01 декабря 2021

Показательно, что юбилей Сумина совпал со столетием Брежнева

Политолог Евгений Минченко - об особенностях десятилетия, прожитого Челябинской областью

Размер текста
-
17
+

Минченко (на фото) в этот праздничный день желает Сумину одного - здоровья

В среду, 20 декабря, исполнится 10 лет, как действующий губернатор Челябинской области Петр Сумин одержал победу на выборах и пришел к власти. Как и тогда, так и сегодня личность Петра Ивановича неоднозначно оценивается современниками. Опубликовав некоторое время назад результаты социологического исследования, проведенного в преддверии символичного юбилея в городах и районах Челябинской области, «URA.Ru» предоставляет слово эксперту, которого нельзя заподозрить в отсутствии критического подхода и собственной точки зрения на происходящее в регионе. Его мнение нам показалось тем более интересным, что, проживая и работая в настоящее время в Москве, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко остается уроженцем Южного Урала.
 
- Евгений, в книге, где анализируется опыт региональных предвыборных кампаний 90-х, вы пишете, что время нахождения Вадима Соловьева у власти можно охарактеризовать как «цепь тактических побед, которые в итоге обернулись стратегическим проигрышем». Есть ли у вас столь же емкая характеристика для 10 лет, которые прошли с Петром Суминым во главе Челябинской области?
 
– Если классифицировать эти две персоны с точки зрения политической культуры, то нетрудно прийти к следующему выводу. Соловьев как человек, сориентированный на западную модель администрирования, попытался что-то сделать, но потерпел неудачу. А Сумин склонен плыть по течению и при этом демонстрировать всячески, что именно он определяет направление и характер этого течения. В отсутствии деятельности он имитирует таковую. Поэтому и время Сумина – это сплошная имитация действия. Это мой ответ на ваш вопрос.
 
– Весьма категоричное и даже резкое суждение…
 
- Тем не менее, это так. Сумин – человек процессуальный. Знаете, как-то Леонид Ильич Брежнев сам назвал своей сильной стороной умение работать с кадрами. Если кто-то однажды попал в его обойму, он из нее так просто не выпадет. Самый востребованный лозунг – мы кадрами не разбрасываемся...
 
– Так же говорит, например, нынешний свердловский губернатор.
 
- Нет ничего удивительного. Так говорят почти все выходцы из той партийно-номенклатурной среды. Это их стиль, от которого им трудно отказаться, даже спустя столько лет... Так вот, если деятельность Соловьева была нацелена на результат, то вся работа Сумина направлена на работу с людьми.
 
- Так может, это и к лучшему? Вы сами писали, что «неплохой организатор и мастер аппаратных игр, Соловьев недооценил значимость публичной политики и жестоко за это поплатился». Сумин вроде бы эти ошибки учел…
 
- Безусловно, Сумин более мягкий и менее категоричный, чем Соловьев. У него бывают эмоциональные взрывы, когда он может наорать на подчиненных. И не только на подчиненных. Но в большинстве случаев он позволяет свершиться тому, что должно свершиться. И тут надо смотреть, для кого это хорошо? Для Сумина и его ближайшего окружения – вероятно, да. А как для области в целом?
 
- Вот тут позвольте еще одно сопоставление экс-губернатора и действующего главы региона. Ситуацию накануне 20 декабря 1996 года вы охарактеризовали так: «оставшийся в одиночестве непопулярный губернатор пытается удержаться у власти, а мощная коалиция оппозиционных ему сил намерена заменить его на Сумина под лозунгом «хватит Соловьева!» Признаться, все чаще приходится слышать что-то вроде «хватит Сумина!» Но мощной коалиции против него что-то не наблюдается. Практика вообще показывает, что политические враги Петра Сумина рано или поздно переходят в его команду, как поступил Михаил Юревич. Или по крайней мере подписывают и свято блюдут некий пакт о ненападении, как Валерий Гартунг.
 
- Проблема оппозиции в Челябинской области была не в том, что все кругом довольны губернатором и его курсом. Недовольные были, есть и будут. Проблема в том, что за все это время единой консолидированной фигуры на Южном Урале так и не появилось. Вспомним Гартунга. На мой взгляд, во время губернаторской кампании 2000 года он больше боролся с невесть откуда взявшимся Михаилом Гришанковым, в котором не без оснований разглядел главное препятствие к победе на выборах. И тем самым, кстати, сам поспособствовал становлению Гришанкова в качестве серьезного игрока в глазах региональной элиты. И что же увидела элита в 2000 году? Уже знакомый со всех сторон Сумин, совершенно непредсказуемый и агрессивный Гартунг и уж вообще никому не известный, выскочивший как черт из табакерки, но потенциально сильный Гришанков. Конечно, выбор элиты в этих условиях был предопределен.
 
- Хорошо, в 2000 году элита предпочла Сумина. Но говоря о популярности и непопулярности политика, все-таки подразумевается, что речь идет о его оценке простыми смертными: народом, электоратом... Судя по рейтингам, публикуемым не только губернаторской пресс-службой, Сумин ненамного уступает в популярности президенту. В чем секрет?
 
– А сегодня редкий глава региона не может похвастать высокими рейтингами. Секрет в особенностях нынешней эпохи, главная ценность которой для обывателя – стабильность. Показательное совпадение, что юбилей, о котором мы говорим, оказался так близок к столетию со дня рождения Брежнева.
 
- Вы так настойчиво упоминаете Леонида Ильича, что хочется заподозрить вас в желании провести прямую аналогию между современной ситуацией в Челябинской области и эпохой застоя в СССР.
 
- Так и есть.
 
– Не особенно лестное видение юбилея… Из вашей книги следует, что приход Петра Сумина к власти десять лет назад был предопределен. И все-таки, существовала возможность изменить ход новейшей истории Челябинской области?
 
- Была, потому что приход Сумина к власти был предопределен ошибками действовавшей на тот момент областной администрации и конкретно Вадима Павловича Соловьева. Я вам даже скажу, когда и в чем он ошибся. Весной 96-го, незадолго до президентских выборов, мы пришли в кабинет к Соловьеву и сказали: Вадим Палыч, для вас что важнее, остаться в кресле или сохранить курс реформ в Челябинской области?
 
– Иными словами, вы предложили Соловьеву уйти в добровольную отставку?
 
– Да. По нашему сценарию на первый план выдвинулась бы фигура его заместителя – Виктора Христенко, человека почти неизвестного широким массам, но это именно то, что было нужно. Времени «раскрутить» Христенко было предостаточно, а привести его к победе можно было не дожидаясь момента, когда избиратель, «проголосовав сердцем» за Ельцина летом, уже зимой совершенно предсказуемо шатнулся резко влево, отдав власть в регионах оппозиции. Я понимаю, что Соловьев сделал выбор в пользу самосохранения в кресле главы областной администрации и проиграл. А Виктор Борисович как образцовый бюрократ сначала взял под козырек, возглавил избирательный штаб Соловьева, а после победы Сумина именно в качестве образцового бюрократа пригодился в федеральных структурах.
 
– Все-таки, как человек, для которого Южный Урал - не просто один из десятков российских регионов, - ответьте: в чем вы видите заслугу губернатора Сумина и что можно отнести к минусам его правления? Что за эти годы регион приобрел и что потерял, возможно, навсегда?
 
– На мой взгляд, за все это время в регионе не было реализовано ни одной прорывной программы. Я снова повторю – область развивалась потому, что с ее промышленным потенциалом она не могла не развиваться, особенно после того, как экономическая конъюнктура стала особенно благоприятной. Но в этом заслуга не губернаторской команды, а того же  бизнеса, которому принадлежат предприятия и который, должно быть, благодарен Сумину просто за то, что руководство области просто не вмешивалось и не мешало работать. Вот, может, в этом главный плюс. А главный минус – это кадровая политика. Такое число коррупционных дел, как в Челябинской области, выглядит беспрецедентным.
 
– Но ведь есть чем крыть. Приблизительная цитата от одного из вице-губернаторов: у других тишина не потому, что там коррупции меньше, а потому, что мы с ней по-настоящему боремся…
 
– Это смешно. Не мне вам рассказывать о почти нескрываемом противодействии расследованию наиболее важных и громких дел. А там, где этого противодействия не было, там четко прослеживается борьба группировок внутри самой областной администрации. Взять хотя бы дело Тимашова. Но не надо путать борьбу с коррупцией и межклановые разборки.
 
– Можно традиционный вопрос: кто будет следующим губернатором?
 
– Сложно говорить, но, по моим ощущениям, наиболее велика вероятность, что им станет один из капитанов бизнеса, хорошо известных в регионе. Второй по степени вероятности сценарий – назначение кого-то из действующей команды. В этом случае наибольшие шансы у Андрея Косилова как у самого первого зама. Но чтобы получить этот пост, Андрею Николаевичу придется проявить чудеса изворотливости. Наконец, третий по вероятности вариант – это генерал-губернатор, которого пришлют из Москвы, например, для продолжения антикоррупционной зачистки. Вообще же, коль скоро мы относим решение вопроса о губернаторе к компетенции Кремля, нельзя не заметить, что в последнее время его кадровую политику в регионах отличает некоторая инерционность. Резких замен нет, и понятно, чем это обусловлено. Для Кремля ценность представляют те фигуры, которые способны обеспечить нужный исход выборов 2007 и 2008 годов. И если мы говорим о возможности того, что смена первого лица в Челябинской области произойдет к этому моменту, такую стратегию федерального центра необходимо учитывать.
 
– А стоит ли ожидать возвращения тех, кого принято ассоциировать с досуминской эпохой? Например, может ли вернуться в региональную политику Вадим Соловьев и на что в таком случае он может рассчитывать?
 
– Я думаю, что это вряд ли. Прошло время, и практически все, кого с этим временем можно связывать, неплохо себя ощущают и в нынешнем состоянии. В том числе и сам Соловьев. Ну, или взять хотя бы Виктора Христенко. Большую глупость, чем о его возвращении в Челябинскую область в должность губернатора, трудно себе представить. С 2000 года у него куда больше рычагов влияния и возможностей для разносторонней реализации, чем могло бы дать кресло главы региона.
 
- И напоследок такой вопрос: что бы пожелали Петру Сумину в этот юбилей?
 
– По-человечески – здоровья.
 
Беседовал Александр Полозов, © «URA.Ru»
 
 
Наша справка: Евгений Минченко, политический технолог. Родился в 1970 году в Челябинске. Закончил исторический факультет Челябинского госуниверситета и аспирантуру в Российской академии госслужбы при президенте РФ по специальности «политическая психология». Один из основателей и первый руководитель аналитического агентства «Нью-Имидж», основатель и директор Международного института политической экспертизы. Специализируется на теории и практике политических и выборных кампаний, связях с общественностью и органами власти. За время работы на рынке политконсалтинга участвовал в нескольких десятках кампаний в России, СНГ, странах Восточной Европы и США. В 2001 году выпустил в свет книгу «Как стать и остаться губернатором?», в которой обобщил опыт проведения региональных выборов второй половины 90-х годов.  
Минченко (на фото) в этот праздничный день желает Сумину одного - здоровья
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...