Николай Кретов предал 20-летнюю дружбу за 10 млн долларов

Душещипательную историю рассказал партнёр бизнесмена, с которым они познакомились ещё на службе в ВМФ

Размер текста
-
17
+
Олег Миронов (справа) за год до продажи своей доли в «Линкоре» на 25-летии свадьбы Николая Кретова (слева) и его супруги Альбины (в центре)
Манера ведения дел известного екатеринбургского бизнесмена Николая Кретова вполне могла бы лечь в основу драматического сценария. Как оказалось, он умеет наживать себе врагов не только среди кредиторов, но и среди друзей. Экс-партнёр и сослуживец Николая Кретова Олег Миронов два года пытается получить с Кретова около 10 млн долларов, которые тот должен ему за долю в некогда совместном и очень прибыльном бизнесе. Об этом, а также о том, почему Николай Кретов вряд ли сбежит за границу - в истории, рассказанной специально для «URA.Ru».
 
Чкаловский районный суд Екатеринбурга удовлетворил иск в отношении известного девелопера Николая Кретова (экс-совладелец КРК «Уралец», ТЦ «Екатерининский», аквапарка «Лимпопо»), который подал его бывший друг и партнёр по бизнесу Олег Миронов. До 17 сентября 2008 года Миронов и Кретов в равных долях владели «Группой компаний «Линкор» (50 на 50).
 
Как рассказал «URA.Ru» Олег Миронов, с Николаем Кретовым он познакомился ещё в 1989 году, во время флотской службы на одном из кораблей во Владивостоке. С тех пор, как считал Миронов, с Кретовым они стали друзьями. С конца мая 2005 года бывшие сослуживцы стали ещё и партнёрами, купив свой первый совместный актив – ЗАО «Воскресенскхлеб». За 2 года проект разросся до группы компаний «Линкор», которая владела восемью заводами, в том числе в Московской и Пензенской областях, Саратове. Предприятия выпускали хлебобулочные изделия, муку, некоторые виды круп. Кроме того, в собственности компании находились 15 гектаров земли, также имелся перспективный девелоперский проект по переносу из центра Саратова мукомольного комбината и строительству на этом месте жилого комплекса. В 2008 году компания планировала разместить облигационный займ на 1 млрд рублей, но эти планы не были реализованы из-за кризиса, начавшегося в финансовом секторе, – не устоял один из организаторов займа АКБ «Связь-Банк».  
 
По словам Миронова, к 1 января 2008 года оборот компании составлял 4,5 млрд рублей в год. В следующем, кризисном году «Линкор» немного потерял в выручке, но незначительно, рассказывает бизнесмен. Вместе с Кретовым они ездили в Германию, Бельгию, Канаду, Чехию в поисках инвесторов. В конце августа 2008 года компанию решили продать. С учётом долговых обязательств «Линкор» оценили в 80 млн долларов, заверяет Миронов.
 
Неожиданно для партнёра Кретов предложил выкупить его долю. Стороны договорились о цене с дисконтом. 18 сентября был подписан договор купли-продажи доли Миронова в «Линкоре», но наибольшую часть денег по этой сделке Кретов не выплатил до сих пор.
 
По словам Олега Миронова, несмотря на то, что в это время у его товарища уже были проблемы с бизнесом в Екатеринбурге, в других регионах об этом не было известно. В декабре, когда Миронов напомнил о долге, Кретов, сославшись на финансовые трудности, попросил рассрочку на год с первым платежом в апреле 2009 года, обещая выплачивать деньги по частям. Как говорит сейчас Олег Миронов, он был последним человеком, который верил Николаю Кретову. Но зря.
 
Устав от ожидания, Миронов подал иск в Чкаловский районный суд Екатеринбурга. В январе 2010 года состоялось первое заседание, но вскоре рассмотрение дела было приостановлено – банк «Северная казна», который выдавал кредит «Линкору», подал иск о признании договора купли-продажи «Линкора» недействительным. Миронов считает, что за этими действиями стоял Кретов, целью которого было препятствовать рассмотрению иска по выплате долга бывшему другу. Через 3 месяца «Северная казна», находившаяся в процессе присоединения к «Альфа-Банку», отозвала свой иск, из-за чего судебный спор по отмене сделки был прекращен. И тут произошла интересная правовая коллизия: Кретов, который наравне с Мироновым был ответчиком по иску «Северной казны», стал опротестовывать решение о прекращении дела из-за отзыва иска, требуя продолжения разбирательства. Впрочем, надолго затянуть время ему не удалось, и в апреле 2011 года Чкаловский суд возобновил рассмотрение иска в отношении него.
 
Миронов рассказывает такие подробности: на заседания судов экс-партнёр никогда не являлся, присылая своего представителя. Но на последнем заседании неожиданно выяснилось, что  доверенность у представителя закончилась и продлить её нет никакой возможности – в суд представили справку, что Кретов накануне лёг в больницу с острым панкреатитом. После этого представители истца представили суду документы, что в указанной больнице Кретова не было, никакого лечения он не проходил, и приложили фотографии палаты, где должен был лежать больной. 14 ноября Миронов выиграл иск, в котором требовал с Кретова порядка 300 млн рублей. По словам бизнесмена, это не окончательная сумма.
 
Николай Кретов не сдаётся и продолжает тянуть время, констатирует Миронов. Наверняка это решение будет обжаловано. Одновременно с подачи должника, уверен бизнесмен, направлен иск в Арбитражный суд Свердловской области об отмене сделки купли-продажи «Линкора» - этот иск как будто написан под копирку с того, что 2 года назад подавала «Северная казна». 
 
Олег Мирнов говорит, что после того как «Линкор» перешел в единоличное распоряжение Кретова, заводы начали банкротить, не забывая однако выводить с предприятий активы. «Кретов продолжает контролировать бизнес, но только через подставных лиц. А на обанкроченных им компаниях остаются лишь долги», - считает Олег Миронов.
 
Миронов уверен, что при любом раскладе Кретов не покинет страну и будет продолжать вести здесь бизнес, поскольку «не приспособлен жить за границей». Такой вывод бизнесмен сделал из совместных деловых поездок с уральским девелопером. «На встречах с потенциальными инвесторами в Канаде создавалось впечатление, что он и его супруга делают одолжение будущим партнёрам, а это не способствует развитию бизнеса», - вспоминает Миронов.  
 
То, как он намерен получить свои деньги, истец не раскрывает. Миронов говорит, что с того момента, как он стал требовать у Кретова свои деньги, против него возбудили 2 уголовных дела, было подано 4 гражданских иска. В связи с отсутствием состава преступления уголовки были закрыты, а гражданские иски выиграны, но классическая история о том, как бизнес поссорил двух друзей, судя по всему, ещё далека от завершения.
 
Мы будем следить за развитием событий. 
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...