20 января 2022
19 января 2022

«Евгений, мы с вами циничные люди…»

В URA.Ru попала расшифровка с откровениями челябинских политиков

Размер текста
-
17
+

Запись разговора трех политиков была передана в РПЖ на флэш-карте

Скандал с попыткой челябинского бизнесмена-фрондера Евгения Рогозы взять бразды правления в местных структурах партийного альянса РПЖ, РПП и «Родины», по всей видимости, получит новый импульс. В распоряжение челябинского руководства Российской партии жизни попала запись любопытного разговора трех собеседников. Голоса двоих из них удалось идентифицировать: они принадлежат Евгению Рогозе и депутату Челябинской городской Думы, бывшему зампреду региональной организации Российской партии пенсионеров Владимиру Деняеву. Личность третьего участника разговора раскрылась по ходу беседы – речь идет о руководителе курчатовского районного отделения РПЖ, директоре ЧОП «ЧЭМК-Безопасность» Игоре Вешнякове. Расшифровка записи была передана в редакцию URA.Ru, и мы предоставляем своим читателям возможность ознакомиться с ее содержанием, оставляя беседу без собственных комментариев.
 
Рогоза: Так, спасибо, что нашли время, это во-первых. Второе, вы ведь не случайно оказались в партии жизни?
 
Вешняков: Не случайно, это год назад было.
 
Рогоза: Это идея Александра Михайловича или ваша личная просьба? (Скорее всего, речь идет о депутате Госдумы Александре Аристове. – прим. ред.).
 
Вешняков: Моя личная.
 
Рогоза: То есть она никак не констатируется с идеями Александра Михайловича?
 
Вешняков: В принципе, моя личная.
 
Рогоза: Нет, я почему спрашиваю, потому что так или иначе он нам будет составлять некую конкуренцию по партии «Единая Россия». Александр Михайлович у нас видный представитель «Единой России». И пара других представителей, таких как Юревич и Косилов (мэр Челябинска Михаил Юревич и первый заместитель губернатора Челябинской области Андрей Косилов. – прим. ред.). Ну, наша, собственно, идея сделать ее придатком «единороссов», сто пудово контролируемой, так, чтобы она, грубо говоря, была таким отростком, который ничего из себя не представлял, никого и ничего. Я к чему, если ваша позиция и нашу позицию можно будет поставить параллельно, совпадут. Можно будет впрячься совместными усилиями в эту телегу, раскачивать идею создания новой партии, если она со стороны представителей «единороссов», к которым относится Александр Михайлович. Хотя он человек достаточно гибкий, но тем не менее. Если будут предприняты на вас попытки давления, вас это не пугает?
 
Вешняков: Нет, со стороны… (неразборчиво).
 
Рогоза: Вы знаете, на самом деле чего происходит. 43 года жил, никогда не думал, что мне будет интересно заниматься политикой. Кроме того, я вам скажу откровенно, мне не интересно и сейчас заниматься этой политикой. Но попал в ситуацию со сменой власти в городе Челябинске. До этого меня всегда две вещи интересовали – работа. Начинали мы в те годы с нуля, достигли определенных результатов, и мне интересно было всегда самореализовываться именно в работе, а не в какой-то там тараканьей возне. И я считал все-таки, что у нас в государстве российском есть один враг – это балбесы, которые сидят наверху и принимают несовершенные законы. Не успеешь построить одно направление, получается другое, тут же третье или четвертое. Но оказывается все гораздо сложнее, потому что когда конфликт известный с Юревичем произошел, я вообще думал, что в правовом поле в федеральном. Какие проблемы? Сейчас на раз решим все эти проблемы, потому что все четко понятно с нашей стороны. Из правового поля мы никак вываливаться не можем, мы действуем только в нем. Объемы достаточно велики, мы рисковать не можем. Еще вышли в Магнитогорск, Курган, Екатеринбург, планируем еще Омск и Тюмень. Вот этот вот конфликт, он помог в общем-то понять всю гнилость устройства государства российского. То есть мы последовательно постучались во все двери, во все двери, которые только возможны на уровне города и области, политические партии. Следующий этап был Уральский федеральный округ. Следующий этап – это уже Москва: правительство, администрация президента, Совет федерации, генпрокуратура и так далее.
 
Вешняков: Евгений, мы циничные люди. Эта партия будет такая же как «Единая Россия».
 
Рогоза: Примерно так, но хотелось бы, чтобы люди наравне с цинизмом принесли здравое зерно для тех территорий, на которых они живут и работают. Вот и вся разница. Вы совершенно правы, здоровый цинизм и здоровый расчет обязательно нужны, иначе ты превращаешься в дауна либо в оторванного от действительности человека. И это не сказки, я действительно хочу, чтобы у нас та команда, которая осталась и продолжала работать, она со здоровым цинизмом делала нормальные добрые вещи для города и области. Электорат немножко разный. Новая партия, название пока не дали, к 28 октября, думаю, дадут. Это в принципе не пересекающиеся программы с «Единой Россией». Дергаются то чиновники-«единороссы» от того, чтобы была 100 процентов подконтрольна политическая кормушка, а сейчас так или иначе ее поделят Ну 30 на 70, 20 на 80... А кому охота делиться? На самом деле наверху принято совершенно нормальное, с трезвым циничным подсчетом желание охватить всю поляну, весь электорат, двумя ногами будем стоять твердо на земле. Тоже создавалось все с циничным расчетом. Одна нога – главная, правая, толчковая, как хочешь, так и назови – занимается самой главной задачей – передачей власти. Второе – это суверенитет. Следующая задача – обеспечение интересов крупного бизнеса. Три задачи на самом деле у «единороссов» есть. А остальная поляна в виде простых нормальных людей, бизнесменов средней руки, я уже не говорю про мелких, она выпала из этой поляны. Ее обязательно кто-то подберет. То есть, вот есть раздробленные КПРФ и так далее.
 
Вешняков: В принципе, как я понимаю, эти процессы отслеживаются…
 
Рогоза: Как я появился на этом посту? Я вынужден идти в политику, потому что понимаю, что если не попытаться хоть сломать эту ситуацию... Если все будет идти в одной руке, у «единороссов». У Юревича сегодня одна защита – партия «Единая Россия». Даже не медиа-холдинг, ни его бабки, у него сегодня прикрытие – «Единая Россия». Это неправильно. Мы возвращаемся, помните, как во времена КПСС было, только одна партия. Знаете, я с детства, родители меня немножко с этими розовыми очками подкачали, я считаю, любое дело можно по-разному делать. Ну, я не знаю, фильм там был «Ночной дозор» и «Дневной дозор», силы есть со знаком плюс и есть силы со знаком минус. Сила есть волка, есть сила волкодава. Ну, на самом деле ей задачи подбирают – это примерно ставится задача около 30 процентов электората. То есть, это совсем чуть-чуть отставание от «единороссов». Если у них там 45-50 процентов, то здесь задача ставится 25-30 процентов. И поймите задачу, что все эти смешные карликовые партии и смешные бутафорские руководители, там нет ни финансов, ни серьезных политических связей. Естественно, они должны под новые задачи быть заменены. То есть, в новой партии должны остаться те люди, которые несут с собой понимание серьезности задачи, не просто числятся, но надо еще что-то производить, для того чтобы была полновесная партия. Собрать нормальную команду. Если кто-то несет с собой это понимание, есть свои связи, организационные возможности, опыт нахождения в какой-нибудь приличной обязательно партии. Почему бы нет?
 
Вешняков: Вопрос только в том, какими путями будут подбираться этот 30-процентный электорат. Это либо расшатывание ситуации, либо позитивными минутами. Не далее как вчера читал исследование, что все черные технологии и бунтарские настроение просто-напросто сейчас отталкивают от выборов народ.
 
Рогоза: Я совершенно согласен.
 
Вешняков: Я просто видел все ваши митинги, акции…
 
Рогоза: Добро должно быть с кулаками. То есть, можно быть добрым, тебя ударили по левой щеке – подставь правую. Я к чему? Добро должно быть наказано. Тьфу! Зло должно быть наказано, и это обязательно. Но строить уже политическую борьбу - это не бизнес. Я не случайно сказал, что мы пошли в другие регионы. И для меня сегодняшним нашим выходом за пределы Челябинска только локально. Этот конфликт не может быть раздут. Александру Михайловичу в принципе все равно - он личность федерального масштаба. Но с такими проявлениями безнаказанными, конечно, оставлять нельзя. Работа партии будет строиться только на позитиве. И основа идеи, которая есть, – это опять же не сказки, это то, что в Кремле сегодня ставится совершенно четкая задача, – это социал-демократическая партия. Вот в свое время расслоение до войны, что происходило в Европе, что происходило в Штатах, оно же было колоссальным между богатыми и бедными. И как-то плавно за несколько десятков лет эта ситуация была переломлена. Расслоение сократилась за счет создание большой прослойки среднего класса. Заставили поделиться всех, поделилось государство, поделился крупный бизнес, и народ стал более достойно, сыто и спокойно жить. Сейчас попробуй раскачать их на какую-то революцию, да на хрен надо? Вот задача такая – создать нормальную социал-демократическую партию, которая позволит сформировать такую ситуацию в стране, которая заставит всех поделиться в пользу электората, на которого мы идем: и пенсионеров, и малоимущих, и бизнесменов. И обеспечить им нормальные условия работы, среднему классу. Ну, разве это не нормальная реализуемая задача? В Штатах реализовали, в Европе реализовали.
 
Вешняков: Так, я понял, а дальше?
 
Рогоза: Первая задача была познакомиться, вторая – разделяете ли вы мои взгляды, и если есть понимание, то просто становимся в одну упряжку, и поехали. Если кто-то опасается. То есть, масса партий – партия «Родина», партия «Жизнь» (видимо, Российская партия Жизни – прим. ред.). Работа для такой задачи, которую поставили. Численность сегодня смешная у РПП - всего 800 человек. Ну, что это такое, это разве работа политической партии в Челябинской области? Ставится задача довести численность партии до 40 тысяч человек по Челябинской области. Для этого нужны серьезные организационные мероприятия, финансовые затраты. Очень много серьезных моментов. В следующем году выборы в Государственную думу. Работа будет строиться так, если вам это интересно. Если вы хотите быть, как в поговорке «Лучше быть головой мухи, чем хвостом у слона», то предлагается вот такая вот практика. Можно уйти на Россию, но нужна многомиллионная партия.
 
Вешняков: В прошлом году поэтому в «Единую Россию» я и не пошел, потому что миллионным членом партии быть просто не интересно, а здесь была перспектива возглавить региональное отделение. Собственно говоря, с этой целью и шел. Не скрою, я уже видел ваше предложение по видению регионального отделения. Единственное, я там из фамилий никого не видел.
 
Рогоза: Значит, вот мы когда идем в Москву, то, во-первых, мы предлагаем ту команду, на которую мы четко можем опираться. В моем понимании - это кости, которые могут обрасти мясом. Если вы видите свое место в той мозаике, которую вы увидели, в той или иной клеточке, давайте мы эти клеточки… (неразборчиво).
 
Вешняков: Потому что и Воробей (Вадим Воробей – лидер челябинского отделения «Родины». – прим. ред.), хоть и за председателя выглядел в средствах массовой информации, выступает сейчас против такого объединения.
 
Рогоза: Ну, смотрите. На самом деле вы очень цинично говорите. Эти два друга, Воробей и Дубровский (Владимир Дубровский – глава регионального отделения РПП. – прим. ред.), они думают кто кого на@бет, и кто в карьере выбьется. Еще раз: для Москвы и для объединенных партий нужны люди совершенно свежие и способные поднять вот эту тему более масштабно. Все. Мы внимательно смотрели на все кандидатуры. И если я, извиняюсь, вам перешел дорогу… Все делали предложения, вы делали свои предложения, я свои. Но политсовет РПЖ, консультации со всеми… (неразборчиво) не привели ни к какому результату.
 
Вешняков: Состоится ли вообще это объединение? «Родина» уже раскалывается.
 
Рогоза: Вы знаете, оно состоится при любом раскладе, хочется кому-то этого или не хочется. Просто на местах, в нескольких регионах, местные региональные лидеры хотят любыми силами… То есть личное ставят выше общего, вот и все. Мы ж цинично рассуждаем, у нас страна такая. Если все сверху правильно построено, то это просто вопрос времени.
 
Деняев: Сверху-то правильно все построено.
 
Рогоза: Так ведь задачу поставил президент.
 
Вешняков: По партии все понятно, а по наполняемости новыми членами, какие перспективы?
 
Рогоза: Я же сказал, что от 10 до 40 тысяч. Общая численности партии «Родина» - 10 тысяч. Думаю, мы эту задачу осуществим уже в следующем году.
 
Вешняков: Общая численность порядка 3000, еще семь надо набрать.
 
Рогоза: Наберем.
 
Вешняков: У «Единой России» будем отбирать?
 
Рогоза: Да зачем? У них нет людей. Вы поймите, у «Единой России» есть чиновники и бизнесмены. Все, больше там народу нет. Если там приходят на предприятие, к примеру, на цинковый завод. Сегодня нам нужно 600 человек, вот так и набирают. Вы же были на последних выборах в областное законодательное собрание, смотрели. Электорат, который голосовал за «Единую Россию». Ну, 25 проголосовало. Пришло 10 процентов населения всего на самом деле. Я не хочу сказать, что вопрос будет легкий, что перспективы партия прямо завтра станут шоколадными, начнут раздавать ордена, назначать на посты в думы разнообразные и так далее.
 
Вешняков: Местное отделение РПЖ, сейчас тоже есть волнения. Москва, по нашему мнению, тоже не особо правильно поступила. Так можно было поступать, если бы было достаточное финансирование со стороны центральных органов партии. Финансирования не было, партия жила за счет наших ресурсов.
 
Рогоза: Я могу сказать только одно. Глубокое заблуждение думать, что Москва – это туда всё, а обратно – хрен называется. Схема финансирования как раз с точностью до наоборот: ты должен содержать партию и еще не забывать про Москву. Выборы грядут, а остановились на этом. Либо с этим надо смириться, как с данностью, либо попытаться наладить циничную взаимовыгодную работу. Тогда вы должны сказать: мой интерес в этой партии состоит в попадании в городскую думу, в депутаты Госдумы, президентом стать РФ. Или мое лицо должно стоять на обложке, или мне нужен статус, вот и все. Я в обмен на это включаюсь в работу такими-то ресурсами – финансовыми, человеческими, имиджевыми, чем угодно. Вот и все. Либо сказать «нет». Это же всегда выбор. Либо да, либо нет.
 
Вешняков: А вообще как дальше предполагаете работать?
 
Рогоза: Во-первых, хорошо познакомиться, это немаловажно. Поскольку люди друг друга не знают, они могут придумывать совершенно разнообразные – такой он там, сякой. На вербальном уровне…
 
Деняев: Амбиций-то полно. Благодаря амбициям можно раскачать партию…
 
Рогоза: Это хорошо, либо человек слишком амбициозный, либо загнанный в угол. Политика же вооружение крайних человеческих страстей, там и людей соответствующих подбирают. Я не вижу ничего страшного, если в упряжке будут работать несколько амбициозных личностей. Работы хватит всем.
 
Вешняков: Следующий вопрос, еще более циничный. У вас случился конфликт с городской администрацией, в итоге вы в Челябинске практически не работаете. Но вы хорошая строительная компания, в Магнитогорске, в Екатеринбурге, Кургане по-моему работаете. Ваш бизнес ведь не так просто перебазировать.
 
Рогоза: Нас кто будет считать? «Единая Россия», что ли? Юревич что ли? Если он будет каждого члена политсовета считать, он воюет еще со мной, он даже не с «Монолитом» (компания Евгения Рогозы. – прим. ред.) воюет. Почему-то у него настолько сузился круг, шоры надел, он только меня видит, всех кто за пределами, он их в упор не видит.
 
Вешняков: Все. Да, не так просто принять решение, вопрос-то я понял. Вашу цель понимаю, но у каждого же свои цели есть.
 
Рогоза: Разговор, он и позволяет выявить. Если есть какие-то вопросы, то можно совместно вывести вектор, который будет учитывать интересы всех сторон.
 
Вешняков: Вот пока совместного-то я не вижу, вот как совместить векторы.
 
Рогоза: Если вы имеете в виду пост руководителя регионального отделения, то видимо никак не совмещаются векторы.
 
Вешняков: Это-то понятно.
 
Рогоза: Работать в составе совета, как вы работали, только уже в объединенной партии, почему эти-то не совмещаются?
 
Вешняков: Вы же сами сказали - мы все прекрасно понимаем. Эта партия создана Кремлем. И сейчас сюда пойдут все те люди, которые не нашли себя в «Единой России», в том числе бизнесмены, в том числе и олигархи, которые там себя не нашли. Вопрос дальше денег будет участие в политсовете.
 
Рогоза: Нет. Я же еще раз подчеркиваю. Политсовет – это… его должны люди воспринимать. Второе – организационный ресурс, что немаловажно, работа с членами партии, определенный организационный талант в проведении мероприятий, это же тоже ресурс. Один может дать деньги, другой перелопатить эти деньги.
 
Вешняков: На какие-нибудь добрые мероприятия.
 
Рогоза: Вы же профессионал, когда собирается несколько сотен, тысяч людей даже с самыми добрыми намерениями, это толпа. А в толпе, собранной с самыми добрыми намерениями, создать казус может любой наркоман, который взорвал там хлопушку мелочную, и толпа побежала.
 
Вешняков:Их милиция будет гонять, их больше гоняют, чем участвующих в мероприятии.
 
Рогоза: Вы совершенно верно подметили.
 
Вешняков: А поддержание партии? Все равно они на денежном потоке будут находиться. Будут приходить в партию, нужны будут деньги на предвыборные мероприятия, чтобы попасть в список, первым, вторым, третьим, десятым. А между выборами партия засыпает?
 
Деняев: Настраиваться.
 
Вешняков: Что настраиваться? В прошлом году, эту партию РПЖ встряхнули, было тысяча восемьсот членов, но на самом деле из них полторы тысячи были уже не живые, набранные под те выборы… Сейчас любого, девятисотому позвоните, и он скажет, что он состоит в партии жизни. Сейчас остались только те члены, которые действительно вступали, и знали, что они вступают в партию.
 
Деняев: Им понадобилась организационная инфраструктура. Партия должна не спать, должны работать ячейки. Циничными были люди, которые бесплатно не работают, им тоже кушать хочется. Им надо и помещение какое-то выделить для работы с людьми, какой-то печатный материал, и зарплату давать.
 
Вешняков: Это порядка двухсот – двухсот пятидесяти тысяч в месяц получается.
 
Деняев: Мы по области считали, там гораздо больше.
 
Вешняков: Это, наверное, смотря сколько отделений. У вас пятнадцать, у «Родины» не знаю сколько, в РПП – вам виднее.
 
Деняев: У РПП практически в каждом регионе есть отделение.
 
Вешняков: Четыреста человек осталось, как же они в каждом регионе.
 
Деняев: Не четыреста, там осталось порядка 40 тысяч… (очень тихий фрагмент) Членами должны быть достаточно молодые, готовые участвовать в этих конфликтах.
 
Вешняков: Вопрос еще более циничный, а вы не боитесь отторжения от этих оставшихся членом РПП, ассоциируясь с Гартунгом? (Валерий Гартунг, депутат Госдумы, экс-лидер РПП – прим. ред.)
 
Деняев: Нет, абсолютно.
 
Вешняков: То есть будет нормально восприятие?
 
Деняев: Нормальное, оно и сейчас нормальное восприятие. Даже не знаю… Я знал еще в январе, что мне доведется с вами работать, но не знал о ваших амбициях. На тот момент, когда мне сказали остальные члены партии. Сейчас «Единая Россия» отличается от нас членами совета. Тут надо решить, либо в дальнейшем участвовать в политических интригах, либо нет. Этот вопрос принципиальный. Устав позволяет по любому двигаться.
 
Вешняков: Устав-то я тоже знаю.
 
Деняев: По любому. Согласны, не согласны, не имеет никакого значения. Хотелось бы с наименьшими потерями из этой ситуации выйти.
 
Вешняков: Так у вас просто времени не остается на какую-либо войну, тем более затяжную, 28 октября уже съезд должен быть. И там уже делегация должна быть из Челябинской области. Правильно?
 
Деняев: Да.
 
Вешняков: Председатель совета от регионального отделения.
 
Деняев: Как они скажут, так оно и будет. Поэтому хотелось бы сейчас буквально за несколько дней решить все эти вопросы.
 
Вешняков: Я политинформацию выслушал. Но понимаю, еще раз, у вас же не остается времени. Войной вы хотите взять или штурмом, какие предложения у вас есть? Новых членов вовлечь в партию, провести конференцию… У вас нет на это время?
 
Рогоза: Есть на это время, вполне его хватает.
 
Деняев: Или у вас есть какое-то другое предложение по обузданию этой ситуации?
 
Рогоза: Именно такое, другого варианта нет. Если вы посмотрите на расклад сил, то раскол муниципальных предприятий. В 62 года он стопроцентно будет контролируем господином Юревичем. Либо ты делаешь, так как я скажу, либо я тебя завтра выкину. (По всей видимости, речь идет о председателе регионального отделения РПЖ Василии Рожко, возглавляющем муниципальную «Городскую службу спасению». – прим. ред.)
 
Деняев: По большому счету ему терять нечего, он на пенсию может уйти в 62 года.
 
Рогоза: Дальше кто? Уфимцев (Александр Уфимцев – глава аппарата администрации Челябинска, член совета регионального отделения РПЖ. – прим. ред.), понятно, с Юревичем, Ковальчук – понятно Юревич. Зам по службе спасения – это дубль два. Хочешь работать в муниципальном предприятии? Работай и делай так…
 
Вешняков: Ну, и как вы большинство преодолеть думаете?.. Там все девять членов…
 
Рогоза: Меня на данном этапе интересует только одно: по какую сторону баррикад мы находимся? Потому что преодоление ситуации, оно, собственно, проработано с точки зрения политтехнологий, и преодоление вполне возможно. Причем независимо от позиции Рожко. Конечно, хочется всегда все по-доброму, просто человек останется, грубо говоря, с… А так останется без ничего. Юревича выкинут не сегодня, так через неделю за ненадобностью, вот и все. Точно также пойдет и с остальными членами этой бригады, которая работает на Юревича. У вас шансов при этом раскладе не было бы никаких.
 
Вешняков: При этом? В список-то я бы попал, на октябрьские выборы готовили список, я первым был.
 
Рогоза:  На октябрьские?
 
Вешняков: В Заксобрание. Там Москва приняла решение – до свидания, вы не участвуете. Потому что неправильно перед Москвой сформулировал, как мы пойдем на выборы. И Миронова – нет. Те приняли решение, что не пойдем. Мы готовы были идти. Нам нужны были деньги из Москвы.
 
Рогоза: Ну вот, тем не менее. На данном этапе интересует только одно – лояльность, нелояльность – и в дальнейшем, при любом раскладе, вы работаете, участвуете в конференции, которая будет? … Будут выбирать делегация, выбирать новых членов…
 
Вешняков: Я же не знал, что я буду участвовать. Потому что я и сейчас член совета, во-вторых, я председатель курчатовской ячейки местного отделения. Конференция в любом случае будет. Вы же не будете параллельно структуру создавать? Не получится.
 
Рогоза: Давайте так, не будем скрывать – принято решение о прекращении полномочий деятельности политсовета… Этот совет уже нелегитимный. Весь вопрос в новой проверке. Если есть желание в дальнейшем вместе работать, то …
 
Вешняков: Это… Сейчас хотят прекратить деятельность совета, это же не закрывает региональное отделение, местные отделения они как были, так и остаются. Я председатель Курчатовского отделения, остальные других отделений... Дальше - конференция, новый совет выбираем.
 
Деняев: Именно так, приезжает Москва, проводит конференцию, выбирается новый совет. Вернее проводит конференцию, там несколько вопросов, выбирают совет, делегатов и проводят назначение в составе совета руководителя в составе совета регионального отделения.
 
Вешняков: Я просто хочу точно убедиться, а вы-то для себя шансы какие видите при данном раскладе? Ну, уберут Рожко… Рожко – не фигура в политическом, ничего не решает.
 
Рогоза: Я, по-моему, начал с этого. Это глава регионального отделения объединенной партии – цель и задача, сегодняшний этап. Следующий этап – это выборы в Государственную думу.
 
Вешняков: Это я все прекрасно понял, но чтобы стать главой объединенной коалиции, для начала надо возглавить какую-то из партий.
 
Рогоза: Не факт, потому что процедура новой партии будет происходить следующим образом. Она будет формироваться, там будут точно такие же советы, все предыдущие полномочия будут прекращены, опять заново будут формироваться советы, и из этих советов будет выбираться. То есть менее проблематичный путь, это провести… На челябинское отделение, непосредственно на объединенную партию. Чуть более трудный путь, будучи просто рядовым членом партии, попасть, стать руководителем, сперва попасть в совет объединенной партии Челябинской области, оттуда попасть.
 
Вешняков: Но это более длинный путь, более короткий – это сейчас образовать РПЖ.
 
Рогоза: По звучанию будет, несколько разные будут иметь тональности, вот и все.
 
Вешняков: Да нет, более длинные получаются, потому что объединенная цепь когда возникнет, к январю, к февралю, к марту?
 
Рогоза: Ничего подобного, времени-то нет до выборов. Ставка же идет на думские выборы.
 
Вешняков: Этапы-то я слышал, они озвучены. 28 октября все партии проводят съезды. Две партии о самороспуске, то есть о переводе в общественные движения, в общественно-политические движения. И с января, февраля, в средствах массовой информации начинается массовый переток членов этих общественно-политических объединений в государственные партии. И только получается январь, февраль, март получается объединенная партия, формируется новый совет, и выбирается новый председатель совета.
 
Деняев: Скорее всего, после 28-го, в течение ноября. Потому что здесь главное, чтобы более чем за год до выборов, партия была зарегистрирована. Это изменения в устав, чтобы она имела право участвовать в выборах в Государственную думу. А потом процесс формирования может немного затянуться, но это уже принципиального значения не имеет.
 
Рогоза: Я попробую вот еще разочек по этому самому. У Валерия Карловича (Гартунга – прим. ред.), у него один был недостаток, на мой взгляд, достаточно ярко выраженный. В том, что он из партии пытался сделать две вещи несовместимые на сегодняшний день с политическим. Это первое – не согласовывал политику с Кремлем. Думал, что самостоятельно можно играть - это была, конечно, стратегическая ошибка. Ну и тактическая ошибка, что слишком увлекся реализацией деятельности партии.
 
Вешняков: Ну а нам эти ошибки не грозят?
 
Рогоза: На мой взгляд, нет, потому что, я считаю, наш бизнес самодостаточный. Он приносит прибыли, которые позволяют наоборот их вкладывать всегда в бизнес, и опасность…
 
Вешняков: Я просто с этого разговор и начал. С каких позиций мы будем строить партийную деятельность? Либо как политическую дубину эту партию использовать против того же Юревича и соответствующими потом вытекающими позициями.
 
Рогоза: Я могу вам сказать, что (неразборчиво) давно уже другие регионы. Юревич только частное. Точно также, если какой-нибудь глава поселкового совета, какого-нибудь Краснодарского края, считал Александр Михайлович. Как на фоне его бизнеса. Ну есть там какой-то м@дак, ну есть, и что теперь из этого? Он разве использует свой ресурс на борьбу с этим м@даком?
 
Вешняков: Если очень радикально эту партию ставить и противопоставлять действующей власти, наверняка начнется. Оттуда же, с Кремля, давать по башке начнут. И все, кто рядом стоит, начинают страдать и по другим партиям растекаться.
 
Рогоза: Совершенно верно. Вот обратите внимание, совершенно четко идет разводка по разным задачам, которые ставятся. Первая задача – это накрыть этих олигархов, в обмен, называя вещи своими именами, на сохранение собственности. А вторая – чтобы на фоне этих передач, на фоне сговора по передаче власти в обмен на преференции для крупного капитала, кто-то должен заниматься этими делами. Вот и все. Как их столкнуть-то можно, я не очень понимаю. Это разводка состоялось с воли Кремля.
 
Вешняков: Так если тут надо погонять народ, объединять народ в этой партии. Не более ли простой путь – поставить кого-нибудь ближе к народу, но управляемого?
 
Рогоза: Поближе к народу и управляемого, такие проекты были и у Юревича, такие проекты были и у Косилова, поближе к народу и управляемые.
 
Вешняков: Нас же с вами народ не любит.
 
Рогоза: Послушай, я тебе хочу сказать, как себя преподносить. Не любит, если ты побритый, помытый. Это еще не значит, что тебе не должны любить. Ты что должен пахнуть козлом и водкой?
 
Вешняков: Да нет, просто за 70 лет воспитаны неприятие к богатству и благополучию, собственно говоря.
 
Рогоза: Я считаю, что одна из четких установок, которые есть там на уровне партии, не стать придатком «Единой России». Понимаешь, придатком президента – согласны быть, а придатком «Единой России» во всех этих вестях-областях... С тем чтобы там сидел Андрей Николаевич, который отвечает за выборы «Единой России» и говорить: так, эти должны прикинуться полумерками, эти полудурками, на этом фоне мы должны набрать. Всем хочется дирижировать. А эти согласны дирижировать только с теми, кто главный. Вот и все. С чем сегодня многие в «Единой России» не согласны, а я не вижу войны с «Единой Россией», в чем война?
 
Вешняков: Да нет, я не про «Единую Россию», про отдельных представителей в администрациях, городских, областных там, не важно.
 
Рогоза: Поэтому ставки на коллектив, и я хочу сказать, все-таки, на мой взгляд, опять (неразборчиво) какие-то сказки, но это как лягушка, когда попадает в молоко, начинает лапками шебуршить. Получается кусочек маслица, хоть небольшой, но есть. Ведь перед революцией социализации удалось достигнуть. Та же Швеция, та же Германия, где люди чувствуют себя нормальными людьми, а ведь революций-то не было. Но были партии соответствующие, которые, собственно, заставили и крупный бизнес, и государство развернуть политику соответствующим образом. Для этого надо, чтобы кто-то представлял более масштабную силу, три человека там. Я считаю, что это выполнимая задача. Не сегодня, может быть, через несколько лет, но хотя бы попытаться научить вести диалог.
 
Вешняков: С бора по сосенке. Сколько сказали? 900 членов партии? 840, 640 – это мои.
 
Рогоза: Сколько?
 
Вешняков: 640
 
Рогоза: С ЧЭМК?
 
Вешняков: Да отовсюду. ЧЭМК все у «Единой России», но есть же «ЧЭМК-Безопасность», «Максимум», другие дружественные предприятия и фирмы, ребята, 640 – мои.
 
Деняев: Получается, 840. Двести – с нас, 640 – вас.
 
Вешняков: Вы же говорили, что просчитали ситуацию, знаете силу всех.
 
Деняев: Не, мы знаем.
 
Вешняков: Как бы я сижу сейчас вам глаза открываю.
 
Деняев: Мы знали, что они где-то есть, но не знали, что они все у вас.
 
Рогоза: Ну, завтра бы узнали.
 
Вешняков: Там работников ЧЭМК, ну может, человек 20 наберется.
 
Рогоза: Но, тогда, я думаю, и тем более… В принципе, речь идет не о том, у кого эти 800 голосов, понимая, что завтра могут быть приняты 1000-1500 человек, от них делегируются по нормативу. Если бы в партии было десять тысяч человек, то можно было бы каким-то образом совладать с ситуацией, а восемьсот. Завтра будут лежать тысяча заявлений, значит, их зарегистрирует не здесь, а в Москве. Принимают с сегодняшнего дня в партию, завтра проводят конференцию. На этом и все заканчивается.
 
Вешняков: Вы же видите, надо было устав читать, я не читал… Территориальный принцип. Постановка на учет территориальным принципом.
 
Рогоза: В связи с прекращением полномочий совета, в Москве поставят на учет, и приедут проведут…
 
Вешняков: Не, я же не говорю, что я вам тут с ходу в конфронтацию рвусь. Я решение еще не принял, на самом деле. Мне все равно надо подумать. Я вашу позицию понимаю, мою позицию вы знаете, чем я располагаю, тоже знаете. И мне тоже подумать надо. Я не рядовой член совета, я зампредседателя регионального отделения, с амбициями тоже на председателя был. Соответственно, партию эту строил я, весь год вот этот. Больше задачи не было, набрать больше членов, 640 хватило, проверку мы прошли, вопрос-то был - прохождение проверки федеральной регистрационной.
 
Рогоза: Вот, смотрите, если есть у нас амбиции, то есть я …
 
Вешняков: Да при чем тут это…
 
Рогоза: Меня не интересует… Это локальный конфликт, меня не интересует история партии федеральной для решения конфликта городского. Потому что я в своем развитии бизнеса, я должен обеспечить ему, называя вещи своими именами, политическую крышу. Бизнес у меня выходит уже на уровень, как минимум региональный, то есть за пределы и Челябинской области. И, я думаю, в светлом будущем он выйдет и на общероссийский уровень, мне надо пристраивать систему взаимоотношений на федеральном уровне, чем я, собственно, и занялся. Меня интересует, сегодня, в принципе, и выборы в Государственную думу, и построение отношений с федеральной партией. Вот это мои задачи. То есть здесь остается у нас, извините, город, у нас остается еще Заксобрание Челябинской области. Это те задачи, по которым мы можем все интересы совершенно спокойно, мы люди амбициозные, можем и развести, и поднять. И сказать, что тебе интересно кресло в Заксобрании, давай посмотрим, давай посчитаем. Я имею в виду посчитаем свои возможности, и количество амбициозных людей, которые претендуют на кресло в Заксобрании. Я не за то, чтобы покрасоваться, меня на данном этапе уже не город, не область, верите - нет, не интересуют. Меня интересует встраивание в федеральную структуру. Такую же задачу Александр Михайлович прошел. Его город интересует? Или ложа в Заксобрании? Ему либо Госдума, либо Совет федерации. Либо там, либо там. Бизнес у него федерального масштаба. Вот, соответственно, он и выстраивает свою пирамиду.
 
Вешняков: Ну, у него и деньги не такие как у вас… Я на Госдуму не претендую. Я бы хотел услышать: если я вам сейчас помогаю, то…
 
Рогоза: Я услышал только одно, что мы не можем сойтись на руководстве регионального отделения.
 
Вешняков: Не, не претендую.
 
Рогоза: Статус заместителя председателя, на мой взгляд, решает без проблем и встраивание в структуру. Претензии на выборство в Заксобрание или в городскую думу. Но они правда будут не скоро, так уж получилось.
 
Вешняков:: Я не ставлю…
 
Рогоза: Это не вопрос. Я думаю, что людей инициативных, их на самом деле не так много, которые обладают какими-то ресурсами. И всех развести по интересам, грубо говоря. Я хочу здесь мои интересы распространить. А учитывая, что партия не предполагается к использованию как продажное кресло (неразборчиво)…
 
Вешняков: Вы думаете, этого не будет?
 
Рогоза: Это может быть по просьбе федерального центра, я не исключаю. Потому что у них туда есть заходы со всех сторон, и могут нас скорректировать всегда…
 
Вешняков: Ну, хорошо. Придет день, там Мительман-младший, там еще кто-нибудь и еще кто-нибудь скажет – мы хотим. В городской думе побывал Мительман, хочу в Законодательное собрание областное…
 
Рогоза: Нет, я не считаю, что…  Если в начале договоримся. Я думаю, что прежде чем идти туда, надо было справки навести…
 
Вешняков: У меня времени не было, чтобы справки наводить. Неожиданно предложили поговорить – согласился. Хорошо, тогда я понял, если не помогаю, то…
 
Рогоза: Мы играем в свои игры. Ну, а какие у вас варианты? Попытаться помешать этому?
 
Вешняков: Не, это не реально.
 
Рогоза: Почему не реально, всегда можно. Только потратить ресурсы, потратить нервы. И потом что останется? Куда прислониться? Опять идти к Юревичу, к «единороссам» миллион сорок первым номером? Я считаю, что совместная работа, и я насколько понял, вас намного интересует кресло Заксобрания?
 
Вешняков: Ну да. Хотя, не факт. На самом деле, вас интересует на федеральном уровне выстраивание защиты бизнеса, меня пока на городском, и на областном. Мы на область тоже выходим со своим бизнесом.
 
Рогоза: Мы же решаем, и ничего не услышали. Вот, сидят перед вами два представителя. Один, ну называя вещи своими именами, будет свадебным генералом, и моя главная задача решать вопросы с федеральным центром и вопросы финансирования. Так, практически всю исполнительную работу, это Владимир Николаевич (Деняев – прим. ред.).
 
Деняев: Что значит исполнительную, как мы порешаем, так и будет.
 
Рогоза: Нет, но я имею в виду организационную. Поэтому, если мы хотим выйти на серьезный уровень, то надо еще заниматься построением партийным. Чтобы не мертвых душ там в партии иметь, а реальных людей.
 
Вешняков:: Вот РПЖ реальную структуру представляет из всех основных структур на данный момент
 
Рогоза: Так давайте продолжим эту работу...
 
Вешняков: Мне надо подумать… Сроки ограничены, и вот так сразу принять решение, ничего не обещаю…
 
Рогоза: Но хоть какие-то гарантии… То есть вам не хватает моих заверений?
 
Вешняков: Мы же с вами все-таки в политику вступаем. А политика грязная вещь…
 
Рогоза: Когда Ельцин уходил, передавал власть Путину, то подписали соглашение…
 
Вешняков: «Единая Россия» кто будет в этом случае? Она развалится через месяц.
 
Рогоза: Ничего подобного.
 
Вешняков: Так денег мало у региональных партий.
 
Рогоза: Регион должен обеспечить передачу дальнейшей власти. Сядет новый президент, перед ним встанет точно такая же задача передать эту власть дальше.
 
Вешняков: Ну тогда другая партия …
 
Рогоза: Зачем? Когда есть…
 
Вешняков: Свою управляемую, лучше же будет.
 
Рогоза: Управляемая достигается сменой народных лидеров, сменой ключевых руководителей партий.
 
Вешняков:: Мне надо подумать… Как бы не сложилось, мне было очень приятно познакомиться …
 
Рогоза: Решение принимать вам. Я считаю, без дураков, партии нужны амбициозные люди. И на всех креслах, на которые будет претендовать эта партия, сидеть одной задницей, сами знаете, просто не возможно. И я не вижу здесь никаких противоречий или то, что помешало бы нам решать свои задачи, Владимиру Николаевичу - свои задачи, вам свои, работать, так сказать в общем коллективе.
 
Вешняков: Вы знаете, я должен навести справки. И слово, которое я давал, не нарушил никогда. Ну, и собственно говоря, я рад, что у меня нос сам по ветру ложится, время вовремя угадал с этой партией. И попал в совет, и стал даже председателем регионального совета. Мне просто надо сейчас нос по ветру понюхать, и он ляжет куда нужно, самостоятельно. Дайте мне время.
 
Рогоза: У меня предложение, может быть, тогда в понедельник пересечемся?
 
Вешняков: Можно… Все всем счастливо.
 
Рогоза: Так, сегодня четверг, в понедельник как вам удобно будет?
 
Вешняков: Можно созвониться. Слова ведь два – да или нет.
 
Рогоза: Ну, давайте так.
Запись разговора трех политиков была передана в РПЖ на флэш-карте
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...