15 мая 2022

«Элитные проститутки брали до пяти рублев — цена молодого теленка»

Краткий курс истории проституции и путеводитель по забытым кладбищам Екатеринбурга

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Несмотря на существенную разницу, и бордели, и кладбища в Екатеринбурге уничтожались с особой настойчивостью. Правда, в итоге любовь победила смерть фото – Александр Елизаров, Анна Майорова, Александр Мамаев

На Екатеринбург неумолимо надвигается очередной День города. Поскольку его программа особо не меняется, а обсуждение гонорара и особенностей творчества Игоря Николаева много времени не занимает, екатеринбуржцы зачастую накануне главного городского праздника предаются воспоминаниям. Всплывают факты из «лихих 90-ых», накатывает ностальгия по советскому Свердловску, звучат громкие имена из недалекого прошлого... «URA.Ru», следуя всенародной логике, решило вспомнить самые сокровенные и мистические истории старого Екатеринбурга, связанные с вечными темами — «секс» и «смерть».

Как страшно жить

Отношение к могилам своих предков считают одним из показателей цивилизованности общества. И тут Екатеринбургу особо гордится нечем. Как минимум десять захоронений были уничтожены советской властью. И не просто снесены с лица земли, а стыдливо прикрыты вновь построенными гостиницами, дорогами, домами, детскими садами, предприятиями или, в лучшем случае, превратились в парки или пустыри.

Печальна судьба кладбища первостроителей Екатеринбурга. Находилось оно за крепостной стеной города, захоронения здесь прекратились после 1780 года. Современный адрес — перекресток улиц Малышева и Карла Либкнехта. Частично могилы были перезахоронены на кладбище, где сейчас Зеленая Роща (но о нем речь дальше). Те, которым не повезло сразу, сравняли с землей в 19 веке. Человеческие останки продолжают находить здесь до сегодняшнего дня. Последний раз об этом кладбище вспомнили в 2002 году, когда делали ремонт дорожного полотна на улице Карла Либкнехта.

Обзорная экскурсия по Екатеринбургу, площадь труда, часовня
Под бехатоном и фонтаном — останки екатеринбургских военных и дворян

Площадь Труда, ставшая в последние годы местом раздора из-за желания некоторых восстановит здесь храм святой Екатерины, хранит под землей останки екатеринбургских военных и дворян. Кладбище рядом с Екатерининским собором считалось элитным. Возможно, поэтому вызвало гнев пролетариата и было разрушено до основания вместе с храмом. Вместо надгробий здесь сначала появились памятники представителям новой власти, затем снесли и их, а площадь закатали в асфальт.

Самым большим было кладбище при Новотихвинском монастыре. Начиная с 1782 года здесь хоронили весь цвет Екатеринбурга: врачей, историков, учителей, почетных граждан. Пожалуй, парк Зеленая роща — не самый плохой вариант для забытых могил. Особенно, учитывая, что когда-то на этом месте вообще хотели разместить зоопарк. Ради него, собственно, и уничтожили захоронения. Может быть, кому-то из советских градоначальников все-таки пришло в голову, что зверинец на месте кладбища — редкостное кощунство?

Клипарт, 14.08.2014, Площадь Обороны, Лето
Оправдывает ли мемориал на Площади Обороны застройку кладбища, где хоронили VIP-персон старого Екатеринбурга?

Первое старообрядческое кладбище располагалось там, где сейчас пересекаются улицы Луначарского и Тверитина. Когда-то здесь хоронили людей с громкими для Екатеринбурга фамилиями — Рязановы, Расторгуевы, Казанцевы... Представители большинства купеческих фамилий нашли здесь последний приют. А сейчас — жилые дома. Причем, как вспоминают очевидцы, богатые надгробные памятники, которые находили при строительстве, измельчали на мраморную крошку и использовали при возведении домов.

На лютеранском кладбище (вплотную к нему примыкало еврейское) хоронили немецких специалистов горного дела и их потомков. А в Екатеринбурге их было немало. Здесь, например, был похоронен Онисим Клер, основатель Уральского общества любителей естествознания. Снесено оно было одним из последних — в начале 80-х годов прошлого века с целью «благоустройства территории», а, скорее всего, из-за нежелания поддерживать старые могилы в надлежащем состоянии. «Благоустройство» долгое время существовало в виде пустыря. Лишь несколько лет назад его облагородили, назвав парком имени Блюхера. Сейчас евангелическо-лютеранская община хочет возвести здесь небольшую кирху. Однако часть екатеринбургской общественности предпочитает прогулки по скверу, устроенному поверх могил, возвращению исторической справедливости.

Клипарт, 14.08.2014, сладко, конфи
Сейчас за проходной — кондитерское производство, а раньше была церковь и кладбище

Рядом со Спасской церковью находилось второе старообрядческое кладбище, где захоронения начались в 1842 году. Несколько десятков лет его территорию по кусочкам «отвоевывали» в пользу советского Свердловска. Последнюю могилу уничтожили в 60-х годах. А сейчас вместо могил — сладкое производство: здесь расположены кондитерские цеха компании «СладКО». Примерно та же судьба и у могил австрийских военнопленных первой мировой войны. На месте кладбища — жилой дом: желто-коричневая 9-этажка, рядом с кондитерской фабрикой, напротив бывшего ДК Гагарина.

Военнопленных Великой отечественной хоронили практически в центре Химмаша. Памятники не устанавливались. История этого кладбища была недолгой — через два десятка лет после окончания войны территорию начали активно застраивать. И вместо католических крестов здесь появился проектный институт СвердНИИхиммаш. Удивительно, но не очень повезло не только пленным, но и советским солдатам, скончавшимся от ран, полученных на фронтах, в госпиталях Свердловска. Хоронили их почти за городом — в сосновом бору, рядом с которым через 20 лет обосновалось Свердловское высшее военно-политическое танко-артиллерийское училище. Часть могил перенесли на Широкореченское кладбище, остальные — ныне брошены и забыты.

От «рублевых» крестьянок до тайских массажисток

В современном Екатеринбурге рынок секс-услуг «расцвел» одновременно с появлением первых бандитов. Именно они перехватили у спецслужб опеку над жрицами любви и создали разветвленную сеть по удовлетворению потребностей в плотских утехах.

Если в СССР «секса не было», а были только «интердевочки», то в новой России гостиницы, сауны и просто точки открытого «съема» были поделены между преступными группировками. Некоторую часть «девочек» по-прежнему крышевали силовики.

Сегодня публичные дома по-прежнему находятся под запретом. Зато многочленные массажные и тайские салоны, мужские и просто ночные клубы существуют, хотя и испытывают периодически нападки со стороны полиции и СМИ. А ведь не прошло и ста лет с того момента, как проституция в Екатеринбурге существовала на законных основаниях, а девушки легкого поведения были посчитаны и зарегистрированы.

Клипарт, 14.08.2014, кинотеатр, колизей
Давным-давно на этом «пятачке» купеческие мужи выбирали жриц любви

Если изучить «краткий курс истории екатеринбургской проституции», который создал несколько лет назад режиссер и кинодокументалист Андрей Титов, станет известно, что сразу же вслед за рудознатцами и металлургами появились в Екатеринбурге жрицы любви. И началась борьба за чистоту нравов. Уже в 1734 году — всего десять лет назад основан город — Вильгельм де Генин издает указ «О пресекновении торговли женским телом».

Проблему, впрочем, этот документ не решил. И, когда спустя сто лет, по всей Российской империи было разрешено открывать публичные дома, екатеринбургские проститутки тут же вышли из подполья, были зарегистрированы при врачебно-полицейском комитете, сдали свои паспорта и получили «желтые билет», где указывалось Ф.И.О., соцпроисхождение, место жительства и результаты медицинского освидетельствования.

Большинство падших женщин были приезжими. Чаще всего, почему-то, торговать телом шли крестьянки из Шадринской и Каменской волости. А вот содержали публичные дома чаще всего офицерские вдовы или сами отставные военные. Финансовая подоплека в этом бизнесе с того времени не особо изменилась, Содержателям борделей и основные доходы уходили: девице, дай бог, если с рубля (а дешевых проституток так и называли — «рублевыми») пятачок доставался.

Клипарт, 14.08.2014, малышева, Доктор Скотч Паб
Новый фасад, пластиковые окна... А внутри, как и столетия назад, можно неплохо развлечься

Были, впрочем, и элитные проститутки, которые обслуживали узкий круг знатных людей и брали за это, как пишут в старых газетах «до пяти рублев — цена молодого теленка». Рублевые выходили на клиента через сутенера или служащих гостиниц и ресторанов. А с конца 19-го века появилась столь популярная и сегодня услуга: выбор женщины по фото. Те, кто знал себе цену, не брезговали и объявлением в газете. Правда, сообщалось о оказываемой услуге весьма метафорично: «Продается светлая, мягкая и красивая материя по пяти рублей за аршин». Но, кому надо, понимали...

Клипарт, 14.08.2014, парк, парк энгельса, лето
Парк Энгельса раньше был Малаховской площадью и местом, где искали любви мастеровые люди

Дислоцировались продажные женщины в зависимости от статуса и клиентуры. Чиновничество снимало девиц по правой стороне Плотинки. Купечество — на пятачке, где сегодня пересекаются проспект Ленина и улица Карла Либкнехта. Народ попроще искал любовных утех на Водочной улице, откуда берет начало Мамина-Сибиряка, или на Малаховской площади, сейчас это ставший любимым местом для прогулок с детьми парк Энгельса. Существовала и отдельная точка для мусульман, затем здесь располагался Центральный рынок, а сейчас на этой территории готовится реализовывать очередной амбициозный проект Forum Group. Некоторые из зданий, в которых располагались официально зарегистрированные публичные дома, сохранились до сих пор.

Например, там, где сейчас «Хинкальная» и бар «Штаб» (Малышева, 39), плотские утехи предлагало «Товарищество Печенкина и К». Здание, где квартирует Gordon’s Doctor Scotch Pub (Малышева, 56а), принадлежало гостинице «Эрмитаж». Помимо встреч с женщинами легкого поведения оно славится тем, что в 1928 году здесь останавливался В.В. Маяковский.

Клипарт, 14.08.2014, центральный рынок
Сначала секс на продажу, потом просто рынок. Будут ли еще чем-то торговать в этом злачном месте?

Начало Первой мировой стало и стартом нового витком в развитии проституции в Екатеринбурге. В городе формировались маршевые роты для отправки на войну. И потребность в женской ласке уходящих на войну солдатиков породила соответствующее предложение. Интересно и непатриотично, но любовь для военных стоила дороже, чем для гражданских. А привел этот разгул плоти не только к росту количества борделей, но и числа венерических заболеваний: по отчетам санитарных врачей некоторые из проституток умудрялись обслужить в день до 20 клиентов.

Большевики, придя к власти, все списки проституток врачебно-полицейского комитета уничтожили, а публичные дома запретили. Однако, поначалу пресечь пристрастия екатеринбургских мужчин к любви за деньги не удалось. Говорят, что во времена НЭПа, несмотря на криминализацию бизнеса, услугами продажных женщин пользовались более 60 процентов городских мужчин. Большинство борделей были уничтожены лишь в 1924 году, несмотря на то, что многие из них маскировались под пивные и гостиницы. А с 1927-го, видимо, решив, что проституция побеждена окончательно, запретили любые публикации на эту тему в прессе.

Поэтому восстановить историю утоления страсти жителями советского Свердловска, можно только по воспоминаниям.

На Екатеринбург неумолимо надвигается очередной День города. Поскольку его программа особо не меняется, а обсуждение гонорара и особенностей творчества Игоря Николаева много времени не занимает, екатеринбуржцы зачастую накануне главного городского праздника предаются воспоминаниям. Всплывают факты из «лихих 90-ых», накатывает ностальгия по советскому Свердловску, звучат громкие имена из недалекого прошлого... «URA.Ru», следуя всенародной логике, решило вспомнить самые сокровенные и мистические истории старого Екатеринбурга, связанные с вечными темами — «секс» и «смерть». Как страшно жить Отношение к могилам своих предков считают одним из показателей цивилизованности общества. И тут Екатеринбургу особо гордится нечем. Как минимум десять захоронений были уничтожены советской властью. И не просто снесены с лица земли, а стыдливо прикрыты вновь построенными гостиницами, дорогами, домами, детскими садами, предприятиями или, в лучшем случае, превратились в парки или пустыри. Печальна судьба кладбища первостроителей Екатеринбурга. Находилось оно за крепостной стеной города, захоронения здесь прекратились после 1780 года. Современный адрес — перекресток улиц Малышева и Карла Либкнехта. Частично могилы были перезахоронены на кладбище, где сейчас Зеленая Роща (но о нем речь дальше). Те, которым не повезло сразу, сравняли с землей в 19 веке. Человеческие останки продолжают находить здесь до сегодняшнего дня. Последний раз об этом кладбище вспомнили в 2002 году, когда делали ремонт дорожного полотна на улице Карла Либкнехта. Под бехатоном и фонтаном — останки екатеринбургских военных и дворян Площадь Труда, ставшая в последние годы местом раздора из-за желания некоторых восстановит здесь храм святой Екатерины, хранит под землей останки екатеринбургских военных и дворян. Кладбище рядом с Екатерининским собором считалось элитным. Возможно, поэтому вызвало гнев пролетариата и было разрушено до основания вместе с храмом. Вместо надгробий здесь сначала появились памятники представителям новой власти, затем снесли и их, а площадь закатали в асфальт. Самым большим было кладбище при Новотихвинском монастыре. Начиная с 1782 года здесь хоронили весь цвет Екатеринбурга: врачей, историков, учителей, почетных граждан. Пожалуй, парк Зеленая роща — не самый плохой вариант для забытых могил. Особенно, учитывая, что когда-то на этом месте вообще хотели разместить зоопарк. Ради него, собственно, и уничтожили захоронения. Может быть, кому-то из советских градоначальников все-таки пришло в голову, что зверинец на месте кладбища — редкостное кощунство? Оправдывает ли мемориал на Площади Обороны застройку кладбища, где хоронили VIP-персон старого Екатеринбурга? Первое старообрядческое кладбище располагалось там, где сейчас пересекаются улицы Луначарского и Тверитина. Когда-то здесь хоронили людей с громкими для Екатеринбурга фамилиями — Рязановы, Расторгуевы, Казанцевы... Представители большинства купеческих фамилий нашли здесь последний приют. А сейчас — жилые дома. Причем, как вспоминают очевидцы, богатые надгробные памятники, которые находили при строительстве, измельчали на мраморную крошку и использовали при возведении домов. На лютеранском кладбище (вплотную к нему примыкало еврейское) хоронили немецких специалистов горного дела и их потомков. А в Екатеринбурге их было немало. Здесь, например, был похоронен Онисим Клер, основатель Уральского общества любителей естествознания. Снесено оно было одним из последних — в начале 80-х годов прошлого века с целью «благоустройства территории», а, скорее всего, из-за нежелания поддерживать старые могилы в надлежащем состоянии. «Благоустройство» долгое время существовало в виде пустыря. Лишь несколько лет назад его облагородили, назвав парком имени Блюхера. Сейчас евангелическо-лютеранская община хочет возвести здесь небольшую кирху. Однако часть екатеринбургской общественности предпочитает прогулки по скверу, устроенному поверх могил, возвращению исторической справедливости. Сейчас за проходной — кондитерское производство, а раньше была церковь и кладбище Рядом со Спасской церковью находилось второе старообрядческое кладбище, где захоронения начались в 1842 году. Несколько десятков лет его территорию по кусочкам «отвоевывали» в пользу советского Свердловска. Последнюю могилу уничтожили в 60-х годах. А сейчас вместо могил — сладкое производство: здесь расположены кондитерские цеха компании «СладКО». Примерно та же судьба и у могил австрийских военнопленных первой мировой войны. На месте кладбища — жилой дом: желто-коричневая 9-этажка, рядом с кондитерской фабрикой, напротив бывшего ДК Гагарина. Военнопленных Великой отечественной хоронили практически в центре Химмаша. Памятники не устанавливались. История этого кладбища была недолгой — через два десятка лет после окончания войны территорию начали активно застраивать. И вместо католических крестов здесь появился проектный институт СвердНИИхиммаш. Удивительно, но не очень повезло не только пленным, но и советским солдатам, скончавшимся от ран, полученных на фронтах, в госпиталях Свердловска. Хоронили их почти за городом — в сосновом бору, рядом с которым через 20 лет обосновалось Свердловское высшее военно-политическое танко-артиллерийское училище. Часть могил перенесли на Широкореченское кладбище, остальные — ныне брошены и забыты. От «рублевых» крестьянок до тайских массажисток В современном Екатеринбурге рынок секс-услуг «расцвел» одновременно с появлением первых бандитов. Именно они перехватили у спецслужб опеку над жрицами любви и создали разветвленную сеть по удовлетворению потребностей в плотских утехах. Если в СССР «секса не было», а были только «интердевочки», то в новой России гостиницы, сауны и просто точки открытого «съема» были поделены между преступными группировками. Некоторую часть «девочек» по-прежнему крышевали силовики. Сегодня публичные дома по-прежнему находятся под запретом. Зато многочленные массажные и тайские салоны, мужские и просто ночные клубы существуют, хотя и испытывают периодически нападки со стороны полиции и СМИ. А ведь не прошло и ста лет с того момента, как проституция в Екатеринбурге существовала на законных основаниях, а девушки легкого поведения были посчитаны и зарегистрированы. Давным-давно на этом «пятачке» купеческие мужи выбирали жриц любви Если изучить «краткий курс истории екатеринбургской проституции», который создал несколько лет назад режиссер и кинодокументалист Андрей Титов, станет известно, что сразу же вслед за рудознатцами и металлургами появились в Екатеринбурге жрицы любви. И началась борьба за чистоту нравов. Уже в 1734 году — всего десять лет назад основан город — Вильгельм де Генин издает указ «О пресекновении торговли женским телом». Проблему, впрочем, этот документ не решил. И, когда спустя сто лет, по всей Российской империи было разрешено открывать публичные дома, екатеринбургские проститутки тут же вышли из подполья, были зарегистрированы при врачебно-полицейском комитете, сдали свои паспорта и получили «желтые билет», где указывалось Ф.И.О., соцпроисхождение, место жительства и результаты медицинского освидетельствования. Большинство падших женщин были приезжими. Чаще всего, почему-то, торговать телом шли крестьянки из Шадринской и Каменской волости. А вот содержали публичные дома чаще всего офицерские вдовы или сами отставные военные. Финансовая подоплека в этом бизнесе с того времени не особо изменилась, Содержателям борделей и основные доходы уходили: девице, дай бог, если с рубля (а дешевых проституток так и называли — «рублевыми») пятачок доставался. Новый фасад, пластиковые окна... А внутри, как и столетия назад, можно неплохо развлечься Были, впрочем, и элитные проститутки, которые обслуживали узкий круг знатных людей и брали за это, как пишут в старых газетах «до пяти рублев — цена молодого теленка». Рублевые выходили на клиента через сутенера или служащих гостиниц и ресторанов. А с конца 19-го века появилась столь популярная и сегодня услуга: выбор женщины по фото. Те, кто знал себе цену, не брезговали и объявлением в газете. Правда, сообщалось о оказываемой услуге весьма метафорично: «Продается светлая, мягкая и красивая материя по пяти рублей за аршин». Но, кому надо, понимали... Парк Энгельса раньше был Малаховской площадью и местом, где искали любви мастеровые люди Дислоцировались продажные женщины в зависимости от статуса и клиентуры. Чиновничество снимало девиц по правой стороне Плотинки. Купечество — на пятачке, где сегодня пересекаются проспект Ленина и улица Карла Либкнехта. Народ попроще искал любовных утех на Водочной улице, откуда берет начало Мамина-Сибиряка, или на Малаховской площади, сейчас это ставший любимым местом для прогулок с детьми парк Энгельса. Существовала и отдельная точка для мусульман, затем здесь располагался Центральный рынок, а сейчас на этой территории готовится реализовывать очередной амбициозный проект Forum Group. Некоторые из зданий, в которых располагались официально зарегистрированные публичные дома, сохранились до сих пор. Например, там, где сейчас «Хинкальная» и бар «Штаб» (Малышева, 39), плотские утехи предлагало «Товарищество Печенкина и К». Здание, где квартирует Gordon’s Doctor Scotch Pub (Малышева, 56а), принадлежало гостинице «Эрмитаж». Помимо встреч с женщинами легкого поведения оно славится тем, что в 1928 году здесь останавливался В.В. Маяковский. Сначала секс на продажу, потом просто рынок. Будут ли еще чем-то торговать в этом злачном месте? Начало Первой мировой стало и стартом нового витком в развитии проституции в Екатеринбурге. В городе формировались маршевые роты для отправки на войну. И потребность в женской ласке уходящих на войну солдатиков породила соответствующее предложение. Интересно и непатриотично, но любовь для военных стоила дороже, чем для гражданских. А привел этот разгул плоти не только к росту количества борделей, но и числа венерических заболеваний: по отчетам санитарных врачей некоторые из проституток умудрялись обслужить в день до 20 клиентов. Большевики, придя к власти, все списки проституток врачебно-полицейского комитета уничтожили, а публичные дома запретили. Однако, поначалу пресечь пристрастия екатеринбургских мужчин к любви за деньги не удалось. Говорят, что во времена НЭПа, несмотря на криминализацию бизнеса, услугами продажных женщин пользовались более 60 процентов городских мужчин. Большинство борделей были уничтожены лишь в 1924 году, несмотря на то, что многие из них маскировались под пивные и гостиницы. А с 1927-го, видимо, решив, что проституция побеждена окончательно, запретили любые публикации на эту тему в прессе. Поэтому восстановить историю утоления страсти жителями советского Свердловска, можно только по воспоминаниям.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...