21 сентября 2021

Отчёт за федеральные деньги требует жертв. Человеческих

Кадровые решения пермских чиновников разваливают краевую медицину

Размер текста
-
17
+
С профильного зампреда Пермского правительства Надежды Кочуровой могут спросить за все. Если не забудут и захотят

Здравоохранение Прикамья идет ко дну. Флагманы накачанной бюджетными деньгами отрасли — кардио- и перинатальный центры — тонут, губя пациентов.

Внутрибольничная инфекция и смертельные случаи с детьми здесь уже не редкость, но ситуацию пытаются скрыть от общественности, чтобы избежать очередного грандиозного скандала. Претензии и обвинения в стяжательстве сыплются в адрес профильных чиновников и двух высокопоставленных дам, строящих на болезнях пермяков едва ли не собственный бизнес. Куда ушли астрономические суммы, кто стал заложником подозрительных манипуляций, а кому светит блестящая перспектива остаться с деньгами и во всем белом — читайте в материале «URA.Ru».

Пермский краевой перинатальный центр (ПКПЦ) с 15 по 26 ноября текущего года был закрыт. Об этом нам сообщили два независимых источника, однако эта информация не афишировалась, и есть все основания полагать, что её хотели скрыть от общественности. «URA.Ru» удалось дозвониться до директора ПКПЦ Андрея Трушкова, но он отказался отвечать на вопрос, чем было вызвано закрытие учреждения, сославшись на занятость, и переадресовал корреспондента в краевой минздрав. Звонок в министерство результата не принес: в приемной ответили, что пресс-секретарь в отпуске, а министр Анастасия Крутень на совещании. Круг замкнулся.

Как уверяют наши источники, перинатальный центр был закрыт по указанию Роспотребнадзора, который, отметим, пока и не давал санкции на возобновление его работы. Согласно документу, оказавшемся в распоряжении «URA.Ru» (Акт эпидрасследования случаев внутрибольничных инфекций в Пермском краевом перинатальном центре), в центре были зафиксированы случаи сепсиса. «В октябре-ноябре 2013 года сложилась неблагополучная эпидемиологическая обстановка по гнойно-септическим инфекциям (ГСИ) родильниц», — зафиксировано в документе. Как следует из результатов проверки, руководство ПКПЦ пыталось замолчать опасную ситуацию, решая проблему своими силами. Экстренное извещение в службу эпидемиологов на диагноз ГСИ могло быть передано ещё 22 октября, однако сделано это было только 28 октября. Сообщению был присвоен эпидномер 72061 от 29.10.2013.

Эксперты «URA.Ru» связывают вспышку внутрибольничной инфекции с приходом нового руководителя перинатального центра Андрея Трушкова и почти полной сменой прежнего руководящего состава и ведущих специалистов. «События последнего месяца лучше всего доказывают пагубные последствия агрессивной кадровой политики министра здравоохранения Анастасии Крутень и зампреда краевого правительства по соцвопросам Надежды Кочуровой. В результате внутрибольничного заражения четыре женщины, у которых были небольшие проблемы типа анемии, пиелонефрита, вегето-сосудистой дистонии, оказались в отделении реанимации со следами оперативных вмешательств, вызвавших шок даже у бывалых хирургов. Кто оценит их боль? Боль родителей и мужей? Два умерших ребенка у этих четырёх женщин — не слишком ли страшная цена за ошибки?» — говорит наш собеседник, близкий к медицинским кругам Перми и знакомый с ситуацией по рассказам родственников пострадавших женщин.

«4 случая сепсиса за 2 недели — это нонсенс для 21 века. Обычно это результат несвоевременного и неправильного лечения. Конечно, через административный ресурс можно замять дело. Можно, конечно, подделать и отчётные документы, изменив диагноз сепсис на субинволюцию, если быть уверенным в том, что делом всерьез не займется прокуратура, если она не задаст простые вопросы: почему пришлось проводить калечащие операции? Почему пациентки пришли в ПКПЦ своими ногами, а оказались в реанимации краевой клинической больницы? Чем в центре занимался Роспотребнадзор? Но Пермь — небольшой город, информация в нем расходится быстро, и репутации центра будет нанесён непоправимый урон, схожий с тем, который понёс федеральный ЦССХ Сергея Суханова», — полагает бывший сотрудник краевого минздрава, пожелавший сохранить анонимность.

Как говорят наши источники в краевом минздраве, 5 месяцев назад назначение Трушкова на должность руководителя перинатального центра выглядело со стороны достаточно спонтанным решением Крутень, но по факту они давно находятся в дружеских отношениях. Новый директор ПКПЦ считается опытным специалистом, некогда он возглавлял роддом в больнице № 7, заведовал родильным отделением у завкафедрой акушерства и гинекологии педиатрического факультета пермской медакадемии Михаила Падруля в больнице № 9, но последние 8 лет он руководил роддомом коммерческого медцентра «Медлайф» на 15 коек, в котором не рожают в случае осложнений. Трушков попытался перенести привычные технологии в перинатальный центр, но здесь изначально нельзя ставить работу на поток, так как каждый пациент идёт с осложнениями, требующими индивидуального подхода.

«Со стороны центр выглядел лакомым куском. В принципе его работа была отлажена, но Трушков сразу стал наводить свои порядки, массово отменяя инъекции антибиотиков, отказываясь от обязательного послеродового осмотра матки на предмет гематом и кровотечений. Именно этим можно объяснить участившиеся случаи заражения инфекцией и кровопотери по 5-6 литров крови. Теоретически Трушков знал, что его ждет, но на практике с такими сложными случаями вряд ли сталкивался и уж точно не был к ним готов. Плюс к этому ПКПЦ — это не только роддом, это ещё 4 отделения — поликлиника, реанимация, больница и физиология, которые требуют такого же пристального внимания. Врачи, работавшие с прежним директором Еленой Черкасовой, не соглашались с методами Трушкова, понимали, чем всё кончится, и поэтому один за другим увольнялись из центра», — рассказал информагентству бывший сотрудник ПКПЦ.

Пытаясь увеличить поток пациентов, новое руководство ПКПЦ нарушало самые элементарные правила и нормы. Чем больший поток осваивал центр, тем больше в его работе случался брак. Об этом говорят возросшие показатели долечивания детей в других детских больницах. При этом потребность в росте числа пациентов объясняют не только финансовой заинтересованностью (каждая пациентка — это деньги по родовому сертификату), но и планами Крутень, Кочуровой и Падруля «закрыть» на этом потоке нереализованные программы с федеральным финансированием.

По мнению экспертов, в крае провалены две федеральные программы — диагностика пороков развития у плода при беременности и иммуногистохимия плацент. Обе «забрал» «под себя» вышеупомянутый Михаил Падруль, который по занимаемой должности не несет никакой ответственности за состояние медицины в крае, но фактически управляет отраслью через свою ставленницу Крутень. Летом в Пермь с проверкой приезжал замдиректора департамента по вопросам охраны материнства и детства Минздрава РФ Олег Филиппов. Он был крайне удивлен тем, что не видит никаких результатов программ, на которые Москва выделила деньги.

Неловкую ситуацию удалось на тот момент замять, пообещав показать результаты позднее. Судя по всему, решать проблему пришлось, не гнушаясь никакими средствами, так как вскоре после визита Филиппова Надежда Кочурова включила в свои заслуги обе программы, в отчете на имя замминистра образования и науки РФ Вениамина Каганова, отметив их как реализованные. Понятно, что на бумаге действия региональных властей в интересах детей в Пермском крае выглядели «на отлично». Но слова надо было рано или поздно подкрепить фактами. Можно полагать, что с целью заполучить поток пациенток (финансирования только по одной из указанных программ хватило бы для исследования половины женщин Прикамья) и был проведен «рейдерский» захват ПКПЦ. Однако завершить программы не получается, скорей всего, ввиду отсутствия выделенных средств, не известно как потраченных. «Взамен их Москва может получить только липовые отчёты. Эта аферу вполне можно провернуть, если кто-то в столице „забудет“, что средства по федеральным программам полагается осваивать только через муниципальные городские больницы, а клиники медакадемии, больницы краевого подчинения и частные медцентры к таковым не относятся», — отмечает знакомый чиновник.

«В первую очередь во всей этой истории „подставилась“ Крутень. Будучи марионеткой Падруля и Кочуровой, она надеется, что те её защитят. Однако Падруль может забыть о ней, потому что ему в любом случае ничего не грозит, а Кочурова может оказаться полностью занята собственным спасением, так как её позиции в краевом правительстве давно пошатнулись», — полагает наш источник в краевой администрации.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...