22 октября 2019

«В частной беседе я высказал Штайнмайеру свою позицию»

Как готовился самый резонансный визит года в Екатеринбург. И как на нем зарабатывают сейчас

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Список контактов ректора Уральского федерального университета Виктора Кокшарова огромен фото – Владимир Жабриков, Александр Мамаев, Анна Майорова, Антон Белицкий

Под Новый год Уральский федеральный университет вместо подарка получил обвинения в проведении антироссийских мероприятий. Такую оценку на площадке Общероссийского народного фронта получила лекция главы МИД Германии Франка-Вальтера Штайнмайера. «URA.Ru» — сразу к ректору УрФУ Виктору Кокшарову, а у него переписка с МИДом России, бумага (как в «Собачьем сердце»: «Фактическая. Настоящая. Броня»). И история оказалась намного интереснее: Кокшаров рассказал подоплеку визита германского министра, об интернационале радикалов, который его пугает, и о студентах, которых кто-то видит чрезмерно послушными. Как защищают право на образование от блогеров — в интервью нашему агентству.

— Последний месяц в блогосфере (сразу оговорюсь, что это небольшие блоги, не многотысячники) создается некий негативный фон по отношению к деятельности университета. Вы его замечаете?

— Он не столь заметен, поскольку его созданием занимаются отдельные средства массовой информации (я бы сказал, дезинформации), у которых свой собственный интерес. Их, наверное, мало интересует собственно университет, скорее, это коммерческая составляющая. Поэтому выдергиваются факты, дается иная интерпретация, зачастую откровенная ложь и дезинформация...

Встреча с Виктором Кокшаровым. Екатеринбург, кокшаров виктор, вьюгин михаил

— Это бы все ерунда, но повод для нашей встречи — это вынесение этих оценок на такой уровень, как Общероссийский народный фронт.

— Да, прискорбно, что обсуждение на площадке ОНФ происходит без всей полноты информации. Мы готовы эту информацию предоставить и, естественно, озвучить свою позицию. И не только свою, но и позицию Министерства иностранных дел РФ, проиллюстрировать ее конкретными документами.

— До публичных выступлений представители Фронта к вам обращались?

— Нет. Они и сейчас не обращаются.

— То есть вы видите только публичную сторону этого процесса?

— Да, хотя уверен, что любой нормальный человек, какую бы он организацию ни представлял, должен оперировать конкретными фактами и документами.

Встреча с Виктором Кокшаровым. Екатеринбург, кокшаров виктор, вьюгин михаил
Виктор Кокшаров демонстрирует переписку с МИД России — организатором визита иностранного министра. Какие могут быть обвинения в непатриотичности?

— Я вам скажу, что, как выпускник университета, горжусь тем, что министр иностранных дел Германии выступал на площадке вуза, который я закончил. Это повышает стоимость и моего образования. Расскажите, как был организован сам визит, когда о нем начали договариваться?

— Визит был организован в рамках сотрудничества Университета со своим Почетным доктором Франком-Вальтером Штайнмайером. Господин Штайнмайер получил это звание в 2012 году, когда возглавлял фракцию Социал-демократической партии в Бундестаге. До этого, как министр иностранных дел Германии он уже бывал в университете: первый раз — в 2008 году, когда в Екатеринбурге проходили межмидовские консультации. Со стороны России был Сергей Лавров, Германию представлял Франк-Вальтер Штайнмайер. Тогда наш гость также выступал перед студентами и высказал ряд интересных предложений по укреплению сотрудничества между Россией и Германией, в том числе и в энергетической сфере, по развитию контактов на уровне студенчества, ученых. Они реализованы: создано Российско-германское энергетическое Агентство.

И в этот раз мы принимали не частное лицо, а министра иностранных дел Германии. И совершенно очевидно, что любые подобные визиты согласовываются на самом высшем уровне.

Саммит Россия-ЕС. Приезд гостей и пленарное заседание, путин владимир, лавров сергей
Российское законодательство не предполагает альтернативы: подчиняясь президенту России, министр иностранных дел Сергей Лавров (слева) — единственный координатор всей внешнеполитической деятельности

— Самый высший уровень — это кто?

— Это, например, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. По закону Российской Федерации, именно он — непосредственно подчиняясь президенту России — является координатором международного сотрудничества. И если Министерство иностранных дел данный визит согласует и организовывает, то говорить о том, что он проходил как-то спонтанно и о нем кто-то не знал — несправедливо.

(достает бумаги) Вот переписка с МИДом, согласование всех деталей в Третьем европейском департаменте: «Предварительно, 18 ноября в Москве и 23 ноября в Вене между министрами обсуждалась возможность приезда Штайнмайера в Екатеринбург».

— И программа визита...

— Безусловно. Вот я вам сейчас покажу один документ, который я готов предоставить ОНФ. «Представленная программа пребывания министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера в Екатеринбурге носит, на наш взгляд, адекватный и целостный характер, — пишет нам МИД. — Считаем важным запланированный губернатором прием Министра иностранных дел Германии». То есть это все согласовывалось: сначала на уровне министров, потом на уровне департаментов.

— Как принято по протоколу: тематика таких выступлений заранее обсуждается?

— Она не обсуждается в деталях, но обсуждается в общем и целом на уровне министров. Вот, тоже для иллюстрации, уже после визита нам пришла благодарность от Министерства иностранных дел России: «Франк-Вальтер Штайнмайер в весьма позитивных тонах говорил о своем пребывании в Екатеринбурге, разрешите поздравить вас с успешным завершением данного мероприятия».

Франк-Вальтер Штайнмайер, лекция в УрФУ. Екатеринбург, штайнмайер франк-вальтер
Франка-Вальтера Штайнмайера в Германии критикуют за расположении к России, а в России только за то, что он немец

— Вы сами были на лекции, как воспринимаете ее, с точки зрения интересов Университета?

— Я оцениваю ее с точки зрения интересов России и считаю, что это был дружественный визит. Смотрите, на Западе по поводу России развернута масштабнейшая истерия: нам грозят, санкциями душат. И в этой обстановке министр крупнейшей страны, наиболее сильной экономически в Европе, несмотря ни на что приезжает в центр России и говорит о том, что нам нельзя воздвигать барьеры и разделительные линии, что Россия — это часть европейского пространства, часть европейской безопасности.

Он не говорил, что Россия плохая или Германия хорошая, а говорил о том, что несмотря на санкции мы не должны прекращать сотрудничать. И это уже сигнал для западного сообщества.

Вы же знаете, что сам по себе Штайнмайер — это человек, которого на уровне правительства Германии критикуют за то, что он пророссийски настроен.

— А получается, что мы своими высказываниями сейчас отторгаем его, как союзника и друга.

— Меня тревожит объединение, такой международный интернационал радикалов. Там его критикуют за пророссийскую позицию, а наши радикалы критикуют его за то, что он из Германии, что он такой-сякой, Европу представляет. Я считаю, что это антигосударственное высказывание наших радикалов, поскольку идет вразрез с посланием президента Российской Федерации. Владимир Путин однозначно высказался, что «мы будем настаивать на многообразии мира и будем доносить до людей за рубежом правду».

«Мы сами никогда не пойдем по пути самоизоляции, ксенофобии, подозрительности и поисков врагов. Это все проявления слабости, а мы сильны и полностью уверены в себе», — сказал президент в послании этого года. Вот это наша государственная позиция, я считаю.

Послание президента Путина 12.12.12. Москва, послание президента
Послание президента России в декабре услышали не все. Специально для них Виктор Кокшаров цитирует пункты о взаимодействии с внешним миром

Кстати говоря, и само выступление Штайнмайера, и дискуссия — это поиск правды, поскольку студенты могли задавать вопросы, которые их интересуют. Злободневные и, может быть, неприятные и самому Штайнмайеру. Они были очень острые: по Украине, по Крыму. Для студентов это была возможность высказаться и услышать позицию. А если мы их будем всячески от любой информации и контактов со здравомыслящими представителями Запада ограждать, то у них не будет такой возможности.

Хотя, конечно, о таком ограждении думают псевдопатриотичные блогеры, считающие, что студенты у нас тупые, ничего не понимают, и что посланцы Запада их с собой уведут на веревочке. А я считаю, что наши студенты намного умнее, чем эти блогеры, и умеют взвешивать информацию. Мы их учим этому. Они умеют задавать злободневные вопросы и выглядят, в общем-то, намного лучше блогеров.

— А мне кажется, что несколько неприкаянных общественников эту историю используют для того, чтобы получить бюджет и устроить собственное road-show по всей стране. Что они озвучивают: вот была одна лекция — дайте нам теперь бабла, мы тоже поедем и будем пропагандировать уже свое.

— Это странное, надуманное противопоставление: одни выступили, другим не дали. Наш университет — открытая площадка. У нас выступил Штайнмайер, но до него были [замминистра связи России Алексей] Волин и [главред «Комсомолки» Владимир] Сунгоркин, которых в непатриотичности сложно заподозрить. Мы с удовольствием принимаем людей с консервативными взглядами, потому что не делим мир на своих и чужих. Все, кто в рамках единого политического поля, кто не является маргиналами, а является патриотами, работают для России, они на нашей площадке должны выступать. Для студентов. Потому что студенты должны сами, из первых уст получать необходимую информацию, черпать ее и составлять картину мира.

Лекция Алексея Волина в рамках проекта
Лекция замминистра связи России Алексея Волина в УрФУ в рамках проекта «Гуру медиа» — лучшее подтверждение открытости университета

— Виктор Анатольевич, не могу не спросить про последствия санкций. Потому что, как только первые санкции по России были приняты, наши журналисты сразу стали волноваться относительно научных проектов.

— Отдельные тревожные моменты звучат, но пока это не сказывается на научных и образовательных контактах. В этом году к нам приезжали представители более чем 40 стран мира, 213 человек, которые представляют в том числе США, Францию, Великобританию, Китай. И наши научные сотрудники, преподаватели, более 400 человек, выезжали на научные стажировки и конференции. В самые разные страны мира.

Что касается тревожных звоночков, есть и такой пример: мы создаем региональный инжиниринговый центр, работающий, в том числе и на интересы высокотехнологичной промышленности. Оборудование для него в основном немецкое. И вот момент: оно уже в Екатеринбурге, а специалисты не едут на наладку — официальное ведомство Германии не дает разрешение, ссылаясь на санкции. И только наше письмо и вмешательство министра иностранных дел Германии позволило эту ситуацию разрешить. Наладчики приехали, оборудование запустили, оно будет сейчас работать в интересах российской промышленности.

— Я вспоминаю, как университет готовился стать площадкой российско-германского «Петербургского диалога» в 2010 году. И помню ту радость в комментариях, всем было приятно. Проходит четыре года, и эмоции повернулись в другую сторону: антироссийские высказывания и т.д. Может ли университет получать тумаки только из-за изменения в политическом векторе?

— Я считаю, что тумаки нам дают только люди ограниченные, может быть, в образовательном уровне, в понимании картины мира, которые считают, что нужно прервать любые международные контакты. Мы на это не пойдем, потому что в своей работе ориентируемся на не них, а на президента страны. Вот в послании: «Наша цель приобрести как можно больше равноправных партнеров как на Западе, так и на Востоке. Мы ни при каких обстоятельствах не собираемся сворачивать наши отношения с Европой и с Америкой». Это слова президента. И Сергей Лавров сказал, что нынешняя острая фаза взаимоотношений с Евросоюзом пройдет, и мы будем сотрудничать и сосуществовать. Поэтому не надо рыть окопы и делать вид, что мы окружены со всех сторон.

Встреча с Виктором Кокшаровым. Екатеринбург, кокшаров виктор

Об этом, кстати, я говорил в частной беседе Штайнмайеру. У нас было совсем немного времени, но я высказал свою позицию. В частности, сказал, что санкции контрпродуктивны, не имеют никакого политического смысла, потому что наш народ перед лицом внешней угрозы сплачивается вокруг руководства. Другое дело, что экономически санкции бьют по всем нам, по каждому конкретному гражданину Российской Федерации. Это больно, и это, в свою очередь, рождает негативную реакцию по отношению к Западу. И я честно сказал министру, что даже после того, как санкции будут сняты, эта негативная реакция какое-то время будет существовать. И это, наверное, самая отвратительная черта санкций, навязанных нам Западом.

Это как после Второй мировой войны мы очень долго искали точки взаимодействия с Германией, которая уже осудила нацизм, раскаялась в преступлениях, совершенных нацистами, но в массовом восприятии была врагом. И сейчас: через года-два, а может и раньше, санкции будут сняты, но негативная реакция будет существовать. И что самое плохое, я опять же, говорил об этом министру, что в определенных слоях общества и у нас, и на Западе рождается агрессия, желание разделить людей на патриотов и предателей... Поэтому, сказал я, надо как можно быстрее эти санкции снимать.

— А вы можете дать совет самой широкой аудитории, как пережить этот пик и не впасть в радикализм и истерию? Почему спрашиваю, потому что опять-таки в Екатеринбурге было высказано предложение вернуть статус «враг народа», например.

— Меня, честно говоря, это расстраивает, ведь такое могут говорить только люди, которые не знают истории. Наш замечательный историк Ключевский говорил, что история — это не учительница, это надзирательница, которая карает за невыученные уроки. А они заключаются в том, что еще в 30-е годы, когда разворачивалась кампания против врагов народа, это получало поддержку у определенных слоев населения. И те люди, которые обличали врагов народа, писали доносы, выступали, они через некоторое время сами превратились во врагов народа, сами попали в маховик репрессий. И ни в коем случае нельзя делить народ на своих и чужих. Надо, наоборот, сплачиваться.

— Вокруг чего?

— Истории России, понимания ее славных традиций, патриотизма, который заключается не в том, что мы лучше остальных, не в ксенофобии, а в том, что наша страна имеет огромный потенциал развития. Мы должны показать, что мы интеллектуально развиты, открыты миру, толерантны, что мы экономически можем развиваться так, что нас будут не только бояться, но и уважать. Это самый главный посыл.

Я считаю, что у России мощнейший пласт культуры, который интересен и важен всему миру. И это наше интеллектуальное превосходство. Мы считаем себя великой нацией и должны демонстрировать это, приглашая все другие народы и страны к тому, чтобы они пользовались благами, которые мы наработали в течение тысячелетней истории.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...