29 июля 2021
28 июля 2021

В Екатеринбурге начинается война дольщиков. Чью сторону займет УБЭП?

«URA.Ru» разыскало бизнесмена, с которого все и началось

Размер текста
-
17
+
То, чего опасались власти, случилось: первое громкое дело против застройщика, которого обвиняют в двойных продажах квартир и офисов, перерастает в войну дольщиков. Речь уже идет о выселении семей, закрытии торговых точек, выемках документов с силовой поддержкой и прочих неприятностях. «URA.Ru» удалось разыскать бизнесмена, с которого все это началось – именно его обращения и претензии теперь не дают спать простым екатеринбуржцам. Все подробности этого дела, которое вскоре может повториться на других многочисленных стройках города, – в материале нашего агентства.
 
Статьи «URA.Ru» о двойных продажах недвижимости в торговом центре «Мегаполис» и жилом комплексе «Высокий берег» вызвали неожиданную реакцию. В редакцию стали обращаться новые дольщики «Берега», а также владельцы квадратных метров в других новостроях, возводимых компанией «Уралстрой-1». И каждый с одинаковой историей: его квартира (или офис) оказались проданы дважды. Имена вторых покупателей были разные, но чаще остальных звучало имя некоего Василия Гребенева, который появлялся и в «Мегаполисе», и в «Высоком береге». Спорные площади у бизнесмена оказались также в жилом комплексе на Папанина-Юмашева, в торговом центре «Бум» и даже элитном комплексе «Палладиум». И мало кто из нынешних дольщиков признает его права. Наоборот, его винят в неожиданно возникших проблемах.
 
Тот, с кого все началось
 
Но самое интересное – именно Гребенева называют инициатором наиболее громкого дела против уральского застройщика – компании «Уралстрой-1». Ее директор Сергей Сорокин не скрывает, что стал фигурантом уголовки из-за претензий одного кредитора: имя не звучит, но все думают именно на Василия Гребенева. Найти таинственного бизнесмена, который неожиданно в короткий срок оказался причиной переживаний десятков екатеринбуржцев, – это дело чести.
 
Впрочем, и Гребенев ни от кого не прячется – на предложение встретиться ответил согласием, пригласил к себе. Местом обитания бизнесмена оказался один из самых нелогичных и пустынных офисных центров Екатеринбурга – информационно-деловой центр на Карла-Либкнехта (за Музеем истории города). Здесь, на седьмом этаже (с потрясающим видом из окна), и работает Василий Федорович – подтянутый мужчина с коротко стриженными седыми волосами и явно крепкой хваткой. О претензиях к себе он уже наслышан, но и сам может предъявить не меньше – в шкафах за спиной индивидуального предпринимателя (именно так написано на визитке) десятки папок с документами по самым разным объектам.
 
Гребенев сам признает, в заявлениях Сорокина о кредиторе, раздувшем уголовное дело против «Уралстроя-1», он узнает себя. Ведь именно с его обращений в УВД Екатеринбурга, в общество дольщиков все и закрутилось – появились письма в областную думу, оттуда в прокуратуру, затем в УБЭП. Именно его иски с требованием оформить право собственности на два этажа в «Высоком береге» напугали семьи дольщиков этого комплекса. Василий Гребенев рассказывает, что сейчас он – частый гость в УБЭП, по несколько часов дает показания, доказывая свои права на недвижимость.
 
Кредитор или дольщик?
 
Возмущение тех, кто уже работает на торговых площадках, делает ремонты в квартирах, Гребенев в свой адрес не принимает. «Все претензии пусть адресуют Сорокину, - говорит он. – У меня заключены договоры с «Уралстроем-1», по которым эта недвижимость принадлежит мне». Ему не верят – те, кто обживает заветные квадратные метры, отказываются увидеть в человеке, ни разу не появлявшемся на стройках и покупающем по два этажа для личных нужд, простого дольщика. Такие инвестиции, конечно, не запрещены, но вызывают подозрения – Гребенева считают кредитором «Уралстроя-1», а никаким не дольщиком. В этих понятиях колоссальная разница.
 
Так, каждый договор о долевом строительстве, заключаемый с «Уралстроем-1», имел массу дополнительных соглашений, без которых он нелегитимен. Все они указывались в тексте договора и позже прикреплялись к нему. В ТРЦ «Мегаполис» это дополнительный договор на коммунальное обслуживание, допсоглашение по отделочным материалам… Масса всего. У Василия Гребенева таких документов нет: к договору приложены только план площадки и срок финансирования работ. «Но эти приложения и не нужны. У меня есть договор и подтверждения оплаты», - коротко объясняет бизнесмен и с этими документами идет в УБЭП.
 
К тому же в его договорах есть пункт о возможности выкупа его собственности по первоначальной цене – прямое доказательство не долевого строительства, а займа. Гребенев это опровергает, рассказывая, что наличие подобных условий – нормальная практика, банки, выдавая кредиты, тоже берут в залог имущество (хотя это и совсем не так). УБЭП в эту тонкую сферу не вникает, отчего градус напряжения в этом конфликте только поднимается.
 
Гребеневу ставят в вину и то, что, называя себя добропорядочным собственником, реально он ни разу не был на тех объектах, в которые инвестировал. Те, кого он теперь обвиняет в двойных продажах, следили за стройками, добивались своего включения в реестр дольщиков, согласовывали обои и напольное покрытие. Василий Гребенев этого не делал. Без объяснения причин. Сам он признается, что подобными вещами занимался только на одной точке – в центре «Палладиум», где владел 140 кв. метрами. «За квартирами не следил, потому что госприемка по ним проходит быстро, а вот офисные площади могут годами не принимать, придираясь к каждой мелочи. Я поэтому решил в «Палладиуме» все сам контролировать», - объясняет он, но молчит о том, почему аналогичную площадку в ТРЦ «Мегаполис» оставил без внимания (иски в арбитражах по обеим площадкам Гребенев проиграл).
 
«Пусть покажут расписки!»
 
Со стороны сложившаяся ситуация выглядит следующим образом: Сорокин, не бравший кредитов в банках, занимал у знакомых, среди которых был и тот самый Гребенев. Занимал под огромные проценты, оформлял заемные договоры на недвижимость, которую собирался вот-вот сдать. Дело было более чем выгодное: вложив 3 млн. рублей, можно было получить квартир на 6 млн., да еще и по цене квадратного метра ниже рыночной. Дольщики, которые теперь оказались в подвешенном состоянии, убеждены: это незаконная схема, Гребенев сам брал на себя риск в отношениях с Сорокиным и разбираться должен с ним лично, а не бросаться на их собственность.
 
Гребенев и не спорит, что претензии адресует именно к Сорокину. Просто получить что-то с «Уралстроя-1» проблематично, поэтому дополнительно в судах общей юрисдикции, через правоохранительные органы добивается оформления прав на то, что ему было обещано. Законно ли? Дольщики приводят слова Сорокина, который божился им, что ничего Гребеневу не должен и расплатился уже не раз, не два, а все четыре. Сам Гребенев отвечает на это: «Пусть покажут расписки!»
 
Неприятные истории
 
Во всем этом конфликте Гребенев держится уверенно, и на самом деле ясно, почему его фигура так пугает тех, кто считает себя законными собственниками, – просто Гребенев не слышит их аргументов. Он отстаивает деньги, которыми не совсем разумно рискнул, отстаивает всеми возможными способами. Это и настораживает многих дольщиков, которые теперь, помимо того, что вынуждены завершать недострой за банкротом Сорокиным, еще и отбиваются от правоохранительных органов, прочитавших заявления Гребенева.
 
Хотя им есть, что спросить у господина Гребенева помимо проблем с его собственностью. По информации «URA.Ru», в конце 2007 года фамилия бизнесмена появилась в уголовном деле 105806, возбужденном по ч. 3 ст. 159 УК РФ («Мошенничество»). Его подозревали в фальсификации доказательств в гражданском процессе – бумаги с фальшивыми печатями также касались вопросов недвижимости. Данное уголовное дело приостанавливалось, потом расследование продлевалось и вновь приостанавливалось (Василий Гребенев отрицает наличие у правоохранительных органов претензий к нему, называя себя инициатором того уголовного дела).
 
Сейчас, обсуждая свои проблемы, дольщики, столкнувшиеся с Василием Гребеневым, с интересом изучают этот факт его биографии и задаются вопросами, на которые невозможно получить ответы. Например, не узнать, платились ли налоги со всех финансовых операций между Василием Гребеневым и «Уралстроем-1» или хотя бы с тех, что уже заявлены в судах? Нашему агентству бизнесмен рассказал, что свой первоначальный капитал, позволивший столь выгодно инвестировать в недвижимость, формировал с конца 80-х годов, занимаясь поставками узбекских трансформаторов нефтегазовым компаниям Тюмени и автономных округов. По версии Гребенева, потом он решил вложиться в недвижимость, которая бурно росла. По другим данным, возник конфликт с партнерами в Узбекистане, и после судебного процесса екатеринбуржцу пришлось признать свои ошибки.
 
Что будет дальше – пока не знает никто. Известно только, что кредиторов, подобных Василию Гребеневу, у Сергея Сорокина было много. Просто пока они не заявляли о своих правах на недвижимость, и те, кто уже делает ремонты в «Высоком береге», спят спокойно. Сон закончится сразу, как только кредиторы напишут заявления – УБЭП уже продемонстрировал, что может спокойно занять сторону одного, конкретного бизнесмена, какие бы решения не выносил арбитраж. И дело «Уралстроя-1» будет долгим и громким.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...