«Это опасная игра: все равно, что тушить огонь бензином»

Власть признала: страну отдали мигрантам, у кавказцев свои законы. Есть два варианта, и в верхах решают какой выбрать. Примите решение!

07 августа 2013 в 21:21
Размер текста
-
17
+
События на Матвеевском рынке стали поводом для активизации власти. Но причин намного больше, и они глубиннее, чем драка с полицейским

Заметили, как изменилась повестка дня: государственный канал «Россия 24» день за днем хоронит Старую Европу, упрекая в излишней толерантности. Сообщение об убийстве рабочего в пригороде Екатеринбурга заезжим гастарбайтером попадает в топы Яндекса. Губернаторы меняют темники своих совещаний: вместо социально значимого туберкулеза говорят про мигрантов. «Я бы сам их отстреливал», — бросает в сердцах один из уральских лидеров, в чьем округе особо тяжелая обстановка. Все дышит конфликтом. Как минимум, депортацией трудовых мигрантов. Максимум — отделением республик Северного Кавказа. От этих тем уже не отмахнуться: подоплека происходящих событий, тиски, в которые попали федеральные власти, и ЦУ, поступившие в регионы, — все это в нашем материале. Что нужно знать, чтобы правильно трактовать происходящее.

В заигрывании с националистической тематикой федеральные власти упрекали еще в середине нулевых. Либеральная общественность регулярно находила все новые доказательства инкорпорированности тех или иных провокаторов в националистические группировки. Но эта тема постоянно сходила не нет — тем более, силовики громили одно крупное собрание националистов за другим, оставляя только фанатские организации и разрозненных одиночек.

Все изменилось две недели назад, когда на Матвеевском рынке в Москве группа дагестанцев, чтобы защитить от ареста своего родственника, напала на полицейского. С черепно-мозговой травмой он оказался в реанимации, а президент Владимир Путин жестко отчитал товарищей раненого, что спокойно смотрели, как торговцы разносят кастетами голову мужчины. Уже на следующий день МВД и Следственный комитет объявили о начале «зачисток» по всем рынкам столицы.

«Это элемент избирательной кампании Собянина», — утверждает один из источников агентства в московской мэрии. Представитель свердловских силовиков это оспаривает: по его информации, речь о более масштабной кампании. «ЦУ шерстить рынки есть и у нас», — говорит он. В других субъектах РФ это подтверждают: силовики должны доказать всей стране, что нападения на их коллег не останутся безнаказанными.

Пока главными жертвами спецслужб стали нелегальные мигранты-вьетнамцы, которых размещают в палаточном лагере под Москвой, фактически в резервации, и кормят непривычной для них гречкой с тушенкой. Общество при этом продолжает негодовать, требовать наказания и расправы над настоящими представителями криминально-этнических групп. Собеседник агентства считает, что мнение общества будет замечено. 1 августа ВЦИОМ представил данные свежего опроса о том, что россияне думают о мигрантах в нашей стране. Выяснилось, что большинство опрошенных по-прежнему видят в иммиграции в основном негативные последствия. В первую очередь это рост преступности, коррупции (65% считают, что иммигранты усиливают эти проблемы), повышение конкуренции на рынке труда (56%).

При этом 47% россиян полагают, что приезжие восполняют нехватку рабочих рук на низкоквалифицированной и малооплачиваемой работе. Относительное большинство респондентов не склонны думать, что иммиграция способна решить демографические проблемы страны (53%, в 2005 году — 46%) и обогащают ее культуру (45%). Влияние иммиграции на экономику также чаще оценивается негативно (40%).

Основной спор сейчас, говорит источник агентства, вокруг концепции дальнейшей реакции: ограничиться депортацией нелегалов или пойти дальше и дать оценку происходящему и в российских республиках Северного Кавказа.

Политолог Павел Святенков убежден, что решением должно стать введение визового режима со странами Средней Азии: «Избиение полицейского — это очень серьезный сигнал, сигнал о том, что этнический криминал переходит к новым методам работы. Следующая стадия — это отъем у полиции оружия, ну и полное разложение государства».

«Главная проблема в идеологической составляющей, в многонациональности нашей страны. То есть заявляется, что русские как крупнейший народ России к России не имеют никакого отношения и русские рассматриваются наравне с представителями любых народов, которым заблагорассудится приехать в Россию, — указывает Святенков. — То есть для Российской Федерации таджик, прибывший из Таджикистана, столь же важен, как и русский, всю жизнь проживший в России. И русский не имеет никаких прав отправить этого таджика на свою родину.

Северный Кавказ — это другая часть проблемы, потому что это территория России. Для это нужно упразднить все республики Северного Кавказа, как и вообще республики на территории РФ, сделать все регионы равными. А сейчас у нас ряд территорий являются национальными государствами для своих народов, которые отстаивают и лоббируют их интересы. Если, например, задерживают дагестанца, то представительство Дагестана в Москве заступается за него вполне официально .

И второе: нужно просто применять закон Российской Федерации по отношению к представителям Северного Кавказа, потому что вседозволенность выходцев из этого региона возникает не на пустом месте, а на избирательном применении к ним законов. Даже в случае убийств, совершенных представителями этих регионов, как правило, их отпускают или приговаривают к незначительным срокам тюремного заключения. Вот это вызывает возмущение. Потому что убийц надо наказывать так, как убийц, а не так, как наказывают школьников, разбивших стекло в кабинете директора».

Впрочем, пока эта позиция тонет в дискуссии. Представитель «Российского конгресса народов Кавказа» Хадис Алиев уверен, что в отношении выходцев с Северного Кавказа закон работает менее объективно, чем в случае с другими жителями России: «На Матвеевском рынке чуть раньше этого скандала был и другой инцидент: также была применена сила в отношении сотрудника правоохранительных органов. Только преступление совершил русский, и ему дали 1,5 года условно. И причем он бил полицейского не один, а вместе с сыном, наносил удары доской. Мы тут явно видим двойные и даже тройные стандарты.

Не все, конечно, кавказцы отличаются примерным поведением, но это не повод притеснять остальных. Просто сейчас кавказцы находятся в ситуации двойного гражданства. Предстоит решить вопрос: или мы полноправные граждане и живем в Российской Федерации, или мы не готовы быть гражданами одной страны и надо отделяться. Я не сторонник того, чтобы отделяться, но я не готов быть представителем „второй расы“.

Вся эта политика, которая сейчас проводится, — это очень опасная игра — это все равно, что тушить огонь бензином. Это приведет к неуправляемому хаосу в стране. Мы уже видели бунт в Пугачеве. Просто, в первую очередь, государство должно соблюдать закон: нарушил кавказец — какая разница, кто он. Нужно наказывать ровно по закону. А в ситуации на Матвеевском рынке что было: инвалида второй группы, который даже не знает, как насиловать, взяли и избили, причем избила прилюдно группа лиц, которые называются правоохранительными органами. Как можно было линчевать до суда и следствия? Этот якобы насильник-инвалид, будучи женатым даже не прикоснулся к своей жене, потому что не знает, как это делается.

Вряд ли тут можно говорить о попытке изнасилования. Я не одобряю действия напавших на полицейского, но понимаю, что они хотели бы защитить своего родственника».

Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов называет спектаклем те действия, которые проводят сейчас правоохранительные органы по следам событий на Матвеевском рынке, потому что в процессе работы силовиков не уничтожается сама экономическая основа нелегальной миграции и этнической преступности. «Монополия на рыночках, в маленьких магазинчиках, в торговых сетях, овощных распределительных базах и других сферах по-прежнему сохраняется. Вот представьте себе, если все наиболее живые по деньгам экономические точки в регионе контролируют узко связанные группы людей, то, естественно, они будут коррумпировать правоохранительные органы и власть.

Нужно решить всего два пункта: первое — ликвидировать этнопреступность, не задаваясь при этом вопросом, какая национальность и откуда люди приехали. И второй момент: не допустить создания непрозрачных монополизированных квазиторговых сетей, когда магазинчики, подвальчики, рынки, овощебазы часто принадлежат одним и тем же людям, которые при этом имеют глубочайшую территориальную сосредоточенность и монополизацию потока живых быстро оборачиваемых денег».

Генеральный директор Института национальной стратегии Станислав Белковский убежден, что в этот раз не удастся обойтись полумерами — общество в России уже готово предоставить независимость мусульманским республикам Северного Кавказа. Все регулярные конфликты на национальной и религиозной почве очевидное тому подтверждение. Политолог указывает, решение теперь только за политическими элитами: «Мы видим, что все попытки по ассимиляции и другие меры, которые проводились в рамках национальной политики, провалились. И наблюдаем мы совершенно обратный результат.

Мы видим, что президент Чечни Рамзан Кадыров, стал, по сути, вторым человеком после Путина. Его влияние действительно реально, он действует по принципу: что хочу, то и ворочу. Сейчас главное признать наличие этой проблемы: несовместимости России и мусульманских регионов Северного Кавказа. Но пока этот вопрос замалчивается: полицейского побил дагестанец, а хватают вьетнамцев. Хотя причем тут Курский вокзал (место, где в том числе проводились зачистки в рамках борьбы с нелегальными мигрантами)?

А когда эту проблему наконец признают, то придут к пониманию о необходимости предоставления полной независимости Чечне, Ингушетии и Дагестану. Которые и так сейчас независимы: я всего лишь говорю о приведении состояния „де юре“ в „де факто“. Никакого реального контроля над этими регионами у федерального центра просто нет. И де факто эти регионы не находятся ни в политическом, ни в правовом пространстве Российской Федерации. И даже Рамзан Кадыров, который отличается избыточной патокой в адрес федеральных властей, прекрасно знает, что он на самом деле им не подчиняется. Отделение как минимум позволит придать жителям этих регионов статус нелегальных мигрантов. Сегодня это невозможно, потому что они граждане РФ».

Станислав Белковский также апеллирует к истории, указывая на 50-летнюю кровопролитную войну за завоевание Кавказа, которая велась в 19 веке с одной единственной целью: получить каналы в Закавказье. Но политолог уверен, раз утеряно Закавказье — нет смысла удерживать Северный Кавказ: так будет лучше и России, и новым независимым республикам.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...