20 мая 2022

Дмитрий Вяткин: «Чернобровин мог стать четвертым вице-спикером»

Новый вице-спикер челябинского парламента ответил на вопросы URA.Ru

Размер текста
-
17
+

Одним из результатов работы нового созыва Законодательного собрания Челябинской области (ЗСО) станет разработка и принятие нового областного устава. Какие еще приоритеты в законодательной сфере определяют для себя депутаты? В чем плюсы и минусы идеи узаконить парламентские расследования? И как проходило распределение руководящих постов в новом составе областного парламента? Об этом и другом заместитель председателя Законодательного собрания Челябинской области, председатель комитета по законодательству, государственному строительству и местному самоуправлению Дмитрий Вяткин рассказал в интервью URA.Ru.

– Дмитрий Федорович, отныне вы не только глава комитета по законодательству, но и зампред по правовым вопросам. Освоились в новом статусе? Насколько новый функционал отличается от прежнего?

– Прежде всего, теперь предстоит непосредственно взаимодействовать с аппаратом Законодательного собрания уже не как депутату, отвечающему за определенный участок работы, а как государственному служащему. Мое участие отныне будет проявляться во всех направлениях работы Законодательного собрания. А что касается того, освоился или нет - кабинет тот же, обстановка та же, по сути дела костяк Законодательного собрания остался тем же. Особенно ничего для меня не поменялось, кроме того, что теперь гораздо больше времени уходит на работу в парламенте. Из «Челиндбанка» я уже уволился – работа заместителя председателя ЗСО предполагается на освобожденной основе.

– На прошедших выборах ваш округ отличился высокой явкой и числом голосов, отданных за Вас – более 70%. Скажите, пожалуйста, какая часть этой победы принадлежит «Единой России»? Кстати, если вы заметили, очень многие кандидаты на прошедших выборах старались не афишировать своего членства в партии власти…

– Когда я встречался с жителями округа, ни для кого не было тайной, что меня выдвинула «Единая Россия». К слову, в моей команде работали совершенно разные люди, с разными политическими взглядами, но у нас была общая цель - объединить усилия для решения проблем округа. Между тем, не надо быть идеалистом и думать, что люди реагируют на эмблему той или иной партии как собаки Павлова: здесь вот отвращение, а здесь – сразу слюноотделение. Нет такого. Избирателей интересует конкретные дела и поступки.

А партийная принадлежность в какой-то части, безусловно, сыграла роль, но борьба в одномандатных округах – это борьба личностей, а не партий. Партии соревнуются на уровне области, единого избирательно округа. И то – люди смотрят, кто в партии. Говорят, что губернатор вытащил «Единую Россию» за счет своего авторитета, – это абсолютная правда. А что касается моих семидесяти процентов - такие результаты в легкую не набираются, хоть с «Единой Россией», хоть без нее. Просто надо работать, даже при отсутствии серьезных конкурентов. По сути дела неофициальная предвыборная кампания начинается на следующий день после оглашения итогов очередных выборов.

– Ближайшие выборы через два года, в Государственную думу…

– Предвосхищаю ваш вопрос. Я не из тех, кто лезет на все выборы просто ради удовлетворения собственных политических амбиций. Нет, я имел в виду только выборы в Законодательное собрание, но не в Государственную Думу. С тех пор, как пять лет назад меня впервые выбрали в областной парламент, и до сегодняшнего дня работа в нем для меня является приоритетом.

– А что тогда является приоритетом в этой работе, по-вашему?

– Лоббирование интересов конкретной территории. Это основное, но не единственное. Есть ряд вопросов, которыми занимается мой комитет – обеспечение соответствия областного законодательства Конституции страны, федеральным законам, а также законотворческое сопровождение реализации административной реформы, реформы местного самоуправления.

– Какие законопроекты планирует продвигать «Единая Россия»? Вот, например, партия «Родина», по словам регионального лидера Вадима Воробья, предлагает уже четыре законопроекта. В частности, о депутатских расследованиях, о доплатах тем работникам бюджетной сферы, кто получает зарплату ниже прожиточного минимума, о культурных ценностях и закон о молодежи.

– К любому законопроекту я подхожу, в первую очередь, с такой позиции – что он дает конкретно для жителей области. Депутатские расследования? Хороший законопроект. Только у нас есть закон о статусе депутата и регламент Законодательного собрания, по которому мы можем и депутатские слушания провести, и запрос любой сделать. В то же время, мы не имеем права подменять собой органы следствия, суд, контрольно-ревизионные органы. Каждый должен заниматься своим делом. Устраивать депутатские расследования по каждому поводу и подменять нормальную законотворческую работу имитацией кипучей деятельности, на мой взгляд, нецелесообразно. Я не говорю, что этот закон бесполезен, но если это будет декларация – вот мы, мол, всем даем указания, всеми руководим, во все лезем, – то этот закон обречен на провал. Если там будут переписаны и несколько видоизменены положения регламента и закона о статусе - то этот закон будет бесполезен. Смысла в его принятии нет. Взять, надергать отовсюду норм, по яблоку вытащить из пяти корзин и в отдельную сложить, создав новый закон - зачем?

То же самое я могу сказать и по законопроекту по доплатам. Какова цена вопроса? Когда мы говорим о доплатах, о льготах дополнительных, всегда нужно смотреть, сколько потребуется средств из областного бюджета для того, чтобы произвести те или иные выплаты, и где мы их возьмем, какой источник доходов? А бюджет-то уже сформирован. Дополнительных доходов не просматривается, нужно решать - откуда отрезать. Суммы могут быть очень немаленькими. Надо быть реалистами, а не бросаться пустыми обещаниями. Возьмем закон о молодежи. Если там будет написано что-то вроде - «область поддерживает и развивает молодежное движение» - и что? Что значит поддерживает? Если это пустышка по сути - не надо принимать такой закон, мое глубокое убеждение.

– Хорошо, если мы отбрасываем, как вы выразились, «пустышки», то что сегодня на повестке дня?

– Что касается нашего комитета – закон о статусе депутата. У нас сейчас депутаты двух видов - одномандатники и списочники. Согласитесь, что у меня, как у депутата-одномандатника, обязанностей будет побольше, чем у депутата-списочника. Потому что у меня есть конкретные проблемы в моем конкретном округе. Надо привести права и обязанности всех депутатов к общему знаменателю.

Кроме того, нужно внести изменения в регламент. Если нас не устраивают, например, жесткие сроки принятия решений и рассылки документов, если аппарат просто не успевает, если нам надо срочно принять какое-то решение, а регламент этого не позволяет - нужно менять регламент, потому что главная цель - это законотворческий процесс.

Ну, и у моего комитета осталась одна работа еще с прошлого созыва – это новая редакция устава Челябинской области. В устав, который был принят депутатами в середине девяностых годов, вносились многочисленные изменения. Во-первых, текстом с многочисленными поправками пользоваться просто неудобно, во-вторых, федеральное законодательство очень серьезно поменялось, особенно в части распределения полномочий между уровнями власти. Мое личное мнение - устав должен содержать как можно меньше декларативных норм, которые не обеспечиваются возможностями области.

– Что вы имеете в виду?

– Например, в уставе области было записано: «на органы государственной власти области возлагается обязанность защиты законных прав и интересов области и граждан, проживающих на ее территории». Если мы обратимся к тому же гражданскому законодательству, мы увидим, что есть способы защиты гражданских прав, и здесь явное противоречие - органы государственной власти, допустим, Законодательное собрание области, не имеют возможности непосредственно защитить права гражданина, которые были нарушены. Вот невыплата зарплаты: я могу сделать запрос, заявление в прокуратуру, но для того, чтобы получить исполнительный документ, гражданин сам должен написать заявление. Либо выдать мне доверенность как гражданину - не Законодательному собранию, а простому гражданину, чтобы я за него не как депутат, а как юрист или доверенное лицо написал заявление о выдаче судебного приказа. Фраза была красивая, но на практике она вступает в определенное противоречие с федеральным законодательством. Такие моменты из устава надо убирать, а их огромное количество.

– Вы читаете все законопроекты, которые проходят через Законодательное собрание?

– Нет, конечно. Я занимаюсь теми законопроектами, которые проходят через мой комитет, либо теми, что проходят по другим комитетам, но которые я считаю особо важными – о бюджете, налоговом законодательстве…

– Вернемся к интриге вокруг вашего назначения на пост вице-спикера. Сегодня вы можете рассказать, как шло распределение постов?

– Было предложение от председателя Законодательного собрания. Насколько мне известно, кандидатуры согласовывались в различных инстанциях, потому что это очень серьезная должность, слов нет. И конечно, шли согласования в каких-то федеральных структурах. Но меня никто никуда, кроме как в кабинет Владимира Мякуша, не приглашал. Я не ездил на согласование в Москву или в полпредство. Соперничество, конфликты, поверьте – я этого не видел, не знаю. Все интриги, жареные факты оказались только в интернете и на страницах газет.

– Было заметно, что вы волновались при утверждении вашей кандидатуры на заседании. Что, не было стопроцентной уверенности?

– Ну а как же, положено волноваться. Что это, прогулка, что ли? В зале сидит шестьдесят человек, из которых я с кем-то работал, кого-то знаю, с кем-то вообще не знаком. Волнение – это волнение, а неуверенность - это неуверенность. Разные вещи.

– Накануне заседания заксобрания вышло интервью с Мякушем, в котором он сказал, что есть два разных списка кандидатов на посты вице-спикеров и глав комитетов - в зависимости от того, выиграет или проиграет суд Виктор Чернобровин. На этом фоне весьма двусмысленной выглядела ситуация, когда областной суд, где председательствует ваш отец, отказался выносить решение по заявлению Чернобровина, сделав это уже после утверждения вице-спикеров…

– Если говорить о словах Владимира Викторовича Мякуша, то имелось в виду число замов - будет их трое или четверо, в зависимости от решения суда. Только об этом шла речь, когда разрабатывалась структура. И не более того. А по поводу суда - я никогда не комментирую судебные решения, не собираюсь этого делать и сейчас.

– Ну, а в законотворческой работе часто советуетесь с отцом, как с юристом?

– Я могу сказать, что те федеральные законопроекты, касающиеся судебной системы, которые к нам поступают, – переправляем в судебные инстанции – в областной суд, в арбитражный, чтобы узнать их мнение. Официально, от председателя Законодательного собрания к председателю суда. А что касается личных взаимоотношений, то, поверьте, то небольшое время, которое нам удается пообщаться в кругу семьи, мы предпочитаем тратить на обсуждение каких-то житейских, семейных вопросов.

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на челябинский telegram-канал «Челябинск, который смог»
Подписаться
Одним из результатов работы нового созыва Законодательного собрания Челябинской области (ЗСО) станет разработка и принятие нового областного устава. Какие еще приоритеты в законодательной сфере определяют для себя депутаты? В чем плюсы и минусы идеи узаконить парламентские расследования? И как проходило распределение руководящих постов в новом составе областного парламента? Об этом и другом заместитель председателя Законодательного собрания Челябинской области, председатель комитета по законодательству, государственному строительству и местному самоуправлению Дмитрий Вяткин рассказал в интервью URA.Ru. – Дмитрий Федорович, отныне вы не только глава комитета по законодательству, но и зампред по правовым вопросам. Освоились в новом статусе? Насколько новый функционал отличается от прежнего? – Прежде всего, теперь предстоит непосредственно взаимодействовать с аппаратом Законодательного собрания уже не как депутату, отвечающему за определенный участок работы, а как государственному служащему. Мое участие отныне будет проявляться во всех направлениях работы Законодательного собрания. А что касается того, освоился или нет - кабинет тот же, обстановка та же, по сути дела костяк Законодательного собрания остался тем же. Особенно ничего для меня не поменялось, кроме того, что теперь гораздо больше времени уходит на работу в парламенте. Из «Челиндбанка» я уже уволился – работа заместителя председателя ЗСО предполагается на освобожденной основе. – На прошедших выборах ваш округ отличился высокой явкой и числом голосов, отданных за Вас – более 70%. Скажите, пожалуйста, какая часть этой победы принадлежит «Единой России»? Кстати, если вы заметили, очень многие кандидаты на прошедших выборах старались не афишировать своего членства в партии власти… – Когда я встречался с жителями округа, ни для кого не было тайной, что меня выдвинула «Единая Россия». К слову, в моей команде работали совершенно разные люди, с разными политическими взглядами, но у нас была общая цель - объединить усилия для решения проблем округа. Между тем, не надо быть идеалистом и думать, что люди реагируют на эмблему той или иной партии как собаки Павлова: здесь вот отвращение, а здесь – сразу слюноотделение. Нет такого. Избирателей интересует конкретные дела и поступки. А партийная принадлежность в какой-то части, безусловно, сыграла роль, но борьба в одномандатных округах – это борьба личностей, а не партий. Партии соревнуются на уровне области, единого избирательно округа. И то – люди смотрят, кто в партии. Говорят, что губернатор вытащил «Единую Россию» за счет своего авторитета, – это абсолютная правда. А что касается моих семидесяти процентов - такие результаты в легкую не набираются, хоть с «Единой Россией», хоть без нее. Просто надо работать, даже при отсутствии серьезных конкурентов. По сути дела неофициальная предвыборная кампания начинается на следующий день после оглашения итогов очередных выборов. – Ближайшие выборы через два года, в Государственную думу… – Предвосхищаю ваш вопрос. Я не из тех, кто лезет на все выборы просто ради удовлетворения собственных политических амбиций. Нет, я имел в виду только выборы в Законодательное собрание, но не в Государственную Думу. С тех пор, как пять лет назад меня впервые выбрали в областной парламент, и до сегодняшнего дня работа в нем для меня является приоритетом. – А что тогда является приоритетом в этой работе, по-вашему? – Лоббирование интересов конкретной территории. Это основное, но не единственное. Есть ряд вопросов, которыми занимается мой комитет – обеспечение соответствия областного законодательства Конституции страны, федеральным законам, а также законотворческое сопровождение реализации административной реформы, реформы местного самоуправления. – Какие законопроекты планирует продвигать «Единая Россия»? Вот, например, партия «Родина», по словам регионального лидера Вадима Воробья, предлагает уже четыре законопроекта. В частности, о депутатских расследованиях, о доплатах тем работникам бюджетной сферы, кто получает зарплату ниже прожиточного минимума, о культурных ценностях и закон о молодежи. – К любому законопроекту я подхожу, в первую очередь, с такой позиции – что он дает конкретно для жителей области. Депутатские расследования? Хороший законопроект. Только у нас есть закон о статусе депутата и регламент Законодательного собрания, по которому мы можем и депутатские слушания провести, и запрос любой сделать. В то же время, мы не имеем права подменять собой органы следствия, суд, контрольно-ревизионные органы. Каждый должен заниматься своим делом. Устраивать депутатские расследования по каждому поводу и подменять нормальную законотворческую работу имитацией кипучей деятельности, на мой взгляд, нецелесообразно. Я не говорю, что этот закон бесполезен, но если это будет декларация – вот мы, мол, всем даем указания, всеми руководим, во все лезем, – то этот закон обречен на провал. Если там будут переписаны и несколько видоизменены положения регламента и закона о статусе - то этот закон будет бесполезен. Смысла в его принятии нет. Взять, надергать отовсюду норм, по яблоку вытащить из пяти корзин и в отдельную сложить, создав новый закон - зачем? То же самое я могу сказать и по законопроекту по доплатам. Какова цена вопроса? Когда мы говорим о доплатах, о льготах дополнительных, всегда нужно смотреть, сколько потребуется средств из областного бюджета для того, чтобы произвести те или иные выплаты, и где мы их возьмем, какой источник доходов? А бюджет-то уже сформирован. Дополнительных доходов не просматривается, нужно решать - откуда отрезать. Суммы могут быть очень немаленькими. Надо быть реалистами, а не бросаться пустыми обещаниями. Возьмем закон о молодежи. Если там будет написано что-то вроде - «область поддерживает и развивает молодежное движение» - и что? Что значит поддерживает? Если это пустышка по сути - не надо принимать такой закон, мое глубокое убеждение. – Хорошо, если мы отбрасываем, как вы выразились, «пустышки», то что сегодня на повестке дня? – Что касается нашего комитета – закон о статусе депутата. У нас сейчас депутаты двух видов - одномандатники и списочники. Согласитесь, что у меня, как у депутата-одномандатника, обязанностей будет побольше, чем у депутата-списочника. Потому что у меня есть конкретные проблемы в моем конкретном округе. Надо привести права и обязанности всех депутатов к общему знаменателю. Кроме того, нужно внести изменения в регламент. Если нас не устраивают, например, жесткие сроки принятия решений и рассылки документов, если аппарат просто не успевает, если нам надо срочно принять какое-то решение, а регламент этого не позволяет - нужно менять регламент, потому что главная цель - это законотворческий процесс. Ну, и у моего комитета осталась одна работа еще с прошлого созыва – это новая редакция устава Челябинской области. В устав, который был принят депутатами в середине девяностых годов, вносились многочисленные изменения. Во-первых, текстом с многочисленными поправками пользоваться просто неудобно, во-вторых, федеральное законодательство очень серьезно поменялось, особенно в части распределения полномочий между уровнями власти. Мое личное мнение - устав должен содержать как можно меньше декларативных норм, которые не обеспечиваются возможностями области. – Что вы имеете в виду? – Например, в уставе области было записано: «на органы государственной власти области возлагается обязанность защиты законных прав и интересов области и граждан, проживающих на ее территории». Если мы обратимся к тому же гражданскому законодательству, мы увидим, что есть способы защиты гражданских прав, и здесь явное противоречие - органы государственной власти, допустим, Законодательное собрание области, не имеют возможности непосредственно защитить права гражданина, которые были нарушены. Вот невыплата зарплаты: я могу сделать запрос, заявление в прокуратуру, но для того, чтобы получить исполнительный документ, гражданин сам должен написать заявление. Либо выдать мне доверенность как гражданину - не Законодательному собранию, а простому гражданину, чтобы я за него не как депутат, а как юрист или доверенное лицо написал заявление о выдаче судебного приказа. Фраза была красивая, но на практике она вступает в определенное противоречие с федеральным законодательством. Такие моменты из устава надо убирать, а их огромное количество. – Вы читаете все законопроекты, которые проходят через Законодательное собрание? – Нет, конечно. Я занимаюсь теми законопроектами, которые проходят через мой комитет, либо теми, что проходят по другим комитетам, но которые я считаю особо важными – о бюджете, налоговом законодательстве… – Вернемся к интриге вокруг вашего назначения на пост вице-спикера. Сегодня вы можете рассказать, как шло распределение постов? – Было предложение от председателя Законодательного собрания. Насколько мне известно, кандидатуры согласовывались в различных инстанциях, потому что это очень серьезная должность, слов нет. И конечно, шли согласования в каких-то федеральных структурах. Но меня никто никуда, кроме как в кабинет Владимира Мякуша, не приглашал. Я не ездил на согласование в Москву или в полпредство. Соперничество, конфликты, поверьте – я этого не видел, не знаю. Все интриги, жареные факты оказались только в интернете и на страницах газет. – Было заметно, что вы волновались при утверждении вашей кандидатуры на заседании. Что, не было стопроцентной уверенности? – Ну а как же, положено волноваться. Что это, прогулка, что ли? В зале сидит шестьдесят человек, из которых я с кем-то работал, кого-то знаю, с кем-то вообще не знаком. Волнение – это волнение, а неуверенность - это неуверенность. Разные вещи. – Накануне заседания заксобрания вышло интервью с Мякушем, в котором он сказал, что есть два разных списка кандидатов на посты вице-спикеров и глав комитетов - в зависимости от того, выиграет или проиграет суд Виктор Чернобровин. На этом фоне весьма двусмысленной выглядела ситуация, когда областной суд, где председательствует ваш отец, отказался выносить решение по заявлению Чернобровина, сделав это уже после утверждения вице-спикеров… – Если говорить о словах Владимира Викторовича Мякуша, то имелось в виду число замов - будет их трое или четверо, в зависимости от решения суда. Только об этом шла речь, когда разрабатывалась структура. И не более того. А по поводу суда - я никогда не комментирую судебные решения, не собираюсь этого делать и сейчас. – Ну, а в законотворческой работе часто советуетесь с отцом, как с юристом? – Я могу сказать, что те федеральные законопроекты, касающиеся судебной системы, которые к нам поступают, – переправляем в судебные инстанции – в областной суд, в арбитражный, чтобы узнать их мнение. Официально, от председателя Законодательного собрания к председателю суда. А что касается личных взаимоотношений, то, поверьте, то небольшое время, которое нам удается пообщаться в кругу семьи, мы предпочитаем тратить на обсуждение каких-то житейских, семейных вопросов.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...