30 июля 2021
29 июля 2021

В Югре опять хотят найти «золото». Черное, съедобное

Но уже сейчас идея пахнет хуже сгнившей сосьвинской селёдки. «Это то же самое, что растить бананы на Крайнем Севере»

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Стерляди очень много: есть и обская, поменьше, есть и камская, побольше. Не хватает сосьвинской фото – Андрей Загумённов

Ханты-Мансийск возвращается в «докомаровские» времена: времена фантастических заявлений и амбициозных проектов, несовместимых с реальностью. Чиновникам стало мало главного атрибута олигархов — нефти. Им нужен еще один — для украшения праздничного стола лучших представителей России. Черная икра. С ее помощью хотят спасти многострадальный югорский рыбоводный завод. В эти громкие планы не верят югорские депутаты. Идею уже окрестили «новым алмазным заводом». Некоторые напоминают о горьком опыте соседней Свердловской области, чьи чиновники, «реализовывавшие» проект по производству икры, на поверку оказались жуликами. Все подробности — в материале «URA.Ru».

Один из самых «мутных» проектов Югры последних лет — Ханты-Мансийский рыбоводный завод — вновь возвращается в повестку. На этот раз повод дала сама дирекция предприятия, которое в следующем году может смело праздновать десятилетие — впервые о нём заговорили в 2005 году. Накануне в Ханты-Мансийск съехались представители муниципальных парламентов и главы ряда городов (среди них, к примеру, можно было обнаружить мэра Югорска Раиса Салахова и главу Нефтеюганска Виталия Бурчевского вместе с мэром столицы Василием Филипенко), для которых новый гендиректор завода Василий Сысуев провёл масштабную экскурсию. В откровенности ему отказать было нельзя: менеджер сразу же представил гостям программу новой реконструкции завода, которая стартует с апреля текущего года.

Весь процесс, рассказал Сысуев, займёт чуть больше двух лет. Требуемые инвестиции в проект — около 1,96 млрд рублей, из которых 1 млрд имеется в уставном капитале, а остаток планируется добить за счёт привлечённых средств. Однако при этом руководство предприятия затрудняется сказать, кто конкретно может вложить средства в достаточно сомнительный бизнес. «Пока что мы только сформировали инвестиционное предложение, которое отвечает самым строгим требованиям, ориентировались на Сбербанк РФ», — рассказал «URA.Ru» представитель руководства предприятия Николай Воронцов. Предполагать, кто выступит инвестором, он отказывается — рано.

Рыбоводный завод, ХМАО
Гости завода завороженно бродят вокруг чанов с молодняком. Этот, с царь-рыбой югорской земли, привлекает особое внимание

Средства пойдут на перестройку ряда помещений завода. Повод откровенно позорный — из-за ошибок, допущенных в первом варианте проекта, завод нуждается в скорейшей реконструкции. В частности, одна из причин — гигантские затраты на коммунальные услуги: в помещениях необходимо поддерживать постоянную температуру, что влечёт слишком серьёзные затраты. Ещё один момент: принципиально ошибочная технология, использовавшаяся для разведения рыб. Новый подрядчик — им, по всей видимости, выступит ханты-мансийское ЗАО «СК ВНСС», — должен будет устранить недочёты прошлых лет. Кроме того, сообщает Сысуев, в планах стоит закупка оборудования германского концерна, занимавшегося подобными проектами — старые технологии российских успели устареть за годы простоя предприятия.

Однако важнейшей частью грядущих работ станет запуск собственно товарно-производственной линии, которая будет включать в себя переработку рыбы. Мотивы, в принципе, понятные: окружной бюджет, согласно информации от представителей департамента экономического развития региона, больше не намерен спонсировать предприятие, уже успевшее выкачать из казны как минимум 2,5 млрд рублей (которые, если смотреть на реальную деятельность завода за пять последних лет, никакого толка почти не принесли). Сысуев поясняет: основной задачи по восстановлению поголовья рыб ценных пород Обь-Иртышского бассейна с предприятия никто не снимает. «В то же время нам надо искать пути для самообеспечения. С запуском товарной линии мы сможем выйти на самоокупаемость к 2022 году. На полную мощность — к 2019-му», — заявляет гендиректор. Под «полной мощностью», отметим, он подразумевает ежегодный выпуск в акваторию Оби и Иртыша 70 млн мальков. При этом общий дефицит, поясняют представители завода, составляет порядка 1 млрд особей.

В рамках товарно-производственной линии ЮРЗ обзаведётся собственным брендом, который, по всей видимости, будет конкурировать с югорским рыбокомбинатом. На вопрос, почему нельзя отдать переработку и продажу на откуп комбината, Сысуев замечает, что данное предприятие и его технологии вообще не соответствуют каким-либо нормам. «Нам проще и выгоднее запустить свою переработку. Думаю, через несколько лет мы плотно зайдём на рынок», — замечает руководитель.

Рыбоводный завод, ХМАО
Баки и чаны, чаны и баки — и так весь завод

Ещё плотнее он намерен зайти на рынок главного российского деликатеса — чёрной икры рыбы осетровых пород. Её выпуск, если всё пойдёт «как надо», планируется начать в 2021 году. К этому времени завод уже должен полностью сформировать производственную линию и исправно выполнять основную функцию, однако рентабельности ему по-прежнему будет не хватать. Исправить ситуацию Сысуев намерен с помощью чёрной икры. «Этот бизнес тем и плох, что требуется очень много лет на раскачку. По нашему бизнес-плану, вплоть до 2019 года рентабельность будет стремиться к нулю, потом, в 2021 году, она будет буквально пробивать потолок», — самодовольно заявляет директор. В итоге планируется, что в следующем десятилетии ЮРЗ начнёт ежегодно поставлять на российский рынок 20 тонн чёрной икры — примерно 10% от общего масштаба.

Планы руководства ЮРЗ, конечно, выглядят достаточно аппетитно и амбициозно. В правительстве округа их также воспринимают спокойно: реконструкция завода входит в число приоритетных инвестиционных проектов округа, пользуется поддержкой профильных департаментов и в целом воспринимается благоприятно — особенно выход на самоокупаемость. При этом отвечать за возможные недочёты в работе по новой практике предстоит заместителю губернатора Сергею Полукееву — предприятие курирует профильный департамент природных ресурсов и несырьевого сектора экономики, подведомственный чиновнику.

Опасения, что таковые ошибки могут произойти, при этом совершенно реальны. Один из опрошенных агентством депутатов окружной Думы напоминает, что в годы правления губернатора Александра Филипенко завод получил статус одной из главных «отмывочных» округа. «Деньги тогда вытекали буквально из-под носа губернатора, спасибо руководителю проекта. Проектировщики божились, что через пару лет всё будет ну просто идеально, завод заработает на полную мощность, вложений не потребуется. А в итоге после прихода Комаровой в 2010 году и инспекции, проведённой ГФИ Дмитрием Кузьменко, выяснилось, что ещё на стадии проектировки были заложены в корне неверные решения, завод не мог работать в принципе. Что это, нормальный проект? Люди просто отмыли, сколько могли, и скрылись, так и не понеся ответственности», — рассказывает парламентарий, попросивший не называть его имени.

Рыбоводный завод, ХМАО
Конструкция неясного назначения — такое ощущение, что кто-то охлаждает напитки в проточной воде.

Он же добавляет: сегодняшние обещания нового директора и его команды звучат громко, но совершенно фантастически. «Вспомните про алмазный завод, о котором мечтал Александр Васильевич (Филипенко —прим. ред.). Тогда тоже было много разговоров об уникальном производстве, своих брендах, емких затратах... Где это всё теперь? Ну стоит коробка, недавно читал репортаж, как там внутри. Пусто, нет ничего. И вот сейчас мне эти говорят про икру. Ну смешно просто, какая икра, ей богу. У меня одно мнение — пахнет всё это плохо, продолжается та же профанация, начавшаяся ещё в 2008 году», — заявляет парламентарий.

Сходной позиции придерживается депутат Госдумы от ХМАО Михаил Сердюк. Справедливоросс также называет идеи фантастическими и призывает руководство завода заниматься своей основной деятельностью, не растрачивая силы на сомнительные проекты. «Я бы сказал, что это примерно то же самое, что растить бананы на крайнем Севере. У нас сейчас есть насущная проблема — вымирание муксуна. Чёрную икру можно выращивать во множестве регионов, есть тот же Краснодарский край и Дагестан. Муксуна и нельму можно разводить только в Обь-Иртышском бассейне. Да, 10% рынка — это звучит очень красиво. Но я считаю, что мы должны пользоваться своим уникальным торговым предложением в данном случае, как говорят маркетологи. Особенно пока не решена приоритетная задача», — заявляет Сердюк.

Он также выражает сомнения, что на намеченные 1,9 млрд рублей ЮРЗ удастся воплотить свои планы. «Вот с ценой вопроса надо разбираться вплотную. Только не на обывательском уровне, а с привлечением экспертов, пусть дают оценку планам», — комментирует Сердюк. Действительно, даже с учётом практически готовой базы цена проекта в одной из тяжелейших, по оценкам экспертов, отраслей бизнеса выглядит достаточно удобоваримой — всего-то 2 миллиарда. При этом ещё в 2011 году, когда в Свердловской области задумали производить икру на Рефтинском рыбхозе, эксперты заявляли, что «чёрноикорные» проекты стоимостью ниже 5 млрд рублей обречены на провал. Выжить они могут только при совмещении с разведением, к примеру, красной рыбы или креветок.

Рыбоводный завод, ХМАО

К слову, у свердловчан так ничего и не вышло — в начале апреля власти области пустят завод с молотка по цене менее 70 млн рублей. После аудита выяснилось, что активов на балансе предприятия — всего на 14 млн рублей: складские помещения да ржавые понтоны с рыбой. Куда все делось — никто не знает, но есть любопытный нюанс: главного лоббиста «икорного» проекта —экс-министра сельского хозяйства Свердловской области Илью Бондарева срочно «ушли» из правительства в 2012 году. Как выяснилось, чиновник вместе со своими подчиненными и руководителями ряда ГУПов при помощи сомнительных сделок и подозрительных манипуляций «выпотрошил» несколько областных предприятий. Этим вопросом до сих пор занимаются правоохранительные органы.

Наблюдатели не исключают, что и в ХМАО может повториться та же самая история. Так что скрестим пальцы и будем надеяться, что Югорский рыбоводный завод станет исключением и его всё-таки минует судьба алмазного завода, так и не успевшего выпустить ни одной единицы брендовой продукции.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...