«54% россиян не хотят новых партий, а 25% эта тема вообще не интересует»

И ради этого были Болотная и проспект Сахарова? Именитые политологи бьют в набат: прощальный подарок президента Медведева вызывает тоску и уныние

Размер текста
-
17
+
Зимние митинги 2011-2012 годов стали самыми массовыми за последнее десятилетие, и власть отреагировала на запрос - перед сложением полномочий президент Дмитрий Медведев провел масштабную политическую реформу. Спустя два года возник вопрос: то ли людей не так поняли, то ли митингующие передумали?

До единого дня голосования 2013 года — всего пять недель. Выборы пройдут по правилам, которые россияне отстояли (отмитинговали) по всей стране в декабре 2011 — марте 2012-го. Вот только народного ликования по этому поводу не происходит. Власть пошла на уступки, но спустя два года снова ропот: «Это не то, о чем мы просили». Федеральные политологи собрались на одной площадке, чтобы выяснить, почему многопартийность не дает россиянам счастья, кто дискредитировал возвращение политических свобод и какая партия должна появиться в стране, сделав ее жителей более счастливыми.

Главной новацией проходящих выборов, безусловно, является федеральный сигнал местным элитам — обеспечить максимальный допуск оппозиции на выборах. Просто поняли этот месседж не во всех субъектах страны. Издержки коммуникаций.

Главные интриги предстоящих в стране выборов, коллизии внутренней политики, многопартийности, и то, какая Государственная Дума нас ждет в 2016 году, обсуждали вчера ведущие московские политологи и социологи. Рефреном сквозило разочарование в новой политической реформе, которая в 2011 году была объявлена тогда еще президентом Дмитрием Медведевым: о переходе к упрощенному порядку регистрации партий. Теперь выясняется, что людям эти перемены были не нужны.

Директор фонда «Общественное мнение» Александр Ослон заявил, что замеры ФОМа дают следующие результаты: 54% респондентов не хотят большого количества партий, а 25% опрошенных эта тема вообще не интересует. «То есть энтузиазма у людей минимум», — поясняет социолог. При этом проголосовали бы за другие партии, кроме традиционных четырех брендов («ЕР», «КПРФ», «ЛДПР», «СР») — только 2%. Опрос проводился 27-28 июля, опрашивалось 3000 респондентов по всей России.

Президент Коммуникационного холдинга «Minchenko consulting» Евгений Минченко объясняет такую тенденцию усталостью людей от одних и тех же «физиономий»: «Наши фокус-группы показывали, что новые партии людям нужны, потому что они хотят видеть новых политических деятелей. А что на самом деле происходит? Появляется новая партия, но лица все те же самые. Вот пример: представитель „Гражданской платформы“ в Иркутске — Владимир Матвиенко — до этого он состоял в трех или четырех других партиях».

По мнению Минченко, в обществе сейчас появился острый запрос на политиков-харизматиков, а их за редким исключением пока нет, при этом создается много манипулятивных проектов среди новых партий. «И эта фальшь тоже чувствуется. Все эти проекты-франшизы, под которые создают партию, а потом продают возможность использования в регионе ее бренда. Большое количество спойлеров у той же КПРФ», — рассказывает президент коммуникационного холдинга «Minchenko consulting» и обращает внимание на целый ряд перспективных электоральных ниш, которые сегодня еще не заняты партиями.

В качестве примера он приводит отсутствие партии регионалистов, представляющей интересы регионов-доноров, которая, на его взгляд, была бы очень востребована. Но ему тут же на это возражает руководитель Департамента региональных исследований Фонда развития гражданского общества Виталий Иванов: «Нет, ни в коем случае. Это вредно», — жестко обрывает он своего коллегу, очевидно, боясь, что новая политическая сила приведет к региональному сепаратизму.

Сам Иванов уверен , что в России возможна только «полуторапартийная система», в которой есть одна доминирующая партия. «А все остальное это некий, скажем так, партийный кордебалет, который может быть малочисленным, а может быть многочисленным», — уточняет политолог.

По его мнению, сейчас на этих региональных выборах мы наблюдаем дискредитацию политической реформы. «Новые партии выдвигают списки спустя рукава, очень мало кандидатов, а некоторые, заявившись иногда вообще пропадают, даже не предоставив документы в избирком. Если все будет оставаться так, как сейчас, то на следующих парламентских выборах пойдут все те же привычные партии. Ну, может быть, если только будет целенаправленно поставлена задача, то действительно, какую-то пятую партию внесут на руках в Госдуму. Сами они не способны на это», — выносит жесткий приговор непарламенсткой оппозиции Виталий Иванов.

«Оппозиционеры почему-то воспринимают политическую реформу, как открытые двери: якобы власть сама будет отдавать регионы и места в региональных парламентах, чтобы подтвердить, что выборы конкурентные. Отсюда некие иллюзии, что нужно просто оказаться в нужное время у подъезда, где тебе насыпят в мешочек голосов», — по-своему объясняет феномен вялости новых политических сил эксперт из Финансового университета при Правительстве РФ Константин Симонов.

По его мнению, такой настрой у оппозиции сформировала показательная избирательная компания в Москве, где Навальному создали максимально комфортные условия с удобным электоратом-хипстерами. «Поэтому оппозиция в регионах попадает в эту ловушку, думая, что по этой формуле их будут пускать в местные парламенты без какого-то боя», — делает вывод Симонов.

Между тем на вопрос «URA.Ru», были ли все-таки сигналы из федерального центра региональным властям о том, чтобы те обеспечили на выборах максимальное присутствие оппозиции, политологи ответили утвердительно.

При этом директор ФОМ Александр Ослон попытался пояснить «URA.Ru» сложную технологию доведения «указов сверху»: «Есть такая иллюзия, что когда сигнал отправляется сверху, то он доходит до низу мгновенно. Но это абсурд. На самом деле для того, чтобы этот сигнал был воспринят и чтобы процесс наладился на основе этих сигналов — должно столько этапов пройти. Элиты, во-первых, должны, это услышать (не все сразу все слышат), потом понять, что это к ним обращаются, что это не шутка. Что это все серьезно. Потом попытаться разобраться, что же это значит. Потом посмотреть на соседей: а как они воспринимают эти знаки свыше. Это долгий процесс. Поэтому когда начальник, директор, президент, председатель дают команду, в армии это хорошо известно, команда долго идет. А пока она дойдет и будет воспроизводиться, то уже может появиться и другой сигнал».

Для иллюстрации того, как команды из федерального центра доходят до регионов, стоит напомнить, что только на выборы в региональные парламенты в 39 случаях партиям уже отказано в регистрации своих списков. Наибольшее количество отказов при этом получили партии во Владимирской области (6), в Хакасии, Архангельской, Кемеровской, Ростовской областях (по 4 отказа), Иркутской и Ярославской областях (по 3). Чаще всех отказывали Трудовой партии России, Аграрной партии (по 4), РПР—ПАРНАС и Партии садоводов (всем — по 3). По два отказа получила большая группа непарламентских партий, среди которых «Яблоко», «Гражданская платформа». Учитывая отказы на выборах губернаторов, суммарно лидером по отказам стала «Гражданская платформа».

При этом, по мнению политолога Евгения Минченко, все шансы на победы от «Гражданской платформы» есть у Ройзмана в Екатеринбурге: «Тут многое будет зависеть от того, как будет выстраивать кампанию партия власти, потому что там есть личностные ограничения господина Силина и внутриэлитные противоречия», — поясняет Минченко.

Напомним, что 8 сентября выборы разных уровней пройдут в 80 субъектах страны. Губернаторов изберут в десяти регионах, при этом в двух — Ингушетии и Дагестане — главы будут избраны депутатами из числа предложенных президентом кандидатов. Депутатов Законодательных собраний изберут в 16 регионах, городские Думы — в 12 областных центрах.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...