17 декабря 2018

«Это игра под названием «Купи прокурора»

Анатолий Павлов и Наталья Ветрова подписались под историей о том, что большие деньги — это путь в никуда

13 декабря 2013 в 16:04
Размер шрифта
-
17
+
Рейдерский захват как способ ведения бизнеса, продажность прокуроров, разврат и разгул бизнес-элиты… Не стоит думать, что все это — порождение постсоветской эпохи

Свердловская киностудия, раздираемая внутренними противоречиями и плохо вписывающаяся в современную кинематографическую реальность, совершила невозможное. Многострадальный фильм «Золото» в январе 2014 года выйдет в прокат. Это событие заставило вспомнить о временах, когда уральские олигархи сорили деньгами, финансируя не только детские дома, но и кинопроизводство. О чиновниках, которые были в состоянии «перетряхнуть» бюджет и дать возможность почувствовать, как это приятно, когда на широком экране мелькают слова «производство Свердловской киностудии». Чего ждать от фильма «Золото», в основе которого лежит роман Мамина-Сибиряка, и получится ли у него подтолкнуть российского зрителя к осознанию уральской самобытности, придаст ли уверенности в завтрашнем дне свердловским кинематографистам — в материале «URA.Ru».

Это мог быть очень хороший фильм. К сожалению, получившийся прокатный вариант, существующий сейчас, не соответствует 5-летним ожиданиям. С момента начала съемок до премьеры многое изменилось. Уже не тот Сергей Безруков — он не стал лучше или хуже, в попытках уйти от образа Саши Белого, который не могут разрушить ни драматические, ни комедийные роли. Но его игра в «Золоте», конечно, понравится его поклонникам. И вызовет очередную волну недовольства тех, кто не видит в нем большого актера. Хотя прихлебывание чая из блюдечка с сахаром вприкуску и манерно оттопыренным мизинчиком сыграна очень старательно, и герой Безрукова — золотодобытчика Гордея Брагина — именно в этом эпизоде достигает пика своей отвратительности.

Давным-давно не министр Наталья Ветрова. После нее в кресле главного культурного чиновника области успел посидеть Алексей Бадаев, которого сменил Павел Креков. Но именно в благодарностях Наталье Константиновне рассыпался на премьере «Золота» Михаил Чурбанов, генеральный директор Свердловской киностудии. И общий посыл его речи был как раз в том, что министру культуры, конечно, приходится отвечать и за сельские библиотеки и маленькие музеи. Но чиновник, которому удается «выкусить» из бюджета средства на больше кино, достоин народного признания.

Пресс-показ фильма

Уже несколько лет Анатолий Павлов не считается олигархом. Хотя в 2008-ом его империя — Финпромко — позволяла тратить деньги не только на локальную благотворительность, но и на более масштабные проекты. Но в 2013-ом в титрах белые буквы на черном фоне о финансовой поддержке картины Анатолием Ивановичем Павловым выглядели довольно скорбно.

Кроме того, пять лет — это слишком много и, учитывая стремительность развития кинотехнологий. Поэтому, несмотря на сознательные (и порой нарочитые) акценты на красотах уральской природы, реки, озера, горы и леса выглядели очень сиротливо. Им не хватало и яркости красок, и четкости линий. Скользя, вслед за камерой по верхушкам деревьев и наблюдая водную рябь, приходилось выныривать из трагической истории человеческого падения и ощущать себя зрителем рекламного ролика воды «Обуховская» конца 90-х.

«Начиная работу над фильмом, мы не помогли даже подумать, что когда-нибудь он появится на широком экране», — эту мысль Михаил Чурбанов проговорил перед премьерным показом не раз. Хотя, пожалуй, именно этот роман Мамина-Сибиряка, в отличие от «Приваловских миллионов», не требует неторопливой сериальной повествовательности. Главное в нем — показать, как стремительно рушится жизнь людей, оказавшихся во власти золота, каким безоговорочным может быть падение человека, осчастливленного и порабощенного магией богатства.

И именно эту мерзость и низость людского падения в фильме «Золото» режиссеру Андрею Мармонтову вполне удалось показать. Практически в каждом эпизоде присутствует хотя бы один, но неприятный человек. 100-процентно положительных герое в нем всего два. Друг Гордея Брагина Федор, сначала пошедший наперекор жене и отдавший последние деньги, потом работавший на прииске и обвиненный в воровстве, мучительно переживший безрезультатное сватовство своей «порченой» дочери... Но так и не сказавший своего последнего слова, в отличие от батюшки, которому авторы фильма все-таки дали возможность философски высказаться в адрес главного героя. «Господь принимает жертвы, а ты откупиться пришел», — произносит он с нарочитым упреком, сидя на стропилах недостроенной церкви.

Сомнительно, что уральский прокурор (Андрей Мерзликин) в конце 19 века, когда о соляриях еще не помышляли, мог похвастаться таким загаром

Нарочитость происходящего, предсказуемость действий, отсутствие интриги, как в основном сюжете, так и в эпизодах — главная проблема картины. Уже в момент передачи векселей прокурору понятно, что мать Гордея получит. Остается только гадать: кулаком по лицу или хлыстом. Падение в колодец младшего сына Гордея ожидаемо с первых его шагов в сторону колодца. Так же, как и первая стопка водки в кабаке, измена Дарьи или смерть лошади.

Из сюрпризов фильма — интимная сцена в исполнении Безрукова. Да, был аналогичный эпизод в «Бригаде». Но один из главных актеров отечественного кинематографа обычно не особо утруждает себя и радует зрителей подобными моментами. В «Золоте» это получилось вполне эротично, несмотря на художественную целомудренность эпизода в целом. Еще более завуалированно прозвучал намек на измену жены Дарьи. Но Андрею Мерзликину (в роли прокурора) удалось создать сексуальную атмосферу даже лучше Безрукова. Хотя, возможно, роль тут сыграла женская грудь, облепленная мокрой тканью.

В отличие от мэтров Безрукова и Мерзликина Максиму Шибаеву (Михалка, старший сын Гордея) эротические сцены не удались

Создатели фильма особо настаивали на «уральскости» фильма. Хотя и с оговорками: «у Олега [Богаева, автора сценария] получился не совсем Мамин-Сибиряк», «вы заметите, что и говорят у нас не по-уральски». Но... снимался фильм в Екатеринбурге, Кунгуре, на реке Чусовой — в селе Чусовом и деревне Каменке. Да и речь идет именно об уральской золотодобыче. Но, если бы не отсылка к литературному первоисточнику и уже имеющиеся знание о местах съемок, Урал в картине отсутствует. Происходящее можно приписать к любой точке на карте России. И даже с большой долей вероятности перенести действие в Клондайк. И нарочитые прически, руки золопромышленника с явными признаками маникюра, выглаженные рубахи (швы — с двойной строчкой, выполненные явно на машинках 21 века) и стерильная чистота в избах, присутственных местах и кабаках положение не спасают. А прям-таки кричат: «Это кино!» Потому что жизнь уральской глубинки, для того чтобы зритель к нее поверил, должна выглядеть по-другому — не просто грязнее, а натуралистичнее.

И поэтому сумевший сохранить дух времени и характер персонажа, соединивший воедино философию дельца и рейдера, произнесший злободневное «это игра под названием «Купи прокурора», простроивший мостик от вчера до сегодня Михаил Пореченков и его 2-минутный монолог — сильнейший эмоциональный момент в «Золоте». Да и сюжетно именно встреча героев Безрукова и Пореченкова, а не пожар и смерть матери, — точка «невозврата». Самое страшное произошло.

При всем уважении... Не очень похож Пореченков на человека, выходящего из запоя

История совершила оборот по спирали и вернулась в исходную точку. Фраза «я человека убил» становится семейным девизом для братьев Брагиных, приговором богатству и золоту, как главному виновнику человеческого падения.

В Каменке до сих пор сохранилась останки построенных для съемок декораций. Финальные титры обязательно порадуют апологетов «нашего, уральского» и местной киношной богемы. Помимо общероссийского созвездия актеров — Сергей Безруков, Михаил Пореченков, Андрей Мерзликин, Ирина Скобцева — над «Золотом» работали «наши» люди: продюсеры Михаил Чурбанов и Павел Бабин, сценарист Олег Богаев, оператор Анатолий Лесников. По большому счету Свердловской киностудии, все-таки дожившей до финала производства картины, за «Золото» не будет стыдно. Это не блокбастер и не шедевр. Но фильм, про который можно сказать «нормальное кино». А для поклонников Сергея Безрукова, кроме главной роли, принявшего еще и статус сопродюсера, Гордей Брагин станет открытием — такого неприятного персонажа в творческой биографии актера еще не было.

Российская премьера фильма «Золото» намечена на 23 января. А затем будет еще и телеверсия, которая, по словам Михаила Чурбанова, серьезно отличается от прокатной. Так что Свердловская киностудия еще может удивить зрителей.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер шрифта
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров