18 мая 2019

Хоронили культуру — порвали три баяна

Протеже двух министров пытается выжать соки из народного достояния. Любимый творческий коллектив патриарха Кирилла, полпреда Холманских и Висенте Лоссерталеса превратится в «Ласковый май»

02 августа 2013 в 03:09
Размер текста
-
17
+
Министр культуры Свердловской области Павел Креков (слева) о положении дел в Уральском хоре и оркестре знает лишь со слов их директора Дмитрия Кокорина (справа)

Заместитель председателя свердловского правительства, атаман казачьего войска Владимир Романов уже все ноги истоптал в поисках творческого гения. Вице-премьер «кровь из носу» хочет создать настоящий казачий хор или хотя бы вокально-инструментальный ансамбль. Тем временем у него под боком умирают настоящие легенды — «Уральский хор» вместе с «Уральским оркестром народных инструментов», объединенные под брендом «Уральский центр народного искусства». Хоронит эти две культурные организации — их же нынешней топ-менеджер. Ставленник бывшего министра культуры Свердловской области Алексея Бадаева, поддерживаемый нынешним главой ведомства — Павлом Крековым наладил, по отзывам подчиненных, свой «собственный свечной заводик» и постепенно убирает тех, кто выступает против политики коммерциализации всякого искусства. В «URA.Ru» обратились сотрудники центра, отчаявшиеся получить хоть какую-то помощь от правоохранительных органов, надзорных ведомств и бездействующих чиновников.

В «Уральском центре народного искусства» грядут большие перемены. Увы, они носят негативный характер и коснутся всего коллектива. Уже в ближайшее время едва вышедшие из отпуска сотрудники культурного учреждения попадут под сокращение, которое задумал директор Дмитрий Кокорин. Это, уверен художественный руководитель и главный дирижер оркестра, заслуженный артист России Юрий Кравчук, обязательно сорвет и хору, и оркестру весь предстоящий сезон, а в перспективе может означать постепенное выпадение коллективов из общей культурной системы. Чтобы понять, зачем это нужно менеджеру, следует обратиться к предыстории конфликта.

Вице-премьер и атаман Владимир Романов ищет творческого гения — хочет сделать из казаков не только стражей порядка, но и творческий коллектив

Между тем, коллективам «Уральского центра народного искусства» не привыкать перевоплощаться в казаков

С 18 марта 2011 года заместитель министра культуры и туризма Свердловской области Владимир Мантуров представил коллективу концертного объединения «Уральский хор» нового директора — Дмитрия Кокорина. Тот родился в Ижевске, в 1995 с отличием окончил Уральскую государственную консерваторию им. М.П. Мусоргского по специальности «Баян» (был участником знаменитого «Трио баянистов»). Перед назначением в Свердловскую область был генеральным директором автономного учреждения культуры «Концертное объединение «Удмуртская государственная филармония».

Как и за какие заслуги он стал директором государственного автономного учреждения культуры Свердловской области «Уральский центр народного искусства» (ГАУК СО УрЦНИ), известно, пожалуй, только ему самому и назначившему его тогда еще министру культуры Алексею Бадаеву (отправлен в отставку за расхождения с губернатором во взглядах на развитие отрасли). Последнему, по разным данным, Кокорина посоветовал директор Свердловской филармонии Александр Колотурский, (лестно отзывавшийся о менеджере из Ижевска в журнале «Музыкальная жизнь»).

Приход нового директора поначалу не предвещал ничего плохого. Напротив, вместе с ним в центр «пришли» деньги, которое стало активно выделять министерство культуры. 20 лет коллектив упрашивал руководство купить автобус — Кокорин это сделал. Также были куплены минивэн и седан Ford Mondeo, в качестве служебного автомобиля. Заработала база отдыха «Родное подворье», также принадлежащая центру. Более того, в ДК Лаврова наконец-то начали ремонт и реставрацию, на которые в областной программе культурного развития на 2011-2015 годы была заложена сумма в 50 млн рублей. Правда ремонт вышел более чем «косметическим» — были поменяны только входные группы и отдельные элементы внутри здания, в остальном все осталось по-прежнему. В частности, этим летом должен был преобразиться главный зал, но лето подходит к концу, а зал все тот же.

Вот так зал должен был выглядеть после реконструкции...

...но почему-то все еще выглядит вот так

Первые конфликты с новым руководителем спровоцировали его кадровые решения. На недовольство ими творческого коллектива Кокорин ответил негласной установкой относительно физических параметров его участников — никакой излишней полноты, быть в хорошей форме. Именно с этой установкой отдельные участники, в частности, связывают смерть одного из музыкантов — Натальи Глебовой. Ей пришлось носить корсеты, из-за которых, якобы, открылась язва, ставшая причиной смерти. Впрочем, проверявшая случившееся прокуратура ничего не нашла.

Первые кадровые решения нового руководителя коснулись пожилых сотрудников. Как рассказывает Кравчук, на протяжении десятков лет в творческих коллективах и хора, и оркестра существовала практика передачи опыта от старшего поколения — начинающим музыкантам и вокалистам. С приходом Кокорина эта практика была практически изжита — старые кадры стали убирать под благовидным предлогом, а молодые, почувствовавшие, как разваливается некогда легендарная школа, уходили сами.

Под предлогом «поиска новых форм» оркестр было предложено разбить на малые составы. Якобы в прежнем виде коллектив не выполнял план и никак коммерчески не оправдывал своего существования. «Это привело бы к потере взаимосвязей внутри уже сплотившегося и, главное, сыгравшегося коллектива, а восстановить их будет просто невозможно. И в итоге мы будем группой „Ласковый май“, которая могла выступать одновременно в 15 городах страны», — паникует Юрий Кравчук. По его словам, неэффективность оркестра объяснялась фразой «вы не продаетесь», но никак не плохой работой менеджеров по продажам и рекламе или постоянной «кадровой текучкой» заместителей директора по выездной деятельности и концертной работе.

При этом «неэффективный коллектив» зачем-то приглашают на фестиваль «Верхотурский перезвон», проходивший под эгидой уральского полпредства, на концерты, организованные Екатеринбургской епархией к визиту патриарха Кирилла, а также на выступления перед делегацией Международного бюро выставок, приезжавшей с инспекцией перед Экспо 2020. Причем, Кокорину, как рассказывают в коллективах, такие выступления не нравились — во-первых они не давали никаких политических очков ему, а во вторых не приносили дохода, потому как были чисто имиджевыми.

Упрекая коллектив центра в том, что он не приносит деньги, администрация, утверждает Кравчук, никак не способствует его продвижению — в городе найдется от силы меньше десятка афиш с рекламой хора и оркестра. При этом залы ДК Лаврова наполняются иными творческими коллективами и персонами — не так давно здесь прошли сеансы группового гипноза от известного в 90- психотерапевта Анатолия Кашпировского, а чуть ранее залом воспользовался профессор-фитотерапевт Хусаин Табиб. За 2,5 года в оркестр не было куплено ни единого нового инструмента, не шьются костюмы, а официальный сайт организации находится «на реконструкции».

Ансамблям объясняют, что от них ждут шоу, развлечения, а иное «все это традиционное просто никому не нужно» (репертуар оркестра включает более 800 музыкальных произведений русской и зарубежной классики, концертных обработок народных мелодий). Вместе с тем, никакой стратегии по наполнению музыкального сезона, который стартует уже через месяц, у руководства центра на сегодня нет. После того, как Кокориным были отвергнуты сразу несколько программ, предложенные Кравчуком, у последнего возникло подозрение, что коллектив специально делают «неэффективным», выставляют слабым. Это позволит новому менеджеру убрать из хора и оркестра ненужных ему людей, сокращая затраты и налаживая свою линию. Причем Кравчуку, находящемуся сегодня в отпуске, по его словам, Кокорин уже обещал персонально: «я тебя уволю любым способом». Повод для урезания остального коллектива еще проще: «чтобы в автобус все влезали», а в качестве стимула для ухода — урезание надбавок.

При этом, как у любого эффективного менеджера, у Дмитрия Кокорина есть своя команда. О ней знает чуть ли не каждый участник оркестра и хора. Так из той самой «Удмуртской филармонии» он пригласил на работу экономиста Елену Картошкину, вместе с которой в августе 2012 года они учредили НКО «Благотворительный фонд «Народное искусство», аффилированную с ГАУК СО УрЦНИ. Сейчас она уже не работает в учреждении. На время ремонта столовой в ДК Лаврова организацией питания занималась супруга Дмитрия Кокорина — Елена Култышева, а нынешний директор столовой — ее двоюродная сестра Ольга Зарбалиева. Муж последней поначалу руководил службой охраны в ДК Лаврова, но потом ушел и сейчас работает в шашлычной, организованной на территории, примыкающей к зданию ДК.

Денежные потоки сотрудникам, естественно, не показывают, ведь на них посажен главный бухгалтер — тоже человек Кокорина. Однако участники хора и оркестра точно знают, что эти потоки идут мимо них. Зарплата музыкантов, рассказывает Кравчук, на сегодня составляет 15-18 тысяч рублей, в то время как у Дмитрия Кокорина она примерно в шесть раз больше. При этом, в отчетах о проведенной индексации зарплат работникам бюджетных учреждений, подаваемых правительству Дениса Паслера, все в порядке, поскольку там совершенно законно показана средняя цифра — чуть больше 21 тыс. рублей. В целом же, по подсчетам Кравчука, на «хитрой» индексации зарплат коллектива Кокорину удалось сэкономить более 10 млн рублей, которые «неизвестно куда делись». Тем временем на базе отдыха «Родное подворье» появился катер, а Кокорин продолжает строить дачу на Широкой речке и активно пользуется служебным автомобилем Ford Mondeo.

«Вы не продаетесь», — говорит администрация УЦНИ своим творческим коллективам и заполняет зал башкирскими фитотерапевтами...

...или гипнотизерами из далекого прошлого

Дмитрий Кокорин информацию, имеющуюся в распоряжении «URA.Ru», комментировать не стал. «Я глупости и слухи не комментирую. Если у кого-то есть какие-то претензии, а к ним и доказательства — давайте решать это все в правовом поле, в суде», — сообщил он в телефонном разговоре. К сказанному он лишь добавил, что «знает, кто распространяет всю эту информацию».

Впрочем, Юрий Кравчук и не скрывается. Против него, как он утверждает, была организована травля: администрация стала собирать жалобы и кляузы на дирижера, ему стали ставить в упрек вероятный срыв сезона, в результате Кравчук попал в больницу с инсультом. По выходу ему было предложено уйти, чтобы его место занял бывший руководитель и основатель оркестра — Леонид Шкарупа. Последний, как выяснилось чуть позже, и не собирался возвращаться — сказанное было провокацией.

На вопрос, почему такую же тревогу не бьет хор, Кравчук утверждает, что «люди боятся». А тем временем легендарный вокальный коллектив попросту умирает — из-за того, что хор большую часть произведений исполняет под фонограмму, от его участия в различных мероприятиях отказался даже екатеринбургский митрополит Кирилл. Вероятно поэтому на фестивале «Казачий круг» (проводится под патронажем администрации президента) в прошлом году было особо отмечено именно выступление оркестра, но не хора и для Юрия Кравчука это отдельный повод для гордости.

Директором УЦНИ Дмитрий Кокорин стал по воле министра культуры Алексея Бадаева (справа). Чуть позже сумел найти подход и к новому главе ведомства — Павлу Крекову

В этом году Уральскому хору исполняется 70 лет. В начале июля министр культуры Свердловской области Павел Креков провел заседание, посвященное организации празднования юбилея легендарного коллектива. На нем Дмитрий Кокорин пообещал, что «зрители не только увидят лучшие номера, но и узнают историю коллектива, традиции». С тех пор ни рекламной, ни информационной поддержки «более 20 самых разных мероприятий», которые должны состояться в рамках празднования юбилея, так и не получили.

Разобраться в ситуации не пытаются ни правоохранительные органы, ни председатель свердловского правительства Денис Паслер, под носом у которого происходит постановка культуры на «широкую коммерческую ногу». Не поддержал коллективы пока и свердловский вице-премьер и атаман Владимир Романов, пытающийся создать казачий ансамбль, чтобы представить своих подопечных не только как охранников массовых мероприятий, но и как творческих людей. Равнодушен к происходящему и ответственный за отрасль министр Павел Креков — Юрия Кравчука он старается игнорировать, а Уральский центр народных искусств в ДК Лаврова так ни разу и не посетил, активно знакомясь с вверенными ему учреждениями на самом старте свердловской карьеры.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...