19 июля 2019
18 июля 2019
17 июля 2019

«Нам дали три года, чтобы сделать фонд рентабельным…»

Гендиректор Фонда поколений ХМАО в эксклюзивном интервью «URA.Ru»: о том, как структура властей округа будет выбираться из кризиса

Размер текста
-
17
+
Фонд поколений Югры, который должен был реализовать ряд крупнейших проектов властей ХМАО, переживает не самые лучшие времена. От деятельности пока одни убытки, а ряд предприятий при всех усилиях продолжает оставаться в тяжелом состоянии. Еще общественность требует обсудить вопрос по реализации проекта по именным выплатам детям ХМАО. Когда-то эта идея стала визитной карточкой фонда, ведь подобный подход пока есть только за границей. О том, будут ли у фонда средства на выполнение своих социальных обязательств, что ждет его предприятия и о каких результатах уже отчиталось перед властями руководство, в интервью «URA.Ru» рассказал гендиректор исполнительной дирекции Фонда поколений Югры Анатолий Киселев.
 
– В последнее время оппоненты окружного правительства делают громкие заявления о неблагоприятном состоянии одного из крупнейших государственных активов ХМАО – Фонда поколений. Сначала говорили, что оттуда пропадают активы, сейчас и вовсе заявляют, что он «пустой»...
 
– Могу сделать официальное заявление – фонд точно не пустой. Согласно итогам инвентаризации, на сегодняшний день активы фонда составляют 2,5 млрд рублей.
 
– Но это гораздо меньше, чем сумма, которая была вложена в создание базы фонда - 11 млрд рублей…
 
– Я это объясню. Многие активы фонда с целью сохранения изъяты в региональную казну. В том числе и птицефабрики «Боровская» и «Челябинская», в которые было вложено 3,5 млрд рублей, картинная галерея, где находятся основные художественные ценности – порядка 600 млн рублей, офисное здание самого фонда, которое находится в центре Ханты-Мансийска – 600 млн рублей, завод МДФ – 3,5 млрд рублей и так далее.
 
Из-за изъятия имущества в казну в отчетности фонда эти потери присутствуют, но могу заверить, что в результате этого регион ничего не потерял. Есть, конечно, проблемные активы, по ним идут потери. Есть инвестиционные ошибки, допущенные руководством фонда. Например, среди инвестиционных ошибок – строительство лесопильного цеха в поселке Излучинск, который так и не заработал.
 
В 2010 году после проведения ряда проверок региональное правительство было разочаровано ситуацией, которая сложилась в фонде. Это касалось отсутствия достоверного бухгалтерского учета, сохранности и эффективности использования переданного госимущества. Два года подряд фонд не мог подтвердить бухгалтерскую отчетность (2009 и 2010 годы). В этот момент появилось недоверие к руководству фонда. Окружное правительство было вынуждено инициировать восстановление бухгалтерского учета с 2002 года.
 
В сентябре 2011 года было принято решение о назначении нового гендиректора. К концу года был завершен процесс восстановления отчетности. Была проведена инвентаризация абсолютно всех активов. Мы выявили все недостачи, определили излишки. Например, мы нашли художественные ценности, которые сейчас находятся в музее, на сумму 49 млн рублей. Это картины известных художников, которые ранее не были поставлены на учет. Среди них работы Айвазовского, Малявина и других.
 
– Дыра есть?
 
– Есть убыток, и он порядка 8 млрд рублей. Это результат того, что было изъято имущество, а займы, выданные различным компаниям, не были в итоге возвращены фонду. Речь в основном идет о его дочерних компаниях. Например, большие займы были выданы той же ПТК «Югра», заводу МДФ, «Кода-Лес» и так далее. Сейчас ведется в судебном порядке претензионная работа.
 
– Фонд до сих пор работает с убытком?
 
– По итогам прошлого года мы получили убыток в размере 5 млрд рублей. Главная причина – это отражение в бухгалтерской отчетности операций прошлых лет и приведение её в соответствие с текущим состоянием фонда, в котором он действительно находится. Что касается бухгалтерской составляющей, то убыток от текущей деятельности фонда составил 132 млн рублей, от изъятия имущества – 1 млрд 329 млн рублей, убыток, связанный с отражением убытков за прошлые годы, составляет 3 млрд 815 млн рублей. Но хочу отметить, что по итогам 2011 года мы впервые получили положительное аудиторское заключение и у правительства сейчас есть четкое понимание о состоянии фонда. Да, организация испытывает проблемы с ликвидностью, но при этом исполняет все свои обязательства. По итогам этого года мы также прогнозируем убыток, который будет значительно меньше, чем в прошлом. Положительные моменты и тенденции есть у наших дочерних компаний. Например, наша торговая сеть «Юграторг» наращивает объемы выручки, наш торговый центр «Гостиный двор» увеличил торговые площади, которые сдаются в аренду, также более эффективно сейчас сдается в аренду наша питерская недвижимость – три офисных здания и несколько квартир, находящихся в исторической зоне города.
 
– Но ряд объектов у вас сейчас уходят в банкротство?
 
– Банкротные процессы по данным предприятиям начались далеко не сейчас. По ним есть четкое понимание. Например, ПТК «Югра», которая управляла хлебозаводом в Нижневартовске и компанией по разливу воды и водки. Структура изначально была в тяжелой ситуации, и вливание фонда в размере 450 млн рублей ни к чему не привело. Возможно, менеджмент, который тогда работал, не ту стратегию выбрал или были другие экономические причины. Сейчас компания в банкротстве, принято решение о конкурсном производстве. Мы на этот процесс повлиять уже не можем, а только вносим какие-то корректировки. Например, как основной кредитор предложили поменять управляющего, так как не были удовлетворены его работой. По итогам банкротства имущество будет продано для расчетов с кредиторами. Что касается исков по банкротству завода в Мортке и других, то мы ведем переговоры с кредиторами и надеемся, что найдем компромиссные решения, так как в работе завода заинтересованы и мы как собственник, и поставщики сырья.
 
– Девелоперский проект в Краснодаре тоже, по слухам, имеет нехорошую тенденцию…
 
– Наоборот, данный проект в последнее время имеет положительную тенденцию. Ситуация там такова. В 2008 году появился девелоперский проект в Краснодаре. Планировалось  на берегу реки Кубань построить жилой комплекс – два 22-этажных дома. Для реализации фондом был привлечен кредит «Сбербанка» в размере 198 млн рублей. Но грянул кризис и финансовое состояние основного застройщика «Югжилпромстрой» ухудшилось. Плюс там был корпоративный конфликт. В итоге компания в 2010 году ушла в процедуру наблюдения. Этот актив мы могли вообще потерять, так как был подписан инвестиционный договор, который предполагал строительство дома, последующую продажу квартир и возврат средств. Правовая основа инвестиционного договора позволяет вернуть обратно средства после завершения строительства. Однако при банкротных процессах права кредитора распространяются на имущественные права или денежные средства. Квартиры еще не были построены, а долевое участие не было зарегистрировано. Благодаря квалификации наших юристов удалось изменить инвестиционный договор на договор долевого участия, который был зарегистрирован в органах юстиции. Строительство нами было возобновлено путем привлечения одной из ведущих строительных организаций на юге России – СМУ Краснодар. Сдача объекта запланирована на первый квартал 2013 года.
 
– На этом проекте фонду удастся заработать?
 
– Нет, пока мы планируем от выручки только раздать долги. Потому что кредит был привлечен в 2008 году, за период приостановки строительства были начислены и выплачены дополнительные проценты. Но если цена квартир возрастет к моменту продажи, то мы, возможно, что-то заработаем.
 
– Последние новости про ваши проекты в лесопромышленном комплексе печальны. Я имею в виду те иски о признании банкротами ваших предприятий,  которые сейчас направлены в арбитраж. Почему так происходит?
 
– Когда мы говорим о лесе, то нужно смотреть на хронологию событий, а не только на текущее состояние. Начну с того, что вложения Фонда поколений в лесопромышленный комплекс составили более 7 млрд рублей: это завод МДФ, лесопильные цеха в Пять-Яхе, в Излучинске, Мортке, деревообрабатывающий завод в Нефтеюганске. И все эти заводы достались, так сказать, в наследство. Взять для примера Мортку. Там в свое время  был большой леспромхоз. Он пилил порядка 500 тыс. кубов древесины, соответственно, было большое количество щепы, которая шла в отвалы. Завод МДФ предполагался как предприятие, перерабатывающее отходы данного леспромхоза. Абсолютно нормально выстроенная бизнес-логика: были бесплатные отходы, которые перерабатывались. Но при банкротстве леспромхоза эта логика была нарушена. И экономика этого завода, который был построен под те мощности и под ту щепу, уже не обеспечивала необходимую рентабельность. Мощность маленькая, оборудование морально устаревшее, и те вложения, которые сделаны были, в дальнейшем не оправдали себя.  Кроме того, в результате реформы РЖД в этом году расходы завода по транспортировке древесного сырья выросли уже в два раза. Мы несем колоссальные расходы по аренде железнодорожного состава. Есть проблемы по локомотивной тяге. Например, расстояние от станции Кума до Мортки – 60 километров, а вагоны идут со скоростью 7 километров в день! Это очень медленно. В результате стоимость доставки сырья в 1,5-2 раза выше стоимости его приобретения. При поддержке правительства ХМАО удалось найти понимание ситуации у руководства Свердловской железной дороги. В настоящее время наметились пути решения данной проблемы.
 
– Не проще было закрыть завод, когда стало понятно, что бизнес-схема нарушена?
 
– Если исходить из сегодняшнего дня, то, наверное, это было бы проще – всегда проще закрывать, чем созидать. Но при принятии решений всегда нужно помнить о сотрудниках, учитывать время и затраты на приобретение ими опыта и квалификации.  Возвращаясь к истории завода, в период его строительства была программа развития. Предполагалось увеличение мощности производства МДФ. Основную линию по производству МДФ открыли, а вот дальнейшее развитие завод так и не получил. А рядом в это время строились другие заводы. Например, в Томске был построен завод по производству МДФ мощностью в 10 раз превышающей мощность завода в Мортке. Это сильно повлияло на рынок и цены. На сегодняшний день цена на плиту МДФ упала на 40%. На этом рынке идет реальная конкурентная борьба между основными игроками. Все это сказывается на работе нашего завода. Но мы пытаемся сохранить завод в рабочем состоянии: уже решили вопрос по обеспечению ресурсной базой, снизили себестоимость за счет собственной лесозаготовки. Сейчас серьезно повлияли на сам технологический процесс с целью снижения расходов и повышения эффективности. Запустили установку пылесжигания, что позволило решить, в том числе, и экологические проблемы.
 
– Уже больше двух лет власти ХМАО пытаются спасти этот завод. В том числе в 2010 году в руководство управляющей этим заводом компании – ООО «Завод МДФ» - были привлечены новые менеджеры. Они уже ушли с завода, а вы недавно пытались взыскать с них в суде средства за так называемый ущерб от неэффективного управления. Конечно, в этой истории у каждого своя правда, но факт – налоговая подала иск на банкротство завода. Как так получилось?
 
– Проблемы завода власти решают с момента его запуска. У компании накопились долги, которые в настоящее время составляют более 200 млн рублей. Это задолженность поставщикам смолы, по налогам, местным поставщикам древесины. Также есть проблемы с компанией «Меридиан», которая дала займ бывшему менеджменту  для пополнения оборотных средств завода. Отмечу, что с этой компанией был заключен кабальный договор по сбыту продукции, с большим дисконтом. И именно это звено подвело тот бизнес-план, который хотели реализовать бывшие руководители.
 
– Недавно депутаты озвучили, что завод МДФ получит из бюджета 140 млн рублей субсидий, это на погашение долгов?
 
– Долги – это  проблема, которая остается за менеджментом завода. А данное субсидирование  предусматривается на обеспечение его дальнейшей бесперебойной работы. Размер выделяемых субсидий зависит от объема отгруженной продукции. На сегодняшний день есть ряд общих проблем среди всех лесопроизводителей Югры. Это удаленность от потребителей и слабая ресурсная база, требующая больших инфраструктурных затрат. Соответственно, правительство четко понимает, что здесь нужна поддержка абсолютно всех лесопроизводителей. Сейчас разрабатывается программа по развитию лесопромышленного комплекса, которая, в том числе, включает в себя мероприятия по оказанию данной поддержки.
 
– Каковы перспективы у Мортки?
 
– Многие небольшие заводы по производству МДФ в средней полосе России останавливаются, потому что работают уже в убыток. Какие-то на подходе к этому, так как работают в ноль. Я думаю, что многие уйдут с рынка. Тогда цена, возможно, пойдет вверх. Необходимо подождать порядка одного года. Окружная поддержка завода обеспечит его стабильную работу в этих сложных условиях. С другой стороны, я убежден, что идти дальше по ранее запланированным проектам – строительство дополнительной линии по производству ДСП и МДФ – неперспективно. Это связано с тем, что есть определенный избыток данной продукции на рынке. Тот же завод «Югра плит» в ХМАО намерен расширять свое производство по этому направлению. В настоящее время рассматриваются варианты дальнейшего развития завода в новых рыночных условиях с учетом имеющейся ресурсной базы.
 
– Для новых проектов нужны будут деньги, банки вам будут давать?
 
– Почему нет? Мы со всеми банками провели реструктуризацию долгов. В сентябре прошлого года завод МДФ стоял, но нам удалось убедить «Запсибкомбанк» выдать кредит в размере 75 млн рублей на его запуск. Естественно, банк сомневался. Но в итоге кредит был выдан и уже в феврале погашен. Сейчас кредитный портфель фонда составляет 250 млн рублей, кредиты реструктуризированы. Если проект имеет понятную экономику и источники возврата средств, то инвестор всегда найдется.
 
– Что касается ваших птицефабрик. Почему «Боровская», которая считается лидером на рынке по производству яиц, находится, грубо говоря, не в самом лучшем состоянии? И не жалко ее продавать?
 
– Актив очень хороший и для инвесторов привлекательный. Сегодня там проведена реструктуризация кредитного портфеля. После назначения нового директора птицефабрика «Боровская» увеличила производство и продажу яиц на 20% по сравнению с прошлым годом. Объясню, почему там были сложности. Была использована следующая схема реализации яйца. Две наши птицефабрики – «Челябинская» и «Боровская» - должны были реализовать продукцию через созданный инструмент - торговый дом «Боровский», который должен был осуществлять скоординированную продажную политику и заниматься исключительно продажами. Однако торговый дом начинает в какой-то период приобретать непрофильные активы на деньги птицефабрик. Появляются «Сибирский осетр», «Модный дворик», осуществляются инвестиции в представительства, мясокомбинат в Тюмени, который прекратил свою работу. То есть он начинает активно вести деятельность, не связанную с его основной задачей. Все это подорвало финансовое состояние птицефабрик и самого торгового дома.
 
Что касается приватизации. Птицефабрика «Боровская» – очень интересный актив. Она остается лидером по производству яйца, у нее хорошая производственная база. Но моя позиция – государство не должно заниматься ведением бизнеса. Государство в лице округа вошло в этот проект для того, чтобы поддержать сельхозпроизводителей после кризиса 1998 года. Оно свою часть обязательств выполнило. В данный актив было инвестировано около 3 млрд рублей бюджетных средств на модернизацию производства. Дальше нужно выстраивать нормальные рыночные процессы на предприятии, и заниматься этим эффективней сможет частный собственник.
 
– Депутаты думы ХМАО начали обсуждать ситуацию с именными выплатами детям, родившимся в ХМАО после 2000 года. Источник этих выплат – Фонд поколений. Первые обсуждения показали, что выплаты будут не такими значительными, как ждут югорчане…
 
– В этом процессе фонд – это в большей степени исполнительный орган. И со своей стороны мы провели анализ нормативной базы. Исходя из действующего законодательства не определён порядок и условия осуществления выплат. Если исходить от ставки МРОТ 100 рублей и учитывать накопленные проценты, определенные попечительским советом фонда, то сумма первых выплат на каждого человека должна составить 12 тыс рублей. Для кого-то это интересная сумма, для кого-то нет. Необходимо отметить, что в фонде отсутствует информация по учету лиц, которые подпадают под данные выплаты. Также отсутствуют резервные фонды. Соответственно эти пробелы необходимо заполнять.
 
– Эксперты говорят, что МРОТ можно интерпретировать по-разному, в том числе взять за основу не 100 рублей, а тот МРОТ, который согласует трехсторонняя комиссия с работодателями, – более 10 тысяч…
 
– Есть федеральное законодательство. Там четко прописаны определения и размеры МРОТов: есть МРОТ для социальных выплат – это 100 рублей, а есть МРОТ на все остальные цели – его размер составляет более 4 тыс. рублей. У нас в окружном законе о выплатах прописано, что осуществляются социальные выплаты. Соответственно, они попадают под тот МРОТ, который имеет социальное назначение.
 
– Вы же понимаете, что 12 тысяч рублей – это не та сумма, которую ждут люди?
 
– Мнений относительно размера и механизма выплат очень много. Но нужно выбрать единственный. Который устроит всех и будет обеспечен необходимыми источниками. Я считаю, что эти целевые денежные выплаты – это то, от чего отказываться нельзя. А сумма, порядок выплат, нормативная база  – это сложный, но решаемый вопрос, который требует определенной проработки. И опять же, необходимо учитывать интересы и ожидания югорчан. Ведь цель этого проекта изначально состояла в том, чтобы обеспечить привлекательность Югры для жизни людей. На сегодняшний день это одна из программ, из-за которой люди остаются жить в регионе. Окружное правительство, депутаты ведут консультации, и окончательное решение за ними. Поэтому предлагаю всем набраться терпения и дать возможность принять одно правильное решение на долгие годы вперед. Нам дали три года, чтобы сделать фонд рентабельным.
 
– Сегодня источник выплат – это фонд поколений. Сможете ли вы выполнить обязательства по ним?
 
– Чтобы ответить на данный вопрос, давайте сначала определимся с размерами целевых выплат. Если размер выплат останется на уровне 12 тыс. рублей на человека, то, исходя из наших расчетов, имеющиеся активы фонда при эффективном управлении ими позволяют их осуществить.
  
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...