27 октября 2021

Аборигены, разойдись, однако

Власти ХМАО принесут нефтяникам на блюдечке ключи от всех сокровищниц Югры

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
КМНС сегодня не в моде, все решает только нефть фото – Андрей Загумённов

В Югре стартует первое заседание Думы округа в новом году. За два дня до встречи югорских депутатов своё совещание провела региональная ассамблея представителей коренных малочисленных народов Севера. Традиционно спокойная, малая по масштабам поднимаемых вопросов встреча сегодня обернулась сразу двумя сенсациями, которые парламентарии, в своё время избравшиеся от уникальных одномандатных национальных округов, готовы преподнести своим коллегам. Всплыли и «законодательный» сюрприз, и давняя проблема, а в итоге все может измениться так, что жизнь округа больше никогда не будет прежней. Почему на помощь уже позвали президента Путина, кто создал для аборигенов новый тренд и какая вот-вот заварится каша — читайте в материале «URA.Ru».

Хорошо забытое старое

В ходе работы парламентарии — на совещании присутствовали вице-спикер парламента Еремей Айпин, Надежда Алексеева и Александр Филипенко — обсудили ряд уже наболевших вопросов, которые завтра будут стоять в рамках основной повестки заседания. Первый же из них, касавшийся уточнения параметров бюджета на 2014 год (расходы и доходы вырастут на 401 млн рублей из-за возврата и перераспределения неосвоенных муниципалами средств), вскрыл неявную, но острую проблему. «У нас не хватает средств на программу по жилью для КМНС, на этот год запланировано только 70 млн рублей, а тут такие деньги остаются неосвоенными. По некоторым районам у нас на год 11 млн рублей всего запланировано — ну это деньги разве? Плюс за прошлый год ещё 22 миллиона не были освоены, как вообще это называть?» — высказался Айпин. По его словам, общее количество представителей КМНС, сегодня ожидающих средства в рамках окружных субсидий, составляет около 4 тыс. человек.

Участники поясняют: деньги не были освоены ввиду своеобразного затора, возникшего в очереди. «У нас есть первоочередники, примерно 300 человек, которые, по сути, отказываются от субсидий, хотя стоят в очереди. Пока не будет ликвидирован этот момент, очередь не будет двигаться. Не понимаю, как это произошло, раньше такого никогда не было», — дополнила Айпина одна из сотрудниц аппарата Ассамблеи. Подобная ситуация сложилась с финансированием этнического отдыха детей из числа КМНС на национальных стойбищах: деньги выделяются вразнобой, их всё время не хватает, в то же время грантовая поддержка со стороны департамента культуры округа, которая ранее выполняла роль основного источника денег, сейчас попросту отменена. Более того, отмечает Еремей Айпин в разговоре с корреспондентом «URA.Ru», сегодня в ведомстве, обладающем частью полномочий по работе с КМНС (большая их часть отдана в департамент природных ресурсов и несырьевого сектора экономики Югры, возглавляемый Евгением Платоновым), попросту нет специалистов, курирующих вопросы взаимодействия с коренными жителями региона.

7 ноября 2013 — дума ХМАО, айпин
КМНС Югры устали ждать, пока власти округа возродят их профильный департамент

«Понимаете, сегодня наши направления работы раскиданы по нескольким департаментам: жилищная программа в депстроительства, за гранты отвечает депкультуры, частично полномочия взял на себя депобразования, главный во всей этой схеме — департамент Платонова. Из-за этого любое взаимодействие тормозится, проблемы возникают на пустом месте, а потом в итоге у нас очереди не двигаются по жилью. Мы постоянно получаем обращения с территорий о том, что ситуацию надо менять», — рассказывает Айпин.

Вице-спикер напоминает: до изменений структуры правительства в 2010 году, произведённых губернатором Натальей Комаровой, существовал небольшой департамент по делам народов Севера, штат которого составлял всего 26 человек. «Ведомство объединяло в себе всех необходимых специалистов по делам КМНС, регламентировало программы, отвечало за их выполнение и просто курировало работы с коренными жителями. Сейчас всё это распределено по разным департаментам, хотя старая схема работала прекрасно. В прошлом году мы уже задавали губернатору вопрос о возможном возрождении этой структуры, она ответила, что пока будет действовать новая схема. Мы считаем, что сегодня вопрос назрел уже как никогда, ждать больше нельзя — в четверг на заседании мы выдвинем инициативу от объединённой группы депутатов о возвращении в структуру правительства этого департамента», — заявил Еремей Айпин.

Удар из прошлого

Впрочем, департамент по делам КМНС — тема достаточно простая и понятная. Куда тяжелее второй момент, озвученный членами Ассамблеи на совещании, и те последствия, который он сулит коренному населению Югры. Речь идёт о злополучном 406 федеральном законе, вступившем в силу 30 декабря 2013 года. Законопроект внёс кардинальные и неоднозначные изменения в закон «Об особо охраняемых природных территориях» (далее — ООПТ), и, по оценкам ряда экспертов, продолжает курс на ослабление природоохранного законодательства.

Ханты и манси, югра, кмнс, ханты, хмао, пейзаж

Среди негативных факторов: сокращение категорий ООПТ; обязательное согласование региональных ООПТ с федеральными органами власти; фактическая отмена охранных зон государственных природных заказников; ослабление правового положения и режима природных парков, возможность преобразования заповедников в национальные парки. Примечательно, что впервые проект этих изменений был предложен в 2008 году комитетом Госдумы по природным ресурсам и природопользованию, который до вплоть 2010 года возглавляла нынешний губернатор Югры Наталья Комарова. В те же годы проект прошёл первое чтение и после ряда поправок был отложен в долгий ящик.

Айпин поясняет: вновь о законопроекте вспомнили в 2011 году, когда была создана рабочая группа из представителей крупнейших нефтяных компаний, общественности и властей Югры. Главная особенность нового закона — редакция самого понятия ООПТ. «По всему тексту изменяется понятие особо охраняемых природных территорий — исчезает слово «природные». Это означает лишь одно: поскольку бывшие ООПТ больше не относятся к природным территориям, для ведения на них всевозможных проектов более не требуется проведение обязательной государственной экологической экспертизы. Показательно, что он был принят под конец года, что называется «под шумок», — заявляет Еремей Айпин.

Надо понимать, что для коренных народов Югры данные изменения — ещё один гвоздь в крышку гроба их особого правового статуса. В целом в Югре сегодня присутствуют около 560 родовых угодий, так называемых территорий традиционного природопользования (далее — ТТП) — тех же ООПТ, не обладающих, однако, чётко выраженным правовым статусом. Суть ТТП достаточно простая: нефтяники, ведущие разработку югорских недр, вынуждены мириться с уникальным положением ханты и манси, заключая с ними соглашения о сотрудничестве и тем самым получая право на разработку. Предполагается, что особый статус родовых угодий, регулируемый региональным законом 2006 года, обеспечивает им защиту от притязаний нефтяников на земли, однако, как отмечают эксперты, в последние годы от неё мало что осталось. По сути — лишь право согласовывать проекты компаний на своей территории (коим виртуозно воспользовалось семейство Айпиных из рода Бобра) и пресловутая экологическая экспертиза. С принятием закона, исключающего отнесение ТТП к ООПТ, последний способ обороны канул в Лету.

Ханты и манси, югра, кмнс, ханты, хмао, стойбище
Для властей Югры КМНС как тренд на сегодня полностью растерял свою актуальность

Однако это ещё не всё. Закон так и остался бы незамеченным (тем более, что в его рамках региональные власти вправе решать самостоятельно, какие категории относить к ООПТ), если бы не обращение заместителя директора «Сургутнефтегаза», начальника управления экологической безопасности и природопользования аппарата управления компании и депутата Думы ХМАО Любови Малышкиной на имя Натальи Комаровой и спикера Думы Бориса Хохрякова.

В письме, поступившим в Белый дом 18 января, чётко изложена позиция нефтегазового гиганта по актуальному вопросу: «С целью приведения требований регионального законодательства в соответствие с федеральными в связи с вступлением в силу закона 406-ФЗ прошу инициировать внесение изменений, исключающих отнесение ТТП к ООПТ». Примечательно, что первой речь о ликвидации экологической экспертизы завела депутат «Сургутнефтегаза», всегда державшегося в стороне от каких-либо конфликтов с коренным населением. Или, по крайней мере, не допускавшего их проникновения в публичную плоскость.

Еремей Айпин рассказывает: для нейтрализации последствий нового закона инициативная группа из представителей Ассамблеи КМНС и ряда иных депутатов парламента Югры готовится внести в Госдуму проект с рядом изменений. В частности, ТТП коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока должны быть законодательно закреплены в Земельном кодексе РФ, а в ряд статей должно быть добавлено заветное слово «природные». Исключение ТТП из перечня ООПТ, пишут депутаты в пояснительной записке к проекту, «негативно отразится на режиме их охраны, защите публичных интересов, в том числе по защите исконной среды обитания и традиционного образа жизни КМНС автономного округа».

Ханты и манси, югра, хлеб, кмнс, ханты, хмао
Когда-то югорские «индейцы» встречали нефтяников хлебом-солью

«Поскольку ТТП больше не относятся к особо охраняемым территориям, они не ограничены в обороте. Проектная документация, реконструкция и строительство промышленных объектов в их границах больше не выступает объектом государственной экологической экспертизы. Всё это может привести к бесконтрольному промышленному освоению земель», — пишут депутаты в записке, адресатом которой выступает президент РФ Владимир Путин. В конце добавлено: все вышеперечисленное неминуемо приведёт к росту напряжённости и массовым протестам.

Однако, несмотря на бравый тон заявления, Еремей Айпин признаёт, что инициатива от региональной Думы, даже будучи одобренной коллегами (в том числе той же Малышкиной), почти гарантированно не будет принята Госдумой — за прошлые годы парламент страны принял не более 4% от всех региональных законопроектов. В этом случае, заявляет депутат, придётся искать какие-то компромиссные пути решения и компенсации последствий. Отметим, в тексте закона есть одна лазейка, которая может спасти положение: статья 10 указывает, что ООПТ и их охранные зоны, созданные до вступления в силу, сохраняются в старых границах. Однако ввиду обращения «Сургутнефтегаза» она вряд ли поможет.

«В общем, продавили, продавили нефтяники всё-таки. Раньше экспертиза сдерживала, теперь и её нет. Природоохранное законодательство постепенно становится всё мягче», — резюмирует Еремей Айпин. Он же добавляет, что ситуацию могла бы исправить лично Наталья Комарова, однако вряд ли она решится на открытое противостояние с нефтяными компаниями.

Послание Комаровой 11 декабря 2013 года. Ханты-Мансийск, комарова наталья, губернатор хмао
Члены ассамблеи считают, что ситуацию могла бы исправить Наталья Комарова, но не уверены, что она решится на вмешательство

В то же время опрошенные «URA.Ru» эксперты не склонны оценивать изменения законодательства столь драматично. В частности, известный в регион эколог-общественник, руководитель организации «Эконадзор» Евгений Слюсарь открыто заявляет, что всегда был сторонником скорейшей отмены государственной экологической экспертизы. «Понимаете, как бы это не звучало, но это всё лишние барьеры и затраты для компаний. Все те же функции выполняет главная государственная экспертиза, которая обязательно проводится для всех подобных проектов, по сути, отменённая норма дублирует её в части экологии. А проведение стоит десятки миллионов рублей, плюс идет до года, и ещё не факт, что по итогу им позволят вести работы. По завершению надо вести главгосэкспертизу — тоже затраты и по времени, и по деньгам», — объясняет ситуацию г-н Слюсарь. К слову, он в качестве эксперта входил в состав рабочей группы по шлифовке поправок в закон и тогда выражал аналогичное мнение.

Ханты и манси, рыба, югра, кмнс, ханты, хмао

«Получается, что экологическая экспертиза была нужна только Росприроднадзору, использовавшего её как инструмент давления на нефтяников. Мне не совсем понятны все высказанные опасения — социально-экономические соглашения между компаниями и общинами КМНС по-прежнему на месте, ради бога, можно договариваться и работать. Конечно, нефтяники не идеал. Но и передёргивать ситуацию тоже не стоит — всё это вопрос чисто гражданско-правовой и вполне решаемый», — резюмирует Евгений Слюсарь.

Интересно, что один из источников, близких к правительству региона, отмечает, что в целом КМНС как тренд на сегодня полностью растеряли свою актуальность. «С ними носились, пока это было нужны для сдерживания нефтяников, в 90-е годы. Тогда же создавались и ТТП. Сейчас это стало уже никому не нужным, КМНС свою задачу выполнили и актуальность потеряли. По поводу Айпина могу сказать одно: не секрет, что политическая карьера практически закончена, так же, как и существование Ассамблеи при Думе округа. Уже сейчас приняты решения о её выделении из состава парламента, плюс ко всему в закон о выборах внесены изменения, исключающие национальные одномандатные округа. А кто без них изберёт наших депутатов от КМНС? Так что для Айпина, который ранее, вообще-то, не проявлял никакой активности по защите соплеменников от компаний ТЭКа, это такой своеобразный шанс оставить след в истории и душах земляков», — рассказывает собеседник. Мнение, безусловно, интересное.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...