13 июля 2020

Правозащитники рассказали о судебных мытарствах жительницы Южного Урала, чей сын погиб в армии

Размер текста
-
17
+
Жительница Челябинской области Екатерина Лапшина уже несколько месяцев пытается добиться для себя статуса потерпевшей в эпизоде с гибелью ее сына, призванного для прохождения срочной военной службы в Вооруженных силах РФ. Без этого статуса она лишена возможности следить за ходом уголовного дела, ходатайствовать о проведении дополнительных следственных действий, отводе дознавателя, следователя, прокурора, судьи, знакомиться с материалами уголовного дела и реализовывать другие права потерпевшего, предусмотренные действующим законодательством.
 
Как сообщил «URA.Ru» в фонде «Право матери», занимающемся правовой поддержкой родителей, чьи сыновья погибли в армии в мирное время, уроженец Челябинской области Евгений Лапшин был призван в армию в декабре 2004 года и направлен для несения срочной военной службы в военчасть 25776 Ракетных войск стратегического назначения в Подмосковье. В сентябре 2006 года Евгений погиб. Как сообщили родители в воинской части, Лапшин «покончил с собой, отравившись газом-пропаном». Однако родные Евгения отказались верить в официальную версию.
 
В начатом расследовании прокуратура Чеховского военного гарнизона отказала матери в признании ее потерпевшей. Добиться этого статуса Екатерине Лапшиной решил помочь фонд «Право матери». В октябре 2006 года 94-й гарнизонный военный суд отказал в удовлетворении жалобы на действия заместителя прокурора Чеховского гарнизона, после чего делом занялся 3-й окружной военный суд. В ноябре того же года кассационная инстанция вернула дело в 94-й гарнизонный суд на новое рассмотрение. Однако в январе 2007 года при повторном рассмотрении жалобы матери погибшего солдата снова было отказано в ее требованиях. Решение первой инстанции снова было обжаловано в окружном суде, и накануне дело опять отправилось на рассмотрение гарнизонного суда в ином составе.
 
Как сообщила юрист фонда Наталья Калинина, мать погибшего солдата должна быть признана потерпевшей по делу о гибели ее сына, как того требует статья №42 УПК РФ и статья №2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Однако в гарнизонной прокуратуре считают, что для удовлетворения требований матери Евгения Лапшина оснований нет, так как не установлено, от чьих преступных действий погиб ее сын, а событие самого преступления пока только устанавливается.
 
Между тем, дело по гибели Евгения Лапшина перекликается с другим аналогичным инцидентом, который произошел менее месяца назад уже в самой Челябинской области. Речь идет о загадочной смерти первокурсника Челябинского военного авиационного института Никиты Самитова, гибель которого военная прокуратура также склонна рассматривать как самоубийство. Как и Екатерина Лапшина, родители Самитова также отказались верить, что их сын ушел из жизни добровольно, считая, что набросить на себя петлю Никите по меньшей мере помогли. С самого начала правозащитники были уверены, что расследование обстоятельств ЧП в челябинском училище штурманов по статье о доведении до самоубийства рано или поздно зайдет в тупик.
Расскажите о новости друзьям
Выгоняют в отпуск за свой счет?
Пожалуйтесь на работодателя за нарушение трудовых прав во время карантина по коронавирусу
Пожаловаться
Анонимно
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Выгоняют в отпуск за свой счет?
Пожалуйтесь на работодателя за нарушение трудовых прав во время карантина по коронавирусу
Пожаловаться
Анонимно
Загрузка...