23 мая 2019
22 мая 2019

«Я вернусь!»

Команда Мишарина ломает голову, как сохраниться: отправить в отставку правительство, снять мэров, почистить "Единую Россию". Или начинать собирать вещи

10 января 2012 в 11:33
Размер текста
-
17
+
В предновогоднем интервью Александр Мишарин развеял все слухи: рассказал об операциях, искренне благодарил за поддержку, обещал вернуться. Но такова политика: вновь пошли разговоры, что за две недели многое изменилось
Свердловская область, по сути, перешла на прямое президентское правление: премьер Анатолий Гредин и глава администрации губернатора Вячеслав Лашманкин, помимо отчета перед своим непосредственным шефом Александром Мишариным, в оперативном режиме получают распоряжения от полпреда Евгения Куйвашева, и также отчитываются перед ним об их выполнении. Тот же Куйвашев управляет и ведением президентской кампании. Возвращение свердловского губернатора вновь отложено – теперь до следующего понедельника. Одна часть уральской элиты убеждена, что вопрос отставки решен и идет лишь подбор кандидатов, другие верят в то, что Александр Мишарин сохранится: его связи в федеральном руководстве не ослабли, да и привычки быстро уходить за свердловчанином никогда не было. Весь вопрос, как он докажет, что контролирует регион.
 
2012-й год Свердловская область встречает в политической ситуации, аналоги которой можно найти разве что в 1996-98 годах. Активная часть общества агрессивно настроена и готова выражать свой протест даже на уличных акциях, оппоненты набирают политическую силу, а некогда массовое провластное объединение, многочисленные элиты и центры влияния дезориентированы. Федеральное же руководство ждет результатов, демонстрации сохранения контроля над ситуацией. И в ограниченный временной промежуток: до 4 марта.
 
Самым простым решением для Александра Мишарина было бы в подобной ситуации отойти в сторону. Часть бюрократической элиты убеждена, что так и будет: вернувшись к рабочему процессу, губернатор может часто брать отгулы и, по медицинским показаниям, отказаться возглавлять избирательный штаб Владимира Путина, передав эти полномочия своему проверенному премьеру Анатолию Гредину (а то и согласиться на переход управления к полпреду Евгению Куйвашеву).
 
Этот простой аппаратный ход позволит особо не переживать за исход кампании и 5 марта обвинить в низких результатах основного кандидата кампании - все того же Гредина, принеся его в жертву ради сохранения своей карьеры. То, что это возможно, понимает каждый, видевший взлет и быстрое падение друга губернатора, министра по управлению госимуществом Владимира Левченко, молниеносно уволенного под давлением гораздо менее влиятельной силы, чем администрация президента.



Анатолий Гредин (справа) исполняет обязанности губернатора с начала декабря. Он участвовал в формировании новой системы управления Заксобранием, и сейчас официально руководит избирательным штабом Путина в области. Один из сценариев сохранения Александра Мишарина во власти может подразумевать перенос всей ответственности на премьера
 
Однако такое поведение мало похоже на стиль управления Александра Мишарина. И напрямую, и своими поступками он демонстрирует совсем иной подход: губернатор отвечает за все, что происходит в области. Подчиненные Мишарина признают: все основные процессы, реализуемые институтами власти, находятся на его личном контроле. И первоочередное внимание - проектам, отслеживаемым федералами. Это аппаратное правило закреплено даже формально: письма, запросы и отчеты на имя членов правительства России подписываются лично Александром Мишариным. Очевидно, что выборы президента страны, как самая важная кампания, определяющая будущее тысяч карьер на шесть лет вперед, относятся к проектам, имеющим персональную ответственность (именно поэтому по всей стране административные штабы Владимира Путина возглавляют губернаторы).
 
Сейчас все мысли в администрации губернатора - как донести до внешней среды сразу несколько посылов. Во-первых, продемонстрировать дееспособность главы исполнительной власти. Перед новым годом было обнародовано видеоинтервью Александра Мишарина, в котором он подводил итоги работы в 2011 году. В красиво оформленной рождественской обстановке губернатор рассказывал и о задачах на будущее: зрители увидели своего руководителя, пережившего несколько операций, говорящего пусть и с трудом, но уверенно. «Я вернусь!», - так же твердо, как раньше, обещал Мишарин.
 
Второй сигнал, который областные власти хотят передать в регион, - губернатор контролирует ситуацию. По сути, речь о переломе негативного тренда, нового общественного восприятия власти, возникшего после выборов 4 декабря. Члены президиума политсовета «Единой России», депутаты муниципальных дум, активисты КПРФ, уральские пользователи Facebook, чиновники знают, что в Свердловской области ЕР, ранее имевшая все основания именоваться партией власти, провалилась. Провалилась с треском: в Госдуму прошло только четыре депутата вместо девяти в 2007-м, в «партийную» половину Заксобрания – девять из 25 возможных. Большинство в региональном парламенте было сохранено за счет кандидатов-одномандатников, во время кампании скрывавших свою партийную принадлежность.
 
Итоги выборов шокировали и саму власть. В итоге за два месяца до выборов в Свердловской области существует аппарат, впавший в ступор, не знающий, что делать для выполнения сверхзадачи - победы Владимира Путина на выборах президента. Из-за отсутствия шефа в декабре виноватых не искали. По данным «URA.Ru», на вручении мандатов депутатам нового Заксобрания, куда были приглашены все мэры, и.о. губернатора Анатолию Гредину предлагали повторить в отношении глав территорий с низким результатом ЕР тезис Дмитрия Медведева о сигнале от населения. Но он отказался.


Выпустить народный гнев можно, инициировав отставки мэров. Валентина Исаева, порвавшая в 2008 году на выборах мэра Нижнего Тагила официального кандидата-единоросса, уже не так популярна
 
Не видя каких-либо попыток наведения порядка в системе управления, взбунтовались уже сами единороссы - без оргвыводов они не начинали новую кампанию. Подтверждение тому - протестное голосование членов президиума политсовета, а после и политсовета, при обсуждении кандидатуры нового председателя Заксобрания, при перераспределении мандатов. Такого не было никогда за десять лет существования партячейки. В этих разборках был потерян месяц президентской кампании.
 
Источники в администрации утверждают, что сейчас основной вопрос, как Александру Мишарину возвращаться: как ни в чем не бывало (и постепенно сдавать позиции) или изменить повестку под себя. Собеседники агентства знают, что губернатору предлагали объявить о реализации крупных проектов и дать новые обещания. Но эффективность этого хода вызывает сомнения даже в администрации Александра Мишарина. Обещания губернатор раздавал два года назад, во время агитационной кампании в облдуму: многие из них не выполнены до сих пор. Обещания 2011 года (как, например, единовременная выплата каждому пенсионеру по 1 тыс. рублей), судя по итогам выборов, электорального результата не дали, а вот удар по бюджету нанесли - впервые за многие годы Свердловская область была вынуждена занимать деньги.
 
Поэтому подтверждать свое лидерство Александру Мишарину, видимо, придется публично обозначая, что в предыдущую кампанию было сделано неправильно. Потенциальных жертв у губернатора несколько. Во-первых, так же, как Центральный исполком «Единой России», перенес всю ответственность за результаты выборов с себя на регионы, Александр Мишарин может обвинить в плохой работе мэров. Он может поднять вопрос об отставке наиболее одиозных фигур. Перед декабрьской кампанией вице-премьер Алексей Багаряков предлагал досрочно прекратить полномочия мэра Нижнего Тагила Валентины Исаевой. Но получил отказ. В резиденции признают, что отставка мэра Артемовского Юрия Манякина весной 2010-го не дала нужного электорального результата, но увольнение группы непопулярных мэров, тем более во время крупной муниципальной кампании (4 марта свои выборы пройдут в 60 из 94 свердловских муниципалитетах), может изменить общественное мнение.
 
Вторая группа персонажей, чье увольнение может пойти на пользу губернатору, - его министры. Действительно, проблемы в той или иной сфере можно напрямую связать с куратором направления и уволить или одного министра, или все правительство. Этот аттракцион выполняли многие губернаторы: например, глава Пермского края Олег Чиркунов, спасаясь от отставки, три года назад распустил кабмин. Ведь зачем губернатору нужно правительство? Чтобы переложить на него ответственность.



Александр Мишарин мог бы распустить и правительство, формируя новое с «опорой на широкие общественные массы». Проблема в том, что о работе нынешних министров мало кто знает. Сколько свердловчан знают чиновников, запечатленных на этом фото рядом с губернатором?
 
Правда, Чиркунов увольнял министров не после выборов, а после чудовищного пожара в клубе «Хромая лошадь» и не менее чудовищной халатности при спасении его жертв. У Александра Мишарина ситуация принципиально иная: катастроф нет, ЧП отсутствуют. Нет и общественного запроса на отставку какого-то министра, как, например, было год назад, когда за отсутствие лекарств по льготным рецептам ждали увольнения главы Минздрава Аркадия Белявского. Ныне все министры работают ровно (никак), без прорывов, но и без провалов, что для их карьер важнее.
 
Превратив правительство в техническое, с первого дня работы запретив министрам публичные выступления, Александр Мишарин отказал себе в использовании этого варианта. К отставкам давно привыкли: менялись управделами, менялся министр самого социального ведомства - Минэнергетики и ЖКХ, менялся министр экономики. Но в области все по-прежнему, поэтому при отставке кого-то «за провал выборов» в возможность перемен поверят единицы. Если, конечно, не будет уволен вице-премьер Алексей Багаряков, за полгода настроивший против себя и мэров, и партийную номенклатуру, и коллег по правительству.
 
Широкое поле для подтверждения своего влияния у Александра Мишарина есть в местном отделении «Единой России». Написать заявление, взяв на себя ответственность, готовы и секретарь Елена Чечунова, и руководитель исполкома Сергей Никонов, и глава координационного совета отделений Екатеринбурга Анатолий Никифоров. Все трое стали депутатами регионального парламента, то есть подстрахованы на будущие пять лет. Но заявлений никто не пишет - ждут решения Александра Мишарина. Для него оно будет непростым: существующая модель управления отделением - его. Именно Мишарин лоббировал Чечунову и Никонова, добивался отставки прошлого секретаря Виктора Шептия. Именно при нем Елена Чечунова отказалась от проведения собственной политики и лишь подтверждала решения, принятые в резиденции.
 
Поддерживая партийную дисциплину, в отставку уйдут многие единороссы: кто-то этому обрадуется, кто-то получит новые позиции. Но исправление ошибок только внутри отделения, похоже, не мобилизует элиты. Много вопросов к администрации губернатора. Еще в ходе кампании, в рамках борьбы с главой администрации Вячеславом Лашманкиным, в СМИ и блогосфере публиковались протоколы закрытых совещаний по подготовке к выборам. Опасаясь уголовного наказания, официально их признавали поддельными, но в профессиональной среде не сомневались в подлинности. «Если там [в администрации] действительно так системно подходят к выборам, значит, чему-то научились»,- такое мнение можно было услышать в сентябре и октябре как от опытных единороссов, выигрывавших кампании, так и от представителей других партий. Но почему-то правильно прописанная работа не дала результата.



Сергей Никонов и Елена Чечунова (слева) пришли к руководству отделением «Единой России» по заданию Александра Мишарина (справа), и уйти готовы по первому же требованию губернатора
 
Судя по тем отчетам о ходе кампании, что были подготовлены членами областного штаба (и с которыми нам удалось ознакомиться), все технологи в один голос объясняют провал на выборах перводекабрьским ДТП с участием губернатора. Есть даже такие посылы: случись ДТП в ночь с пятницы на субботу, в день тишины, свердловчане о нем бы не узнали и не испытали бы негативных чувств. А так новость о ДТП стала главным событием пятницы, обсуждалась все выходные, а поскольку в Свердловской области много автомобилистов, они примерили судьбу погибшего водителя «Волги» Юрия Дружинина на себя и рейтинг «Единой России» упал на 10%.
 
Это объяснение годится разве что для управленцев, верящих, что замолчать можно любую проблему. Большинство же опрошенных членов президиума политсовета ЕР говорят о том, что сложности были еще до ДТП: за две недели до выборов рейтинг ЕР (по т.н. «замерам ФАПСИ», проводимым спецслужбами) был 35%, а в Екатеринбурге - 27%. До сих пор существует ожидание объективного расследования: почему решения избирательного штаба не были реализованы, почему все команды оставались внутри резиденции, а не доходили до мест, кто виноват, что политики, популярные в одних территориях, после обсуждения в резиденции становились кандидатами в других, где их даже не знали, куда исчезли деньги, собранные на кампанию?
 
Два года работы Александра Мишарина продемонстрировали, что на вопросы внутри региона он не отвечает, обращая внимание только на федеральный центр. Тем интереснее как поведет себя сейчас: источники «Газеты.ру» утверждают, что вопрос об отставке свердловского губернатора решен и тандем лишь соблюдает формальные приличия, позволяя своему представителю завершить курс лечения.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...