее выполняем. Нам нужно, чтобы больница надежно функционировала. К сожалению, есть и определенные силы, которые бы не хотели, чтобы мы завершили эту стройку. Но несмотря на все эти эмоциональные выпады, мы идем к сдаче. В начале декабря начнем проверку, посмотрим, как она будет проходить. Объективно, нам еще есть что доработать.

Еще одна, скажем так, горячая точка — это вопрос обманутых дольщиков. Было поручение президента РФ закрыть этот вопрос до конца года. Получится ли это сделать в Югре?

Работа по дольщикам идет неплохо. Мы постарались сделать так, чтобы она, по крайней мере, была системной и понятной для дольщиков. Везде оборудовали площадки с дополнительными камерами видеонаблюдения, ввели постоянный общественный контроль. Мы пустили людей на стройплощадки — понятно, что при соблюдении всех норм, но они имели возможность все своими глазами увидеть и своими руками потрогать. Но мы точно по трем объектам переходим на 2024. [Вице-премьер РФ] Марат Шакирзянович [Хуснуллин] на днях как раз объявил, что в 2024 году, объективно, проблемы с дольщиками решатся уже по всей стране. Мы не единственные из регионов, кто в 2023 году хотел досрочно закончить программу. Есть несколько десятков субъектов, вопрос по которым переходит на 2024 год. Но мы постараемся до конца года не тянуть, и уже летом все вопросы решить.

Три дома — это не так много.

Остается у нас еще два объекта — один в Нефтеюганске, где представлена компания-инвестор «Сибпромстрой — Югория», которая достраивает квартиры в новых домах. Там процесс оформления уже идет. Предыдущий застройщик с документами что-то там выдумывал, расследуется уголовное дело. С прокуратурой мы согласовали список обманутых дольщиков, кто действительно имеет право претендовать на квартиры. Соответственно, сегодня идет процесс уже передачи квартир в новых домах, введенных в эксплуатацию. Вот и еще один объект остается — это в Сургуте, дом в 44 микрорайоне. Используется альтернативный механизм — «Ипотечное агентство Югры» у нас выступает здесь в роли инвестора. Они покупают квартиры в новых домах, введенных в эксплуатацию. Там у нас 79 обманутых дольщиков, то есть, количество подъемное. Они сами выбирают себе квартиры, сопоставимые по тем параметрам, которые были ранее у них, и «Ипотечное агентство» это жилье приобретает. Здесь мы точно пилотный субъект, он согласован с федерацией. Ранее этот механизм в России вообще не применялся, а мы его предложили. Поддержали его и на уровне Минстроя РФ.

О пилотных проектах. Вы провели масштабную реформу правительства Югры, забрав под строительный блок фактически все стройки с 1 января 2024 года. Раньше за часть объектов отвечали профильные департаменты, депобр — за школы, депздрав — за больницы — это тоже пилотный проект. Почему вы решили сломать привычную схему?

Мне кажется, это естественно, когда каждый своим делом занимается. Строители строят, учителя учат, врачи лечат качественно. Все это, конечно, было во взаимодействии с департаментом строительства, на таком отраслевом уровне. Важно ведь понимать, с кого спрос, кто бумаги-то подписывает? Когда там за это отвечает департамент образования, к сожалению, на уровне исполнителя всегда была зона ответственности строителей. По крайней мере, с моим приходом стали контролировать не только те объекты, которые УКСом окружным строятся, но и все муниципальные, которые в зоне ответственности заказчика окружного находились. Фактически вся стройка была в периметре нашего контроля. Где-то мы там в роли Бабы-Яги выступали, ругались, а фактически инструментов решения вопроса не было. Теперь департамент строительства фактически будет подписывать все бумаги, будет обеспечивать финансирование. Систему немножко поменяем. То есть, все уже, и муниципалитеты в том числе, будут понимать, что нужно правильно отчитываться. Мы собрали из программ все стройки, и сделали одну программу — это было непросто. Аналог существует только на федеральном уровне.

Это задача, которую перед нами поставила губернатор. Во-первых, чтобы за всю стройку отвечали профессиональные строители — по-честному, это ведь не моя идея, это прямое поручение губернатора. Может быть, в нас она увидела ту команду, кто это способен реализовать. Она ведь тоже твердо уверена, что каждый должен заниматься своим делом. Вся реформа прошла исключительно благодаря поддержке Натальи Владимировны. Со стороны коллег было определенное скептическое отношение. Если бы не воля губернатора, вряд ли бы у нас получилось

Дальше будет второй этап — переход на пятилетний план реальный строительства, который будет прогнозно обеспечен деньгами. Чтобы мы понимали все объекты, которые в течение пяти лет будет строить округ под финансирование, которое еще пока даже не стоит в бюджете. У нас бюджет все-таки трехлетний, а планирование — пятилетнее, до 2030 года у нас вся государственная программа в округе. Мы первыми выполнили поручение вице-премьера РФ принять такую комплексную программу строительства.

Означает ли это, что у нас муниципальные управления капстроительства могут быть упразднены и перейдут на окружной уровень? Или что чиновники, которые отвечают за проектирование и за строительство в непрофильных департаментах тоже перейдут под крыло строительного блока? И что стройки, за которые сейчас отвечают муниципалитеты: города и районы, — тоже все уйдут под окружной стройблок?

Строительство корпуса Технолого-педагогического колледжа в Ханты-Мансийске
Фото: личная страница вице-губернатора ХМАО Азата Ислаева «Вконтакте»

Знаете, такие разговоры и мысли есть. Вот объективно пока сказать о том, что решение уже принято и мы пойдем таким путем, не могу, потому что надо сперва со своими задачами разобраться. У нас и с точки зрения окружного заказчика сложности были определенные — перенастраивали в течение последнего года работу даже не последнего, 2022 и 2023 годов уже как системные изменения. Дальше посмотрим. Варианты такого развития событий есть. Но то, что в профильных департаментах не будет сотрудников, отвечающих за строительство, это факт уже на сегодняшний день. С 1 января просто не будет необходимости. Что касается муниципальных строек — это уже следующий этап. Как только порядок на окружном уровне наведем, дальше посмотрим, как выстроить работу. На муниципальном уровне на сегодняшний день наша задача — осуществлять комплексное строительство. Все жилье должно быть обеспечено и социальными объектами, причем, не только детскими садами и школами. Это по умолчанию должно быть со всеми другими соцуслугами. Наша задача — строить такую жилую среду, при которой будет пятнадцати- или двадцатиминутная пешая доступность ко всем социальным услугам, включая химчистки, прачки, кафе, дома книги, объекты культуры, досуга, дополнительного образования, спорта, спортивные сооружения и фитнес-клубы. К сожалению, застройщики у нас до последнего времени строили жилье отдельно, все соцобъекты отдельно. Но тренд давно уже другой: люди должны получать услуги там, где живут.

Весной вы обновили руководство департамента строительства и департамента дорожного хозяйства. А почему были приняты такие решения? Какую оценку можете дать новым руководителям, и есть ли у вас планы по дальнейшему обновлению команды?

Директор депстроя и ЖКХ Матвей Каров, вице-губернатор ХМАО Азат Ислаев, директор депдорхоза Александр Лебедев
Фото: личная страница вице-губернатора ХМАО Азата Ислаева «Вконтакте»

Новыми руководителями я доволен. Молодые, амбициозные, опытные, прошедшие свой путь. Все заинтересованы в результате. Где-то, может быть, не всегда хватает знаний. Но это компенсируется желанием, здоровой амбициозностью и возможностью брать ответственность на себя. Абсолютно по всем позициям мы идем с улучшением, несмотря на кадровые перестановки. В течение года дорожники уже на федеральном уровне получили соответствующую награду. На днях вице-премьер России отметил Югру среди регионов-лидеров, в следующем году уже там будем идти за «Золотым катком». Если говорить о планах, то сегодня на повестке нет смены кого-то из руководителей. Но это процесс для меня естественный. Я нормально отношусь к ротации кадров. Сегодня жизнь и задачи, которые перед нами стоят, настолько динамичны, что вся команда должна им соответствовать. Если кто-то где-то опаздывает или не разделяет ценности, конечно, здесь мы тянуть резину не будем.

Каким видите дальнейшее развитие своей карьеры? Когда вы пришли в югорское правительство, ходили слухи, и они достаточно серьезно муссировались, что вы человек Хуснуллина и Югра — это трамплин. А перспектива — это стать губернатором какого-нибудь региона или уход во власть на федеральный уровень…

Знаете, я как солдат, сын своего Отечества. Говорить о том, что таких планов нет, наверное, будет лукавством. Мне кажется нормальным здоровое желание любого руководителя развиваться. Сегодня я твердо нахожусь на своем месте, выполняю задачи. Мы договорились с губернатором о том, что я пришел на срок ее полномочий.

Соответственно, никаких планов других у меня на сегодняшний день нет, разговоров о том, что я куда-то могу перейти, нет. Поэтому я работаю в составе команды губернатора Югры Натальи Владимировны Комаровой на срок ее полномочий. А что будет происходить дальше в жизни, покажет время.

Будет соответствующая оценка, будет приглашение — почему бы и нет? Но сегодня других вводных нет, и все это только на уровне разговоров. Может быть, кому-то не нравится, что я в Югре работаю, меня постоянно пытаются куда-то на повышение отправить. Сегодня таких планов точно нет, здесь задач еще куча. Надо показать, на что мы способны. Систематизировать и работать на благо жителей Югры. Тем более, мне регион очень нравится, и в целом нравится работать в команде губернатора. С моей стороны точно никаких таких поползновений нет.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Главные новости ХМАО уже в вашем телефоне — Telegram-канал «Ханты, деньги, нефтевышки». Подпишитесь, нажмите на ссылку.

Главные новости России и мира - коротко в одном письме. Подписывайтесь на нашу ежедневную рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
Губернатор ХМАО Наталья Комарова включилась в проект по строительству Северно-Сибирской магистрали по поручению Путина. Вместе с главами Кемеровской области Сергеем Цивилевым и Томской области Владимиром Мазуром сейчас обсуждаются варианты прокладывания железнодорожной ветки. Севсиб должен будет соединить Югру с Восточной Сибирью. Об этом и других крупных инфраструктурных проектах окружных властей в интервью с вице-губернатором ХМАО Азатом Ислаевым. Началась ли на окружном уровне работа, связанная со строительством Северо-Сибирской железнодорожной магистрали? Несомненно, как только президент объявил и дал поручение правительству проработать этот вопрос, буквально через несколько дней делегация от округа во главе с губернатором встретились с главами Томской области и Кемеровской области. Проговорили все перспективы, возможное взаимодействие. Сегодня на федеральном уровне уже создана рабочая группа с участием аналитического центра при правительстве, где мы принимаем активное участие, обсуждаем с коллегами возможные трассировки. Надо понимать, что Северо-Сибирская железная дорога — проект сам по себе не новый. То есть, идея в советское время была частично даже спроектирована, поэтому есть с чем работать, вопрос только в трассировках. Для округа в любом случае это продление железнодорожного полотна от Нижневартовска. Есть несколько вариантов, есть риски. В том числе, Алтайский заповедник, который входит в наследие ЮНЕСКО, — с ним еще пока статус непонятен, каким образом там пройдет железная дорога. При этом, мы параллельно на уровне УрФО, федеральных министерств и ведомств прорабатываем маршрут по строительству железной дороги «Обская — Полуночное». То есть, это тоже вариант, который нас устраивает. Задача ведь какая — от северных портов выйти фактически в Центральную Россию. И в любом случае железная дорога пройдет через нас, других вариантов проектировки в принципе не существует, по крайней мере, разумных. На днях стало известно, что российское правительство заложило в федеральный бюджет 11 миллиардов рублей на строительство моста через Обь, чего давно добивались окружные власти. Известно ли когда начнут поступать эти транши? Да, действительно, это так. С принятием бюджета Российской Федерации все лимиты будут доведены до нас. Мало того, мы рассчитываем и на дополнительное финансирование. Переговоры ведем, при поддержке нашего губернатора Натальи Владимировны Комаровой процесс идет очень активно. Федеральный центр — несмотря на то, что уже по этим лимитам есть решение (на 2024 и 2025 годы запланировано по 2 миллиарда рублей, на 2026 — 7 миллиардов рублей — прим. URA.RU), — обещает дополнительно при возможности предусмотреть опережающее финансирование, потому что в целом работу по мосту мы ведем достаточно активно, уже готовность больше 25%, идем твердо с опережающими темпами строительства. Поэтому федерация также оценивает все это, видит, ну и идет навстречу. Выросла ли стоимость этого объекта сначала строительства? Мы же понимаем, что материалы наверняка подорожали с момента проектирования. Сколько сейчас составляет общая сумма, заложенная на мост, и насколько тяжело его строить пока исключительно за счет регионального бюджета? Что касается стоимости строительства, действительно, она растет. Мы это фиксируем, видим. Все видят, насколько меняется стоимость строительных материалов. Но несмотря на это, пока стоимость контракта не изменилась. Мы активно работаем с подрядчиком, стараемся где-то оптимизировать проектное решение, чтобы стоимость не увеличивалась. Пока находимся в пределах договорных отношений — это чуть больше 60 миллиардов рублей (контракт, подписанный с генеральным подрядчиком). Дополнительно мы в прошлом году заключили контракт на строительство так называемого второго этапа — это все, что связано с выносом газопроводов и линейных объектов, которые находятся в отводе строительства моста самого. Никакого повышения на сегодняшний день нет. Понятно, что жизнь диктует свои условия, и, возможно, удорожание будет. В каких размерах, пока говорить рано. Но и мы параллельно стараемся оптимизировать проектное решение для того, чтобы этого удорожания не допустить. Строить за региональный бюджет, конечно, не просто — социальных задач в целом округе достаточно много. При этом, строительство моста является проектом номер один для нашего региона, но и не только для нашего — в масштабах всей страны это важнейший проект. Поэтому все ресурсы сосредоточили максимально: перенесли все финансирование, которое было предусмотрено и в 2024, и в 2025 году. Ну, не все, а часть финансирования. А в 2023 году это позволило подрядчику уверенно с опережающими темпами производить работы. Мы от графика, как минимум, даже больше, чем на 5% идем вперед. Вы обещали президенту России Владимиру Путину, что второй мост через Обь будет построен раньше срока. Не получится ли так, что строительство будет завершено досрочно, и Югра тогда не получит федеральных денег на завершение этого проекта? Я уверен, что мы не допустим ситуации, при которой мы не получим обозначенное финансирование. Точно будем искать способы, чтобы федерация, согласно графику строительства, обеспечила финансирование в своей части. Риск существует в определенной степени. Мы с этими рисками работаем, понимаем, как это делать. Все необходимые переговоры в постоянном режиме и с «Росавтодором», и с аппаратом правительства Российской Федерации проводим. Все коллеги понимают, что важно обеспечить решающее финансирование этого объекта. Поэтому я думаю, что у нас все получится и мы в полной степени выберем все федеральные лимиты, изначально предусмотренные на строительство моста. Хотелось бы поговорить по поводу завершения эпопеи со сдачей главного долгостроя Югры — Нижневартовской окружной больницы. Сроки ее сдачи постоянно переносятся. Почему? Мы уже находимся на финальном этапе. За прошедший год большая работа была проведена не только по фактическому окончанию строительных работ, но и по документальной части. Мы привели в порядок всю проектную документацию, максимально завершили все строительные работы. Физически сегодня объект уже может функционировать полноценно. Мало того, там уже большая часть и лечебных, и офисных помещений фактически передано в эксплуатацию. То есть, строители там не ходят, администрация больницы полноценно ими владеет — уже готовится к открытию, чтобы не было долгого ожидания до момента ввода в эксплуатацию, подписания всех необходимых документов до практического начала работы. Командная работа идет и с департаментом здравоохранения, и с больницей. Сложности, конечно, были, в первую очередь в управлении — это как лебедь, рак и щука. Больница — уникальный медицинский объект. Все системы жизнеобеспечения, к сожалению, были собраны на иностранном ПО. В момент строительства больницы в России просто не было такого оборудования. Нужно было приложить много усилий, нетрадиционные подходы, чтобы обойти вот эти санкции, под которыми страна находится. Мы ввели в эксплуатацию гараж и цех утилизации, ввели все внешние сети, которые построены были какое-то время назад. На сегодняшний день мы выполнили важный промежуточный этап — блок «Е». Непросто было, но мы справились с этой задачей. С медиками обговорили, что в ближайшее время они уже приступят к эксплуатации. Там находятся пищеблок и прачечная, а также различные технологические помещения. Прачечная — скромное название, а на самом деле там будет ежедневно перерабатываться более 14 тонн белья, а на кухне будут работать более 90 сотрудников пищеблока, чтобы обеспечить полноценным пятиразовым питанием более тысячи больных и более тысячи сотрудников из числа персонала больницы. Ну и впереди самые объемные блоки: «А» и «Б». Задача — сдать до конца года, ввести в эксплуатацию, но она, объективно очень непростая, огромная команда подрядчиков работает. Состыковать вот это ПО всей системы автоматизации жизнеобеспечения — непростая задача. Вот с этим работаем, риски объективно есть, длительный срок строительства. Ну нельзя объективно строить так долго объекты! Но так сложилась ситуация, что какое-то время были сложности определенные. Вот и сегодня состыковать вот это, предъявить все надзорным органам — непростая задача. Для выполнения работ нам пришлось даже независимый проектный институт, который подтверждает произведенные работы. Губернатор очень четко поставила нам задачу, и мы ее выполняем. Нам нужно, чтобы больница надежно функционировала. К сожалению, есть и определенные силы, которые бы не хотели, чтобы мы завершили эту стройку. Но несмотря на все эти эмоциональные выпады, мы идем к сдаче. В начале декабря начнем проверку, посмотрим, как она будет проходить. Объективно, нам еще есть что доработать. Еще одна, скажем так, горячая точка — это вопрос обманутых дольщиков. Было поручение президента РФ закрыть этот вопрос до конца года. Получится ли это сделать в Югре? Работа по дольщикам идет неплохо. Мы постарались сделать так, чтобы она, по крайней мере, была системной и понятной для дольщиков. Везде оборудовали площадки с дополнительными камерами видеонаблюдения, ввели постоянный общественный контроль. Мы пустили людей на стройплощадки — понятно, что при соблюдении всех норм, но они имели возможность все своими глазами увидеть и своими руками потрогать. Но мы точно по трем объектам переходим на 2024. [Вице-премьер РФ] Марат Шакирзянович [Хуснуллин] на днях как раз объявил, что в 2024 году, объективно, проблемы с дольщиками решатся уже по всей стране. Мы не единственные из регионов, кто в 2023 году хотел досрочно закончить программу. Есть несколько десятков субъектов, вопрос по которым переходит на 2024 год. Но мы постараемся до конца года не тянуть, и уже летом все вопросы решить. Три дома — это не так много. Остается у нас еще два объекта — один в Нефтеюганске, где представлена компания-инвестор «Сибпромстрой — Югория», которая достраивает квартиры в новых домах. Там процесс оформления уже идет. Предыдущий застройщик с документами что-то там выдумывал, расследуется уголовное дело. С прокуратурой мы согласовали список обманутых дольщиков, кто действительно имеет право претендовать на квартиры. Соответственно, сегодня идет процесс уже передачи квартир в новых домах, введенных в эксплуатацию. Вот и еще один объект остается — это в Сургуте, дом в 44 микрорайоне. Используется альтернативный механизм — «Ипотечное агентство Югры» у нас выступает здесь в роли инвестора. Они покупают квартиры в новых домах, введенных в эксплуатацию. Там у нас 79 обманутых дольщиков, то есть, количество подъемное. Они сами выбирают себе квартиры, сопоставимые по тем параметрам, которые были ранее у них, и «Ипотечное агентство» это жилье приобретает. Здесь мы точно пилотный субъект, он согласован с федерацией. Ранее этот механизм в России вообще не применялся, а мы его предложили. Поддержали его и на уровне Минстроя РФ. О пилотных проектах. Вы провели масштабную реформу правительства Югры, забрав под строительный блок фактически все стройки с 1 января 2024 года. Раньше за часть объектов отвечали профильные департаменты, депобр — за школы, депздрав — за больницы — это тоже пилотный проект. Почему вы решили сломать привычную схему? Мне кажется, это естественно, когда каждый своим делом занимается. Строители строят, учителя учат, врачи лечат качественно. Все это, конечно, было во взаимодействии с департаментом строительства, на таком отраслевом уровне. Важно ведь понимать, с кого спрос, кто бумаги-то подписывает? Когда там за это отвечает департамент образования, к сожалению, на уровне исполнителя всегда была зона ответственности строителей. По крайней мере, с моим приходом стали контролировать не только те объекты, которые УКСом окружным строятся, но и все муниципальные, которые в зоне ответственности заказчика окружного находились. Фактически вся стройка была в периметре нашего контроля. Где-то мы там в роли Бабы-Яги выступали, ругались, а фактически инструментов решения вопроса не было. Теперь департамент строительства фактически будет подписывать все бумаги, будет обеспечивать финансирование. Систему немножко поменяем. То есть, все уже, и муниципалитеты в том числе, будут понимать, что нужно правильно отчитываться. Мы собрали из программ все стройки, и сделали одну программу — это было непросто. Аналог существует только на федеральном уровне. Дальше будет второй этап — переход на пятилетний план реальный строительства, который будет прогнозно обеспечен деньгами. Чтобы мы понимали все объекты, которые в течение пяти лет будет строить округ под финансирование, которое еще пока даже не стоит в бюджете. У нас бюджет все-таки трехлетний, а планирование — пятилетнее, до 2030 года у нас вся государственная программа в округе. Мы первыми выполнили поручение вице-премьера РФ принять такую комплексную программу строительства. Означает ли это, что у нас муниципальные управления капстроительства могут быть упразднены и перейдут на окружной уровень? Или что чиновники, которые отвечают за проектирование и за строительство в непрофильных департаментах тоже перейдут под крыло строительного блока? И что стройки, за которые сейчас отвечают муниципалитеты: города и районы, — тоже все уйдут под окружной стройблок? Знаете, такие разговоры и мысли есть. Вот объективно пока сказать о том, что решение уже принято и мы пойдем таким путем, не могу, потому что надо сперва со своими задачами разобраться. У нас и с точки зрения окружного заказчика сложности были определенные — перенастраивали в течение последнего года работу даже не последнего, 2022 и 2023 годов уже как системные изменения. Дальше посмотрим. Варианты такого развития событий есть. Но то, что в профильных департаментах не будет сотрудников, отвечающих за строительство, это факт уже на сегодняшний день. С 1 января просто не будет необходимости. Что касается муниципальных строек — это уже следующий этап. Как только порядок на окружном уровне наведем, дальше посмотрим, как выстроить работу. На муниципальном уровне на сегодняшний день наша задача — осуществлять комплексное строительство. Все жилье должно быть обеспечено и социальными объектами, причем, не только детскими садами и школами. Это по умолчанию должно быть со всеми другими соцуслугами. Наша задача — строить такую жилую среду, при которой будет пятнадцати- или двадцатиминутная пешая доступность ко всем социальным услугам, включая химчистки, прачки, кафе, дома книги, объекты культуры, досуга, дополнительного образования, спорта, спортивные сооружения и фитнес-клубы. К сожалению, застройщики у нас до последнего времени строили жилье отдельно, все соцобъекты отдельно. Но тренд давно уже другой: люди должны получать услуги там, где живут. Весной вы обновили руководство департамента строительства и департамента дорожного хозяйства. А почему были приняты такие решения? Какую оценку можете дать новым руководителям, и есть ли у вас планы по дальнейшему обновлению команды? Новыми руководителями я доволен. Молодые, амбициозные, опытные, прошедшие свой путь. Все заинтересованы в результате. Где-то, может быть, не всегда хватает знаний. Но это компенсируется желанием, здоровой амбициозностью и возможностью брать ответственность на себя. Абсолютно по всем позициям мы идем с улучшением, несмотря на кадровые перестановки. В течение года дорожники уже на федеральном уровне получили соответствующую награду. На днях вице-премьер России отметил Югру среди регионов-лидеров, в следующем году уже там будем идти за «Золотым катком». Если говорить о планах, то сегодня на повестке нет смены кого-то из руководителей. Но это процесс для меня естественный. Я нормально отношусь к ротации кадров. Сегодня жизнь и задачи, которые перед нами стоят, настолько динамичны, что вся команда должна им соответствовать. Если кто-то где-то опаздывает или не разделяет ценности, конечно, здесь мы тянуть резину не будем. Каким видите дальнейшее развитие своей карьеры? Когда вы пришли в югорское правительство, ходили слухи, и они достаточно серьезно муссировались, что вы человек Хуснуллина и Югра — это трамплин. А перспектива — это стать губернатором какого-нибудь региона или уход во власть на федеральный уровень… Знаете, я как солдат, сын своего Отечества. Говорить о том, что таких планов нет, наверное, будет лукавством. Мне кажется нормальным здоровое желание любого руководителя развиваться. Сегодня я твердо нахожусь на своем месте, выполняю задачи. Мы договорились с губернатором о том, что я пришел на срок ее полномочий. Будет соответствующая оценка, будет приглашение — почему бы и нет? Но сегодня других вводных нет, и все это только на уровне разговоров. Может быть, кому-то не нравится, что я в Югре работаю, меня постоянно пытаются куда-то на повышение отправить. Сегодня таких планов точно нет, здесь задач еще куча. Надо показать, на что мы способны. Систематизировать и работать на благо жителей Югры. Тем более, мне регион очень нравится, и в целом нравится работать в команде губернатора. С моей стороны точно никаких таких поползновений нет.
Расскажите о новости друзьям

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...