{{userService.getUserParam('notifications_count')}} {{ userService.getUserParam('notifications_count')+1 }}
Выйти
Войти
Новости приходят чаще, чем вам хотелось бы, а поводы не интересны?
настроить уведомления
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
подписаться на уведомления
у вас {{ userService.getUserParam('notifications_count') }} новых уведомления
Вы не зарегистрированы. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{userService.settingsPanel.errors.form}}
{{userService.settingsPanel.errors.name}}
{{userService.settingsPanel.errors.new_password}}
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
Готовить Екатеринбург к ЭКСПО будут Ковальчуки. Ройзмана ведут в губернаторы. Куковякин - медиамагнат
Подписаться
Не подписываться
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 68,00
Динамика за 2 недели
Евро 76,76
Динамика за 2 недели
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{email_subscribe.errors.email}}
14 ноября 2018
20:05  09 июня 2014 0

«Не хочу, чтобы мне было стыдно за их рваные колготки»

От продукта с историей — к модному экотуризму. Вопреки бездействию чиновников, столичные модники и богема мечтают об отдыхе в уральской глубинке

Ксения Фикс
© Служба новостей «URA.RU»
Вместо того, чтобы останавливать коня на скаку и входить в горящую избу, 26-летняя девушка решила возродить полузаброшенную татарскую деревню

Попытки свердловских властей привлечь в регион туристов пока успеха не имеют. Так же, как и проект правительства «Покупаем местное». То ли из-за излишнего формализма, то ли от нежелания вложить душу в реализацию. А в это время татарская деревня на юго-западе области имеет все шансы стать центром внутреннего туризма благодаря стараниям одного человека — девушки, которой вдруг стало не все равно. Начав со спасения пасеки, доставшейся в наследство от деда, она не только обеспечила заработком жителей деревни, но и организует экскурсии в Малый Турыш Красноуфимского района Свердловской области. Никогда про такой не слышали? Тогда читайте в материале «URA.Ru» про место в уральской провинции, куда рвется вся столичная VIP-тусовка.

«Подсадив» на крем-мед с ягодками питерских хипстеров и московских тусовщиков, Малый Турыш готов предложить новый продукт — вкусовые добавки к чаю. Но сначала основателю, главному идеологу и двигателю проекта — 26-летней Гузель Санжаповой нужно построить в полузаброшенной деревне Красноуфимского района здание производственного цеха.

«Нам нужно 518 тысяч рублей, — говорит девушка. — Это строительство небольшого здания и оплата рабочим. Коммуникации мы не закладывали». Деньги Гузель уже во второй раз собирает модным сегодня способом — через систему краудфандинга. Около года назад таким же образом она получила 150 тысяч на покупку в Германии оборудования, превращающего обычный мед в крем.


Мед Гузель не любит — перекормили в детстве. Но крем-мед в небольших количествах с чаем терпит

Но машина, которая методично и неторопливо в течение недели взбивает мед, для Гузель и ее отца не главное. Хотя крем-мед Cocco bello сейчас основное занятие Равиля Санжапова. И головная боль его дочери. «Объем производства можно и нужно увеличивать. С тем, что есть сейчас, я не могу сунуться ни в одну сеть. Поэтому сейчас у нас розница и мелкий опт», — делится планами Гузель. «Просто торговать медом очень тяжело. Хотя у нас он очень хороший — мягкий и нежный, благодаря полям, разнотравию... Но на пасеке не может быть много разного меда. Поэтому тяжело продавать, а покупатель идет туда, где большой выбор», — продолжает Равиль. «Продукт сложился как пазл. Папа прочитал где-то, что мед надо взбивать, чтобы он не засахаривался. Купила специальную машину, привезла. Сказала — папа, делай! Он был в шоке. Но через пару месяцев продали первую партию», — вспоминает Гузель, как все началось.

Сейчас крем-мед с ягодками от создательницы галстуков-бабочек Cocco Bello можно купить в Москве и Санкт-Петербурге. Баночки, в бумажной обертке, с яркой нашлепкой и вкусным содержимым, фасуются вручную. Не только потому, что автоматизированная упаковка стоит денег. «Мы не хотим пока избавляться от ручной работы — в Москве это ценят», — называет первую причину Гузель.


Ягоды для крем-меда собирают «бабушки» — иначе Гузель пожилых жительниц Малого Турыша не называет

И начинается разговор о главном... о деревне Малый Турыш, где осталось 16 домов. «В советское время было 50», — уточняет Равиль. Где когда-то было лесозаготовительное предприятие и ферма. Где нет школы. И не так давно закрылся магазин «Товары повседневного спроса». Теперь за заработком, знаниями и продуктами приходится ходить, например, в Большой Турыш — это километрах в трех от Малого. «Хорошо, что дорога сохранилась», — говорит Гузель и добавляет: «Деревня тупиковая — здесь дорога заканчивается».

Вот в таком глухом месте семья Санжаповых купила дом (по счастливой случайности, это оказался дом бабушки Гузель), куда и перевезли пасеку, доставшуюся ему в наследство от отца. А в прошлом году, решив делать не простой мед, начали, как бы это пафосно ни звучало, возрождать деревню. Ягодки в меду, которые с удовольствием поедают столичные мажоры, собирают бабушки из Малого Турыша. Они получают 200 рублей за литр. Это притом, что молодые здоровые мужики за смену на лесопилке в Большом Турыше имеют лишь вдвое больше.

«Когда мы только-только привезли оборудование, по пути заехали в магазин за хлебом. Подошла бабушка, спросила, сколько стоит полбулки хлеба. Посчитала мелочь, не набрала 7-50, развернулась и ушла, — рассказывает Гузель. Мы с папой купили булку хлеба, печенюшек, еще что-то. Догнали ее, пытаемся отдать. А она отвечает — „мне ничего не нужно“. Гордые они. Они не возьмут подачку. Им нужно создать возможность чувствовать себя достойно. Именно поэтому я этим занимаюсь — чтобы мне не было стыдно смотреть на драные колготки».


Малоснежное уральское лето заставило купить не только «взбивалку» для меда, но и «сушилку» для ягод

Нескольким семьям такую возможность она уже дала. Планы на ближайшее будущее — расширение производства, травяные добавки к чаю — еще несколько семей избавят от полунищеты. Сумма, которую сейчас Гузель пытается собрать через boomstarter — минимум, но «выстрелит — слава богу», не выстрелит — все равно «будем строить сами». «Мы будем биться», — подытоживает она.

Удивительно, но даже в этой истории не обходится без конфликта. После публикаций в СМИ о появлении на рынке такого продукта, как крем-мед из Малого Турыша, в редакции стали приходить письма, и свою порцию негатива Санжаповы получили. Писали, например, о том, что их пчелы насмерть закусали человека. «Пасек в деревне две. Да и бабушка, которую укусили то ли наши, то ли чужие пчелы умерла спустя полгода после этого. Просто от старости», — оправдывается Равиль. А Гузель коротко резюмирует: «Это зависть».


В уральских деревнях живут бедные, но гордые люди. Подачки им не нужны — только работа

Но это ее не останавливает. «У меня очень хаотичные мозги. Но, если я уцепилась за идею, не отпущу ее ни за что», — комментирует Гузель. Но, по-моему, дело тут не только в мозгах. А в сумасшедшем характере хрупкой татарской девушки. Которая способна заразить, убедить, заставить работать и свернуть горы. А уж спасти небольшую уральскую деревеньку и подавно. Хотя это отнимает много сил и времени. «Когда приезжаю сюда — у меня пасека, родительская квартира и работа. Только ночью, когда еду по Екатеринбургу, замечаю, как город меняется», — говорит она, не упоминая, что у нее в Москве производство раскрученных галстуков-бабочек Cocco Bello и недавно стартовавшее — модных рубашек. «Вчера она позволила себе три чашки чая выпить в гостях и поспать после обеда», — говорит папа.


На Урале редко встречается мед, который не засахаривается. «Зато он вкусный», — говорит Равиль

Гузель не так много знает о меде, но заставляет папу быть смелее и учит вести дела. «Папа говорил — не смогу. Боюсь. А вдруг не понравится», «Папа привык все делать сам. Я говорю — так нельзя. Нужно понять, что могут сделать специальные люди». Сейчас в месяц ИП Санжапов производит около 200 кг крем-меда, с земляникой, черникой, лимоном, вишней, брусникой, клюквой, фундуком и облепихой. В сезон (это 7-10 дней) бабушки из Малого Турыша одной только земляники собирают около 200 литров, которые при сушки уменьшаются в 10 раз. В итоге получается экологичный продукт с историей — то, чего так не хватает в нашем мире. Будет построен цех, куплены медогонка и мешалка, рассчитанные на большие объемы, появятся плантации трав для добавки к чаю. Но еще до того, как произойдут эти счастливые события, в Малом Турыше появятся первые туристы.

Пока во властных кабинетах, расходуя немалое количество бюджетных средств, высокие чины разрабатывают концепции и маршруты въездного туризма, Гузель Санжапова уже организует поездки на родину своей бабушки.


Бабушки дней за десять собирают до 200 литров ягод

Деревня Малый Турыш, на самом деле, прекрасное место для экотуризма. «Когда я приезжаю туда из Москвы, у меня первое время болит голова от тишины и свежего воздуха», — совсем нерекламно характеризует деревню Гузель. А еще на границе Свердловской области и Башкирии нет сотовой связи, что позволит приехавшим отдохнуть проводить время друг с другом, а не с гаджетами. Первые туристы появятся здесь уже в августе-сентябре. Пока это москвичи, среди которых очень много тех, кого судьба оторвала от малой родины, лишила возможности дышать чистым воздухом и обособиться не в Интернете, а на сеновале.

«У папы эта моя затея вызывает ужас и шок», — говорит Гузель. И Равиль согласно кивает. «Папе кажется, что развлекать — самое сложное. Но я предлагаю уникальные развлечения: девственную природу, отсутствие связи, пасеку, мед, баню, рыбалку. И сеновал», — объясняет девушка, чем она завлекает столичных жителей, «наевшихся» заграничных происшествий в уральскую провинцию. Но ей хочется, чтобы в Малый Турыш приезжали не только из Москвы, но и из Екатеринбурга. А это, как ни странно, сложнее — все-таки у многих здесь, в отличие от москвичей, еще сохранились бабушкины домики в деревне.


Потомственного пасечника Равиля Санджапова Гузель заставила продать магазин в Екатеринбурге, чтобы делать мед в Малом Турыше

Тем не менее уже сейчас за Малый Турыш не страшно. Судьба сотен брошенных уральских деревень ему не грозит, даже если поток туристов будет уступать масштабам Верхотурья. «Что нам стоит открыть там клуб? Есть ведь старое здание, слегка подновить его, поставить проектор, оказывать фильмы. Или просто собрать всех вместе. Раньше местом сбора был магазин. Сейчас — лишь, когда автобус приходит. Думаем, маленькую детскую площадку сделать — это не очень дорого, да и людей, которые помогут, можно найти», — отвлекаясь от бизнес-планов, рассказывает девушка. А осенью в Малом Турыше может открыться неофициальный фельдшерский пункт. Мама Гузель, медик, сейчас работающая на скорой помощи и в неотложке на Саперов, скоро выходит на пенсию. И, скорее всего, не устоит против уговоров дочери два-три часа в день осматривать деревенских бабушек и дедушек.

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
из сюжета
{{item.story_prev.date}}
ПРЕДЫДУЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
{{item.story_next.date}}
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
Система Orphus
Загрузка...

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
другие новости сюжета
{{item_print.story_prev.date}}
{{item_print.story_next.date}}
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров