20 мая 2022
19 мая 2022

Спецпроект «URA.Ru»: Письма президенту

Грузчика Пашкова из Нефтеюганска с двумя детьми выгоняют на улицу

Размер текста
-
17
+
После пожара чиновники сказали Евгению Пашкову: «Детей в приют, а тебя – в больницу. А в очередь на жилье нужно было раньше вставать…» С тех пор он уже десять лет живет в бараке с двумя детьми. Очередь на жилье пока не подошла
Наше агентство продолжает публикацию цикла материалов, посвященных жителям УрФО, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, но не нашедшим какой-либо помощи от чиновников. «Первопроходцем» этой рубрики стала 82-летняя баба Анфиса из Салехарда, вдова ветерана ВОВ, которая решила поехать к президенту Медведеву за помощью в получении жилья. Второго героя мы нашли в Нефтеюганске. Это 47-летний грузчик Евгений Пашков, который, потеряв жилье при пожаре, где погибла его жена, уже десять лет живет с двумя детьми в бараке маневренного фонда. Но и отсюда городские власти его выгоняют. Куда – неизвестно. Говорят, из округа пришло распоряжение – ветхое жилье сносить. Сейчас погорелец пишет письмо губернатору Наталье Комаровой. Подробности – в материале «URA.Ru».
 
О своей истории Евгений Пашков рассказывает на ходу, возвращаясь с работы. Спешит домой, к детям. У него их двое, как в том фильме – мальчик и еще мальчик. Парням – 11 и 14 лет. Третья – старшая дочь, вышла замуж и живет отдельно. После пожара Евгений Анатольевич устроился работать грузчиком, чтобы больше проводить времени с ребятами: рабочий день до 17 часов, суббота-воскресенье – дома. Зарплата небольшая, но помогают пенсия и «губернаторские». Пенсия в 47 лет не положена, он ее получает по уходу за детьми.
 
В 1999 году семья Пашковых жила в трехкомнатной квартире в «бамовском» доме. В то время отец семейства работал в «нефтянке» помбуром. К тому времени в Нефтеюганске он прожил уже больше 30 лет. На север привезли родители в 1966 году. Здесь он вырос, выучился, женился, обзавелся детьми. Все было хорошо, пока их дом не сгорел дотла. «Детей я успел спасти. Жену вытащить не успел, – рассказывает Пашков. – Позже пожарные пришли. Сказали, проводят экспертизу, забрали младшего, ему тогда три года было, в другую комнату, провели допрос без меня. Ну, чтобы я не мешал им. Потом вроде бы как выяснилось, что мой младший устроил пожар. Не знаю, как оно было на самом деле. Сейчас он вырос и не помнит ничего».
 
Обгоревшего вдовца в состоянии шока с детьми забрал к себе его брат, который жил рядом с Нефтеюганском, в поселке Чеускино. Спустя три дня Пашков вернулся, похоронил жену. Обратился в ЖЭУ-5, за которым был закреплен их дом. Но время оказалось упущено. «Директриса ЖЭУ сказала – детей в детский приют, а его в больницу. Я просто обгоревший был: лицо, голова. Я сказал, что детей ни в какой приют не отдам. Говорю, хочу встать в очередь на получение жилья. Она – ты идиот, ты ничего не получишь, пока я здесь сижу, – вспоминает Пашков. – Мне потом сказали, что вместо того чтобы хоронить жену, нужно было тут же вставать в очередь на получение жилья. В итоге нас поселили в деревяшке из маневренного фонда, в которой мы живем уже 10 лет. В очередь я встал, в льготную, но до сих пор до нас она не дошла».
 
Я интересуюсь у Евгения Анатольевича, почему он не передал детей бабушке. «После гибели жены ее родственники меня возненавидели. Бабушка даже с внуками сейчас не здоровается. Считает, что мы во всем виноваты. Еще тогда мне родственники сказали, что нужно было жену спасать первой, а дети… Детей, мол, еще можно снова нарожать. Мы с ними не общаемся».
 
Потом был период, когда Пашков был близок к суициду: «Но я понял, что у меня Володя и Женя остались, и я не имею права вот так взять и поступить. А потом начались бытовые заботы, уже времени не было думать о случившемся. А забот хватало. Там же, куда мы переехали, ничего не было: ни света, ни газа, ни воды…»
 
Жильем дом, где сейчас живут Пашковы, действительно назвать трудно. Это 16-квартирный двухэтажный барак, построенный в 50-е годы как временное общежитие для вахтовиков. С горячей водой власти решили проблему просто, подключив батареи к водопроводу. То есть вода горячая есть, но использовать ее нельзя, она техническая. «Посуду я не мою ею. Опасно», – поясняет Евгений Анатольевич.
 
Позже, когда подобные дома пришли в негодность, их перевели в маневренный фонд, куда стали переселять людей на время капремонта их жилья, или после пожаров, но ненадолго. Как вдовец с двумя малолетними детьми «застрял» здесь, понять трудно.
 
«А что вы предпринимали для того, чтобы получить жилье?», – спрашиваю я. «Сначала пытался восстановить сгоревшие документы. Потом хотел попасть на прием к мэру, – рассказывает Евгений Пашков. – Это лет пять назад было. Когда Буров встречался с избирателями. Он как раз тогда шел на выборы, и я пришел в школу к своим ребятишкам. Там, значит, встреча была у него. Очень он мне тогда понравился. Видный мужик, говорил складно. И я успел ему сказать, мол, так и так. Он говорит, приходи, потолкуем. Но меня к нему не пустили. В приемной у него такая баба здоровая сидела. Цербер просто. Как рыкнула, мол, чего тебе еще нужно, твоя очередь идет на жилье, жди, как и все. Так что больше я к Бурову не ходил».
 
А недавно Евгений Пашков получил бумагу из ЖЭУ, в которой говорится, что он должен освободить незаконно занятую им и его детьми жилплощадь. «Они сказали, что у меня нет никаких документов на получение квартиры, ну, в которой я в очереди стою. Оказалось, что бумаги, которые я пять лет назад подавал, у них куда-то они пропали. Я обратился к заму директора жилищного департамента администрации. Она мне посоветовала подать заявление на выдачу копий всех документов, которые я сдавал на квартиру. И сказала – параллельно подать в суд на директора ЖЭУ, что меня выселяют. Выселением и заселением людей занимается администрация города через суд, но никак не директор ЖЭУ. У ЖЭУ таких полномочий нет. Не знаю, может быть, испугались там, в ЖЭУ. Но больше никаких бумаг они слать нам не стали, – говорит Пашков. – Хотя есть у меня подозрение, что тут что-то не так. Соседи говорят, что выселять будут всех, мол, пришла разнарядка из Ханты-Мансийска – сносить ветхое жилье, правда, что делать с нами – никто не знает. Ну, вы же журналисты, знаете, что у нас новый губернатор. Борется с ветхим жильем. Вот и решил я ей, ну Наталье Владимировне, написать письмо. Правда, вот в чем дело-то… У нее таких писем тысячи ведь. Нужно как-то так, чтобы она на него обратила внимание. Не знаю, может, вы поможете».
 
Если кто-то из чиновников сможет помочь Евгению Пашкову, он может обратиться в редакцию «URA.Ru», где получит его контактный телефон.
 
Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на хантыйский telegram-канал «Ханты, деньги, нефтевышки»
Подписаться
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...