24 мая 2022

Грязная история. Акт второй. Продолжение следует

В Югре пилят «мусорные» деньги. Махинаторы оказались настоящими затейниками

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Вот где миллионы зарыты. Югорчане решили растормошить помойки фото – Антон Степыгин

В ХМАО на кучах мусора расплодились «короли». Все дело в том, что этот бизнес, в силу своей специфики, а также полного отсутствия как конкуренции, так и контроля, приносит баснословные прибыли. При этом миллионы рублей, которые всегда будут вынуждены платить югорчане, зачастую идут мимо кассы. Бороться со схемами не может ни ФАС, ни прокуратура. Кто управляет помойными потоками, почем сегодня отходы от народа, в каких «попугаях» считают мусор и почему этот бизнес стал доходнее добычи нефти — в материале «URA.Ru».

В Сургутском районе проблема вывоза твердых бытовых отходов (ТБО) стоит крайне остро. Несколько лет назад в муниципалитете закрыли сразу семь свалок. Монополистом остался Лянторский полигон, который обслуживает муниципальное предприятие «Сургутрайторф». Тогда и начались настоящие чудеса. МУП стал предлагать управляющим компаниям, дачным товариществам и организациям заключать договоры на новых условиях. При этом оператор свалки объяснял, что придется доплачивать из-за системы подсчета мусора.

«Схема интересная. Они применяли для мусора коэффициент уплотнения, — рассказывает председатель СОТ „Заречный“ Виктор Елизаров. — В паспорте каждого автомобиля есть данные — коэффициент сжатия мусора. Для каждой машины он свой. И вот, основываясь на этой цифре, они умножали весь привозимый мусор — где-то на два, где-то на полтора».

Представители муниципального предприятия «Сургутрайторф» уверяли своих клиентов, что сжатые в кузове мусоровоза отходы, после того как его высыпают на полигон, принимают свои прежние размеры. Иными словами, семь кубометров, которые привозит, например, стандартный грузовик «ЗИЛ», превращаются в 14 кубов. А значит, утилизировать приходится больший объем ТБО. Оплата, естественно, тоже в два раза выше. Все эти «сжатые» затраты легли на предприятия и на простых жителей. На первый взгляд — деньги небольшие, за один кубометр порядка сотни рублей. Но с учетом масштабов такие умножения превращают выручку владельцев полигона в золотую. А это десятки миллионов рублей.

Документы полигон лянтор. Сургут

Лянторские дачники уверены, что после сжатия мусор уже не может принять прежние объемы. Откуда же взялись эти коэффициенты, рассказали на полигоне ТБО Сургута. Оказывается, в техпаспорте автомобиля действительно указаны цифры сжатия мусора, только нужны они совсем для других расчетов — они показывают максимальное количество мусора, сверх которого набивать отходы в кузов машины не рекомендуется. «Бывает, знаете, приедет КамАЗ, у него должно быть 20 кубов, а он вбил все 80 — и приходится потом лопатами нашим сотрудникам выгребать, — рассказывают на сургутском полигоне ТБО. — А что касается этих коэффициентов, мы знаем эту историю. „Сургутрайторф“ ведь и к нам возит мусор, но когда мы им предложили утилизировать его с такими же коэффициентами, нам ответили — вы что с ума сошли?»

Документы полигон лянтор. Сургут
Типовой договор с использованием схемы «неуплотненного мусора»

Жители Лянтора решили с «мусорщиками» бороться. Один из строителей этого объекта, Александр Степанов, даже обращался в прокуратуру, но там не нашли оснований для возбуждения дела. Помогла губернатор Наталья Комарова. «Какая-то реакция последовала только после того, как написал в приемную губернатору. Тогда начали разбираться, — рассказывает Александр Степанов. — Антимонопольная служба изучала документы, нашли признаки монополии, и оказалось, что оснований для применения таких умножающих коэффициентов нет. Но в возбуждении уголовного дела отказали».

Документы полигон лянтор. Сургут
Антимонопольная служба нашла нарушения

При этом отвечать на вопросы корреспондента в муниципальном предприятии почему-то постеснялись. «Ни на какие темы общаться не готов», — прокомментировал заместитель директора МУП «Сургутрайторф» Виталий Поважнюк.

Зато активно заступаются за свой МУП чиновники Сургутского района. Они утверждают, что от схемы уплотненного мусора в районе уже отказались. «В Лянторе несколько управляющих компаний. С ними заключены договоры, в рамках этих договоров и происходит вывоз и утилизация мусора. Я к ним не лезу, — комментирует председатель районного комитета ЖКХ, транспорта и связи Муслим Асадуллаев, — Про уплотненный мусор... Сейчас такого уже нет».

Зато ответственные за полигон тут же придумали другую схему. Мусор, утверждают жители, стали считать сразу контейнерами. То есть по-прежнему берется не фактический объем, а выведенный по некоей формуле. Только теперь в ней так просто не разобраться. «Берут объем одного контейнера и умножают его на максимальное количество, которое может взять машина. По сути, получается то же самое, считают не сжатый объем, а изначальный, — рассказывает Александр Степанов. — Только так получается даже хуже. Может, в контейнере были две коробки от телевизора, после сжатия места занимают как футбольный мяч, а уже считается за целый кубометр. Понимаете, что творится полный беспредел. Они завтра скажут, что желтый или красный мусор утилизировать сложнее, и будут больше денег за него брать — и что тогда делать?»

Документы полигон лянтор. Сургут
В новой формуле разобраться непросто

При этом призвать на помощь органы правопорядка уже гораздо сложнее. С каждой организацией или управляющей компанией заключается индивидуальный договор. Кто-то согласен платить по новой формуле, а кому-то удается договориться и оплачивать по старым нормам. И это уже отношения хозяйствующих субъектов. «Вопрос не такой простой. В реальности не установить, какой объем мусора утилизируется. Есть разные системы подсчета, на мой взгляд, самый объективный — по массе. Но весов у нас в Югре нигде нет. Вот и „приживаются“ левые схемы, — говорит депутат окружный Думы Анатолий Вац. — Сегодня все бесконтрольно. Полигоны — это живые деньги. Можно не только население обманывать, собирая с него якобы больше отходов. Можно и принимать мусор втихую, за наличку. А потом опять просить денег на расширение. Отмыв денег и бардак, вот что происходит».

Депутат Вац считает, что больше внимания надо обратить даже не на действующие свалки — а на те, что будут построены в Югре в ближайшее время. В регионе, напомним, планируется возвести пять новеньких полигонов ТБО. А Лянторский будет реконструирован и расширен. Все это должно решить острейшую проблему с нехваткой свалок. Сделать это окружные власти хотят за счет частных инвестиций. Об этом еще в начале года рассказывал заместитель губернатора Сергей Полукеев. По его планам, переработкой отходов займется бизнес. Во всем этом остается главный вопрос — если даже на государственных объектах контроль практически отсутствует, то что тогда будет с частными полигонами и какие еще новые схемы придумают бизнесмены для сравнительно честного отъема денег у населения.

Подписывайтесь на телеграм-канал «Ханты, деньги, нефтевышки», будьте в курсе всех важных событий
Подписаться
В ХМАО на кучах мусора расплодились «короли». Все дело в том, что этот бизнес, в силу своей специфики, а также полного отсутствия как конкуренции, так и контроля, приносит баснословные прибыли. При этом миллионы рублей, которые всегда будут вынуждены платить югорчане, зачастую идут мимо кассы. Бороться со схемами не может ни ФАС, ни прокуратура. Кто управляет помойными потоками, почем сегодня отходы от народа, в каких «попугаях» считают мусор и почему этот бизнес стал доходнее добычи нефти — в материале «URA.Ru». В Сургутском районе проблема вывоза твердых бытовых отходов (ТБО) стоит крайне остро. Несколько лет назад в муниципалитете закрыли сразу семь свалок. Монополистом остался Лянторский полигон, который обслуживает муниципальное предприятие «Сургутрайторф». Тогда и начались настоящие чудеса. МУП стал предлагать управляющим компаниям, дачным товариществам и организациям заключать договоры на новых условиях. При этом оператор свалки объяснял, что придется доплачивать из-за системы подсчета мусора. «Схема интересная. Они применяли для мусора коэффициент уплотнения, — рассказывает председатель СОТ „Заречный“ Виктор Елизаров. — В паспорте каждого автомобиля есть данные — коэффициент сжатия мусора. Для каждой машины он свой. И вот, основываясь на этой цифре, они умножали весь привозимый мусор — где-то на два, где-то на полтора». Представители муниципального предприятия «Сургутрайторф» уверяли своих клиентов, что сжатые в кузове мусоровоза отходы, после того как его высыпают на полигон, принимают свои прежние размеры. Иными словами, семь кубометров, которые привозит, например, стандартный грузовик «ЗИЛ», превращаются в 14 кубов. А значит, утилизировать приходится больший объем ТБО. Оплата, естественно, тоже в два раза выше. Все эти «сжатые» затраты легли на предприятия и на простых жителей. На первый взгляд — деньги небольшие, за один кубометр порядка сотни рублей. Но с учетом масштабов такие умножения превращают выручку владельцев полигона в золотую. А это десятки миллионов рублей. Лянторские дачники уверены, что после сжатия мусор уже не может принять прежние объемы. Откуда же взялись эти коэффициенты, рассказали на полигоне ТБО Сургута. Оказывается, в техпаспорте автомобиля действительно указаны цифры сжатия мусора, только нужны они совсем для других расчетов — они показывают максимальное количество мусора, сверх которого набивать отходы в кузов машины не рекомендуется. «Бывает, знаете, приедет КамАЗ, у него должно быть 20 кубов, а он вбил все 80 — и приходится потом лопатами нашим сотрудникам выгребать, — рассказывают на сургутском полигоне ТБО. — А что касается этих коэффициентов, мы знаем эту историю. „Сургутрайторф“ ведь и к нам возит мусор, но когда мы им предложили утилизировать его с такими же коэффициентами, нам ответили — вы что с ума сошли?» Типовой договор с использованием схемы «неуплотненного мусора» Жители Лянтора решили с «мусорщиками» бороться. Один из строителей этого объекта, Александр Степанов, даже обращался в прокуратуру, но там не нашли оснований для возбуждения дела. Помогла губернатор Наталья Комарова. «Какая-то реакция последовала только после того, как написал в приемную губернатору. Тогда начали разбираться, — рассказывает Александр Степанов. — Антимонопольная служба изучала документы, нашли признаки монополии, и оказалось, что оснований для применения таких умножающих коэффициентов нет. Но в возбуждении уголовного дела отказали». Антимонопольная служба нашла нарушения При этом отвечать на вопросы корреспондента в муниципальном предприятии почему-то постеснялись. «Ни на какие темы общаться не готов», — прокомментировал заместитель директора МУП «Сургутрайторф» Виталий Поважнюк. Зато активно заступаются за свой МУП чиновники Сургутского района. Они утверждают, что от схемы уплотненного мусора в районе уже отказались. «В Лянторе несколько управляющих компаний. С ними заключены договоры, в рамках этих договоров и происходит вывоз и утилизация мусора. Я к ним не лезу, — комментирует председатель районного комитета ЖКХ, транспорта и связи Муслим Асадуллаев, — Про уплотненный мусор... Сейчас такого уже нет». Зато ответственные за полигон тут же придумали другую схему. Мусор, утверждают жители, стали считать сразу контейнерами. То есть по-прежнему берется не фактический объем, а выведенный по некоей формуле. Только теперь в ней так просто не разобраться. «Берут объем одного контейнера и умножают его на максимальное количество, которое может взять машина. По сути, получается то же самое, считают не сжатый объем, а изначальный, — рассказывает Александр Степанов. — Только так получается даже хуже. Может, в контейнере были две коробки от телевизора, после сжатия места занимают как футбольный мяч, а уже считается за целый кубометр. Понимаете, что творится полный беспредел. Они завтра скажут, что желтый или красный мусор утилизировать сложнее, и будут больше денег за него брать — и что тогда делать?» В новой формуле разобраться непросто При этом призвать на помощь органы правопорядка уже гораздо сложнее. С каждой организацией или управляющей компанией заключается индивидуальный договор. Кто-то согласен платить по новой формуле, а кому-то удается договориться и оплачивать по старым нормам. И это уже отношения хозяйствующих субъектов. «Вопрос не такой простой. В реальности не установить, какой объем мусора утилизируется. Есть разные системы подсчета, на мой взгляд, самый объективный — по массе. Но весов у нас в Югре нигде нет. Вот и „приживаются“ левые схемы, — говорит депутат окружный Думы Анатолий Вац. — Сегодня все бесконтрольно. Полигоны — это живые деньги. Можно не только население обманывать, собирая с него якобы больше отходов. Можно и принимать мусор втихую, за наличку. А потом опять просить денег на расширение. Отмыв денег и бардак, вот что происходит». Депутат Вац считает, что больше внимания надо обратить даже не на действующие свалки — а на те, что будут построены в Югре в ближайшее время. В регионе, напомним, планируется возвести пять новеньких полигонов ТБО. А Лянторский будет реконструирован и расширен. Все это должно решить острейшую проблему с нехваткой свалок. Сделать это окружные власти хотят за счет частных инвестиций. Об этом еще в начале года рассказывал заместитель губернатора Сергей Полукеев. По его планам, переработкой отходов займется бизнес. Во всем этом остается главный вопрос — если даже на государственных объектах контроль практически отсутствует, то что тогда будет с частными полигонами и какие еще новые схемы придумают бизнесмены для сравнительно честного отъема денег у населения.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...