21 января 2019

Стесняются и хвастаются! Открыто новое здание Заксобрания. Лучшее в УрФО

Экскурсия по новоделу от «URA.Ru». 47 ФОТО

24 сентября 2009 в 19:23
Размер текста
-
17
+

Спикер Николай Воронин (на фото) – в новом здании Заксобрания: маленький хозяин с большими амбициями – строя казенные апартаменты, держал в голове за образец Мариинский дворец в Петербурге

Свердловские депутаты набрались смелости и показали журналистам (а через нас – всем жителям области), что за дворец построен на бюджетные деньги между «белым домом» и отелем Hyatt. Это здание – легенда, парламентарии переругались еще когда его проектировали, потом смета стройки перевалила за полтора миллиарда и ругаться начал губернатор Россель. Мы следили за расходованием каждого казенного рубля, и за день до официального открытия вместе с председателями двух палат прошлись по девяти этажам новодела, заглядывая в кабинеты, туалеты, залы, рассматривая рисунок паркета и записную книжку губернатора. До 13 октября в это здание не попасть – изучайте убранство по нашему отчету.
 
Когда председатели палат свердловского Заксобрания Людмила Бабушкина и Николай Воронин начинают рассказывать о новом здании, они обязательно вспоминают историю. Вот и в четверг, прежде чем назвать, сколько стоит грандиозный особняк, Николай Андреевич напомнил, что разговоры о новом здании ведутся с начала работы облдумы – с 1993 года. А Людмила Валентиновна добавила, что основные работы провели в докризисное время, когда деньги были и в области, и в стране. Потом Николай Андреевич сказал, что до переезда в здание у свердловских депутатов были самые плохие условия работы во всем федеральном округе. Людмила Валентиновна уточнила: «У депутатов палаты представителей своих кабинетов не было вообще». Теперь это в прошлом: вчера над депутатами смеялись, сегодня они единственные в России обладают собственным зданием, построенным специально под нужды законодателей.
 
И это не просто место для работы, здесь пробуют создать уют.
 
 
Главное условие – тут все равны. Площадь кабинета депутата, сенатора, председателей комитетов одинаковая. В каждом есть вместительная приемная на трех помощников и собственно кабинет с рабочим столом. На фото – кабинет «серого кардинала», председателя комитета по законодательству облдумы Анатолия Гайды. Но за столом не он, а журналист «Комсомолки».
 
 
В ручке каждого кресла странный стеклянный шар. Руководитель аппарата Заксобрания Михаил Бочкарев говорит, что 70% мебели – из Китая, а там любят такие «красоты».
 
 
Много бумаг в кабинете не сохранишь – для них просто нет места. В Заксобрании рассчитывают на электронный документооборот.
 
 
Деревянной мебели у депутатов не будет, все столы и шкафы – искусственно выполненные копии из пластика. Николай Воронин говорит, что будь вся мебель деревянной, смету пришлось бы увеличить в разы. И я знаю человека, кто потребует себе новый стол: у помощников Гайды поцарапанная мебель.
 
 
Еще у Гайды (как и у других председателей комитетов) нет уголка отдыха. В кабинете у них дополнительный стол для оперативных совещаний. А вот у рядовых депутатов уголок отдыха есть. Вот он – за спинами журналистов (на этих креслах будет отдыхать Галина Артемьева).
 
 
В приватных разговорах депутаты жалуются на распределение кабинетов. Как свои кабинеты получили председатели палат, понятно. Во вторую очередь кабинеты выбирали их заместители. Потом собрали председателей комитетов и те разобрали кабинеты под себя, с такой идеологией, что около кабинета председателя должны быть кабинеты депутатов из комитета. В облдуме обошлось без скандала, в ППЗС сенаторы еще решают, кто и где будет сидеть. А вот Валерий Савельев уже занял апартаменты. Он - самый быстрый.
 
 
Никто не скрывает, что идеалом было здание Заксобрания Петербурга, расположенное в Мариинском дворце, прямо напротив Исакия. Но и его нам удалось переплюнуть: в Северной столице большие проблемы с кабинетами сотрудников аппарата. У нас таких трудностей нет: вот кабинет для информационно-аналитического отдела. Будущие его обитатели в шоке: говорят, стенка для бумаг – детская, даже не подростковая.
 
 
А это кабинет руководителя отдела.
 
 
Вид из окна такой же, как из окон соседнего Hyatt.
 
 
На каждом этаже облдумы и палаты представителей будет по отдельному залу для заседаний. Всего их четыре. По задумке, тут смогут собираться комитеты. «Мебель-то какая маркая», - говорили журналисты.
 
 
Наши провожатые постоянно напоминали, что стройка получилась не такой уж и дорогой. Но не стали скрывать: дорогие люстры все-таки купили. Хоть и требовал губернатор заменить их на аналог из Асбеста.
 
 
Это не здание, а идеальное место. Вот огромная комната для курения. Да, единственная во всем здании. Но и курящих депутатов у нас едва ли наберется с десяток. В аппарате Заксобрания курение тоже не в моде.
 
 
Туалеты скромные, никаких золотых унитазов. Но все равно приятнее, чем сейчас в «белом доме». В мужском: писсуар и унитаз не разделены никакими перегородками, двери между ними и залом с раковинами нет. Наверно, специально: мол, депутатам нечего стесняться и прятать друг от друга. Что в женском – не знаю.
 
 
Фойе перед залами заседаний даст фору всем административным зданиям города. Атриум над ним вообще напоминает крышу британского музея, за которую лорд Фостер получил тысячи разных наград. У нас «Атомстройкомплекс» получил деньги. От пола до атриума – три этажа, и депутаты не против ставить тут елку. Должна получиться выше, чем в губернаторской резиденции.
 
 
Пора в сами залы. Всего их два: один для палаты представителей, второй – для облдумы. Они не копии друг друга, у каждого своя изюминка. Смотрите, это рисунок паркета для зала ППЗС.
 
 
Это сам зал
 
 
А вот это – рисунок паркета для зала облдумы.
 
 
И зал нижней палаты. В нем может поместиться до ста человек. Места вдоволь, можно даже совместные заседания проводить.
 
 
«У нас как в демократических странах, - похвастался Николай Воронин, - любой посетитель может посмотреть на заседание. Мы сделали специальный балкон». Одно «но»: для входа в здание нужно оформить пропуск в соседнем «белом доме».
 
 
С этой трибуны будут выступать докладчики.
 
 
Так зал выглядит с места спикера…
 
 
…которое, наигранно смущаясь, Николай Андреевич тут же занял. «Неудобно как, - кокетничал он, - депутаты еще не сидели в своих креслах, а вы меня заставляете».
 
 
За залом спрятана небольшая комната. Называется «зал для президиума», но на практике это переговорная. Вот сенаторы ППЗС сплошь директора да банкиры. Бывают в Заксобрании раз в месяц, и назначают встречи тут же. Чтобы не ходить в кабинет, вместе с гостем идут в эту чайную. Пьют государственный чаёк, едят бюджетные печеньица, решают личные вопросы. Чай заваривают на кухне по соседству. Но не сенаторы, конечно.
 
 
Новшеством этого здания станет полное отсутствие журналистов. Во время заседаний мы с коллегами разместимся в комнате рядом с фойе. В ее внешнем виде сконцентрировано все отношение власти к СМИ. В кабинетах депутатов красивые обои, дорогой декор, столы с выемками для проводов… Посмотрите на комнату для СМИ: сюда же тупо составили несколько столов и стульев. Мы с коллегами экспериментировали: организовали в этом зале брифинг для Воронина и Бабушкиной. И что думаете? Телевизионщики жалуются, что фона приличного нет; все остальные – на отсутствие мест. Но ничего, прорвемся!
 
 
Чтоб не быть голословным: вот начало брифинга. Оцените вид, на фоне которого стоит Николай Андреевич.
 
 
Особенно обидно от осмотра стало на последних «представительских» этажах. Например, на седьмом есть кабинет губернатора Росселя. Четвертый в Екатеринбурге. Первый в резиденции, второй – в Доме Севастьянова, третий – в соседнем «белом доме». И теперь вот здесь.
 
 
В это зеркало губернатор будет смотреться,
 
 
…за этим столом сидеть…
 
 
…эти книги читать.
 
 
Кабинет старались оживить, как могли. В шкаф, помимо книг, поставили премию «Золотой рубль», статуэтку сталевара, а сверху – поделку из камней. Мне кажется, такую Заксобрание дарило Эдуарду Эргартовичу на день рождения. Неужели вернул?
 
 
В этом здании не сомневаются, кто будет сидеть в кабинете на седьмом этаже.
 
 
И кому он будет звонить. Обратите внимание, кого в Заксобрании считают самыми важными и влиятельными.
 
 
Это только кажется, что претендентов на кресло губернатора трое. Стоило журналистам зайти в кабинет, и каждый захотел побывать в этой роли. Вот позирует Аркадий Сорокин из «Вестей».
 
 
Больше всего хотелось увидеть стол председателя облдумы, заказ на который был оформлен как рекламный проспект. Но стол еще не привезли: Николай Андреевич решил не светить его журналистам. Оценить можно только размер кабинета…
 
 
…душевую кабину в комнате для отдыха…
 
 
…и потайную дверь из комнаты, открыв которую можно сбежать от посетителей, ждущих тебя в приемной.
 
 
Нам полтора часа рассказывали о том, как законодатели стремились сэкономить. Но вот в приемной Людмилы Бабушкиной обнаружились обои, точь-в-точь как в холле «Тихвина».
 
 
Кстати, Людмила Валентиновна одна из немногих, кто пострадал при переезде. Несколько лет назад ее предшественник Юрий Осинцев превратил кабинет председателя ППЗС в «белом доме» в филиал рая на земле. В новом здании у спикера палаты более демократичные условия работы.
 
 
Зато есть балкон. На нем Людмила Валентиновна вместе с Николаем Ворониным может по утрам поднимать флаги, а летом разбивать клумбы.
 
 
Когда на Урале будет холодно, можно будет смотреть на сад камней, насыпанный по периметру крыши.
 
 
Все уже устали смотреть на прелести нового здания, и тут председатели показали залы приемов. «Мы же сильно экономили, - говорил Николай Воронин, - и у нас только два помещения, которые близки по размаху к резиденции». Нас привели в зал приемов палаты представителей. Все ахнули.
 
 
«Это прямо Дом Севастьянова» - не выдержал я. «Нет, в Доме Севастьянова все натуральное, а у нас дешевые аналоги», - объяснил Воронин и показал зал приемов облдумы.
 
 
Рядом с каждым из залов небольшая комната. Всю экскурсию Николай Андреевич напирал на то, что раньше в Заксобрании было негде чай попить с печеньем. Теперь таких мест – тьма.
 
 
«Нас будут критиковать», - уверен Николай Воронин, и не зря. Вот штукатурка в будущем буфете.
 
 
А это сам буфет. Раньше все знали, что столовой нет в здании, потому что о ней забыли. Теперь рассказывают, что сделано это из экономии.
 
 
На глубине три метра от земли расположен переход из этого здания в соседний» белый дом». Длинная лестница спускается на глубину семь метров, откуда начинается тоннель. Пока в него не пускают. Мы постараемся первыми попасть туда.
 
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...