Полицейский метод: если убийство портит статистику — свалите все на покойника

«Странная логика: человек бьет себя дубинкой по голове, режет вены, забинтовывает руку. Не убив себя, вешается на собственном шарфике»

Размер текста
-
17
+

В конце февраля во многих криминальных сводках появилось сообщение о смерти 26-летнего Юрия Семенова. Тело молодого человека было обнаружено на территории Удельного парка в Санкт-Петербурге. В карманах погибшего — паспорт и справка о регистрации в студенческом общежитии. Как сообщалось тогда, погибший решил свести счеты с жизнью и повесился на собственном шарфе. Информационные сообщения закачивались официально: «Причины самоубийства выясняет следствие». С того трагического дня прошло более месяца. Но до сих пор тело Юрия Семенова не предано земле, а его родители пытаются узнать, пусть и страшную, но правду о смерти сына. В официальную версию суицида они не верят. Верите ли вы — станет понятней после прочтения материала «URA.Ru».

Юрий Семенов родился и жил в Невьянске. Окончив школу, поступил в Челябинскую академию культуры. Учился хорошо, но хотелось большего. Поэтому три года назад перевелся в Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств. В Питере жил в студенческом общежитии, хорошо учился, получал стипендию. Успевал подрабатывать в McDonalds, посылал деньги маме. 21 февраля около полуночи вышел прогуляться в Удельном парке, который находится рядом с общежитием на Ланском шоссе. Но домой в тот вечер Юрий не вернулся, а наутро был обнаружен повешенным на собственном шарфе.

Мама молодого человека, Валентина Семенова вылетела в Питер. И сразу же столкнулась с серьезным препятствием: ей очень долго не удавалось попасть на опознание. Вот как описывает хождение несчастной женщины по отделениям полиции Санкт-Петербурга отец погибшего юноши Владимир Шаров. «Сначала ей объяснили, что на опознание надо прийти с представителем полиции. Затем отказались дать разрешение, мотивируя это тем, что в опознании нет необходимости, раз при погибшем был паспорт и справка из общежития. Затем запретили опознание в связи с тем, что до вскрытия — не положено».

Параллельно выяснились разнообразные неточности и странности. Например, в полицейском протоколе с места происшествия было указано, что погибший — мужчина 40 лет, рост 175 см. Тогда как Юрию Семенову совсем недавно — 5 февраля — исполнилось 26 лет, да и ростом он был повыше — 182 см.

Тело сына Валентина Семенова увидела после вскрытия, когда была названа официальная причина смерти: острая дыхательная недостаточность и асфиксия. В заключении нет ни слова о крупной гематоме в области темени и припухших губах, ссадинах, царапинах на руках и сбитых костяшках пальцев, повязке, которая была наложена на левое запястье. На прощании с Юрием, которое состоялось 28 февраля в университете, и студенты, и педагоги также обратили внимание на следы, которые, по их мнению, свидетельствовали о насильственном характере смерти.

Валентина Семенова сразу же подала в следственный комитет Санкт-Петербурга заявление-ходатайство о возбуждении уголовного дела и требование о повторной судебно-медицинской экспертизе. «Где же логика? Сын сбивает себе руки, губы, бьет себя дубинкой по голове, режет вены, забинтовывает руку. Не убив себя, вешается на собственном шарфике?» — рассуждает Владимир Шаров.

Тело Юрия, благодаря денежной помощи университета и его друзей-студентов, в цинковом гробу было отправлено в Невьянск. Но надежды на объективное расследование факта гибели молодого человека остались в Санкт-Петербурге. А родители Юрия Семенова столкнулись с неповоротливым и бездушным механизмом полицейского расследования.

Сначала маму молодого человека долго и старательно убеждали в том, что у ее сына было множество причин покончить жизнь самоубийством. Поняв, что просто так убедить Валентину Юрьевну в совершении ее сыном самоубийства не получится, питерские следователи откровенно заявили: «Ваш сын иногородний, а у нас по 150 нераскрытых дел на человека».

С большим трудом родителям Юрия Семенова удалось получить разрешение на повторную экспертизу. Причем, произошло это только после того, как отец молодого человека обратился за помощью к Владимиру Жириновскому, а в правоохранительные органы Свердловской области обратился депутат областной Думы Денис Сизов.

Но даже вмешательство депутатов не сильно ускорило процесс, поскольку, как верно заметил Владимир Шаров, «существующий закон очень помогает преступникам скрывать следы преступлений». Для того чтобы провести повторную экспертизу по месту нахождения тела, в Невьянске, следственным органам необходимо получить первичное заключение. Оно пришло только через месяц после смерти Юрия. Причем акт судебно-медицинской экспертизы, проведенной врачом Александром Яшиным, был подписан Виталием Сысоевым. Но, как бы то ни было, этот документ стал основанием для проведения повторного исследования.

Оно состоялось в минувшую пятницу. Официальные результаты буду направлены в следственный отдел по Приморскому району Санкт-Петербурга СУ СК РФ. Однако родственники погибшего Юрия, присутствовавшие на повторном вскрытии, сомневаются, что им удастся добиться возбуждения уголовного дела и расследования факта гибели молодого человека. Слишком много времени прошло с момента смерти, и даже следы насилия, что были на теле, теперь уже не видны. Это неофициально заявил заместитель начальника Кировградского межрайонного следственного отдела Константин Делидов, подтвердил и брат Юрия, наблюдавший за процедурой.

Родственники погибшего Юрия Семенова считают, что «усиленное торможение», которое включалось на всех этапах, начиная от опознания тела и заканчивая отправкой результатов экспертизы, объясняется нежеланием питерских следователей брать на себя еще одно — 151-е — дело. А мама погибшего переживает, что «даже отпеть и похоронить его мы не можем, пока не доказано, что его смерть — не самоубийство».

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...