23 июля 2021
22 июля 2021
21 июля 2021

«Нас уже в открытую называют скотами!»

Обитатели «золотых» земель в окрестностях Перми задают местным бюрократам простые вопросы. «Ответов нет. Видимо, надо спрашивать по-другому»

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Когда власть не обращает внимание на граждан, они ищут свой способ решать проблемы фото – Александр Мамаев, Алексей Гущин

Ни один конфликт не начинается на пустом месте. В рецепт российского «гремучей» смеси всегда входит безысходность, несправедливость и хамство. В разных пропорциях этот коктейль составили в деревне Песьянка, что в Пермском районе. Там мигранты из ближнего зарубежья с упорством Чингисхана селятся едва ли не в огородах аборигенов. Точнее сказать в бывших огородах — в тех самых, что для коренных были дороги как кормовая база. С рыночной точки зрения они тоже дороги, как вся земля окрестностях Перми. Но именно здесь, в Песьянке, стоить что-либо нельзя. Но это по закону, который писан не для всех. Подробности — в материале «URA.Ru».

В Песьянке вот-вот возьмутся за вилы. Как объясняют местные, на захваченных участках приехавшие строят дома и устраивают — не удивляйтесь — фабрики, в то время как сами «мичуринские сады» превратились в гетто. Пикантности ситуации добавляет тот факт, что участки находятся прямо за зданием местной администрации. Это же обстоятельство в последнее время местных раздражает все больше.

2014-07-24 Песьянка
Самострой мигрантов стоит прямо за зданием администрации

С местными жительницами, тремя пенсионерками, мы встречаемся на площади возле неказистого двухэтажного здания Савинского сельсовета, над которым на высоком флагштоке гордо реет российский триколор. Дамы просят не упоминать своих имен — наивно боятся местных властей. «Пойдемте, мы вам все покажем», — взамен обеспечения анонимности предлагают пенсионерки и проводят нас на задворки «мэрии». Прямо за зданием за высоким забором стоит наспех сложенный из шлакоблоков небольшой дом, рядом сарай с торчащей на крыше печной трубой. Здесь живет таджикская семья. «Сначала они построили сарай и жили в нем, потом этот дом построили. Их там человек 30», — взахлеб рассказывают проводницы. «Вообще все эти участки — захваченная земля, — показывают на небольшие наделы с маленькими банями и неаккуратными грядками. Объясняют: по идее тут ничего строить нельзя, под землей идут четыре коллектора на очистные сооружения в Гляденово, земля в аренде у „НОВОГОРа“ (пермская ресурсоснабжающая организация — прим.). Если трубу прорвет, то все постройки без вопросов снесут, но местные об этом знают и не будут против».

По словам женщин, «сады» с банями здесь находятся еще с советских времен, с тех пор местная администрация закрывает глаза на самовольные постройки местных жителей. Жители деревни неоднократно обращались к властям с просьбой оформить «нахаловку», если не в собственность, то хотя бы в аренду, однако получили отказ. «Нам сказали, что никто с нас копейки собирать не будет», — говорят они и утверждают, что постройку «таджикского» домика за администрацией согласовали власти. «Хозяин работает на администрацию, его жена моет у них полы. Они ему сами разрешили строиться», — утверждают наши спутники.

Идем дальше. За высоким забором с колючей проволокой виднеются высокие кучи песка и гравия, рядом — большое двухэтажное здания с тонированными окнами и редкими балкончиками, на которых сушатся детские матрасы и одежда. «Посмотрите, какой кусок заняли! А ведь это самое ровное место — идеальное для огородов», — возмущаются женщины. За забором находится база строительно-дорожной организации, принадлежащей бизнесмену армянского происхождения Гамлету Рутвиняну. «Рабочие постоянно живут здесь, партии вахтовиков меняются постоянно». Их здесь якобы находится тоже не менее тридцати. В пользу того, что свидетельствует детская площадка, установленная во дворе, где бегают дети.

2014-07-24 Песьянка

2014-07-24 Песьянка
Второй этаж базы однозначно жилой

Еще чуть дальше находится цех по производству тротуарной плитки. За забором громко лает собака, давая знать: гостям тут не рады. В строительных будках живут рабочие, в цеху идет производство, на участке же строится административное здание. «Раньше на этом месте находился небольшой пруд, мы оттуда воду на огороды брали. Сейчас брать негде — водоем засыпали и сделали тут цех», — жалуются местные. Ниже по дороге, по которой ручьем стекает краситель, картину венчает помойка. «Гадят, свозят весь свой мусор. Видимо, привыкли они. А мы? Мы уже жаловались в администрацию. Никаких результатов», — говорят женщины.

2014-07-24 Песьянка
Отходы производства стекают прямо на дорогу

2014-07-24 Песьянка
Мусор мигранты сбрасывают возле тропинки к реке

«Каждый вечер здесь ходят десятки приезжих, их здесь живет больше сотни, — рассказывают после экскурсии пенсионерки. — Им просто наплевать на нас. В деревне стало опасно, продают наркотики. Армяне уже открыто называют нас скотами и говорят, что скоро русских здесь не останется. Нас больше всего злит, что нам администрация участки не дает, а на нарушения мигрантов закрывает глаза. Это мы пожилые терпим, а молодые что? Да они здесь бунт устроят!».

Пообщаться с собственниками домика за зданием администрации нам не удалось — за забором кто-то ходил, но открывать калитку не стал.

Гамлет Рутвинян после озвученных ему претензий местных жителей заявил: «Да ******** они все, так им и передай. ********!». По его словам этим участком и производственной базой владеет более 25 лет, еще с советских времен. По его словам, соседние капитальные гаражи построены на его территории. «Все мои рабочие имеют разрешения на работы. Они живут здесь», — ответил Рутвинян на вопрос, имеют ли они регистрацию на территории базы он отвечает: «У меня все законно». По его словам, он сам был против осушения пруда и обвиняет в коррупции бывшее руководство поселения.

2014-07-24 Песьянка

2014-07-24 Песьянка
На плиточном производстве работают как мигранты, так и русские

Пообщаться с хозяевами плиточного производства не удалось. Но бригадир-узбек рассказал, что на базе трудятся 10 человек, из них трое — русские, остальные мигранты. В строительных вагончиках живут русские рабочие. «Мы живем на квартире, не здесь», — ответил он на вопрос о том, где все ночуют.

Самое интересное выясняется в разговоре с поселковым начальством. Глава Савинского Вячеслав Шадрин заявил, что о «гостях» на задворках его ведомства... слышит впервые. Он рассказал, что он знает о хижине построенной за зданием администрации. «Он (владелец дома — прим.) работает по договору с администрацией. Его предупреждали, что на этом месте дом строить нельзя и что здание в любое время может быть снесено. Меня никто не послушал. Вообще все постройки на этой территории незаконны, это санитарная зона, там идут трубы коллектора НОВОГОРа. Я их не трогаю только потому, что НОВОГОР меня не принуждает», — говорит он. На вопрос о законности размещения на этой территории базы и производства глава ответил, что ему «необходимо проверить документы». Однако он точно знает, что пруда на территории плиточного производства не было: «Это была заболоченная местность примерно три на пять метров».

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...