26 июля 2021

«Барак, успокойся. Падать будем вместе»

Уральский бизнес не боится санкций Запада: декларации президента США и запросы корпораций существуют отдельно

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Это последняя геополитическая партия Барака Обамы на посту президента США. Которая может привести к серьезным последствиям, если его не остановят фото – Александр Мамаев
статья из сюжета
Санкции против России вообще и Урала в частности

Перспектива введения США и ЕС дальнейших экономических санкций в отношении России — самая обсуждаемая тема последних недель. Экспертное сообщество разделилось на две группы: одни говорят, что, оказавшись за «железным занавесом», страна потеряет темпы развития, которые только начала набирать. Другие бравируют и рассуждают на тему «тогда им прилетит в ответ». Чего больше всего боятся промышленники, с каких проектов началась гонка вооружения и что за этим последует — читайте в материале «URA.Ru».

Тайна за семью печатями

После публикации «черных списков» США и ЕС в отношении физических лиц и банка «Россия» стало понятно, что «обмен любезностями» может затянуться. Эксперты замерли, а в различных секторах экономики начала появляться противоречивая информация о внезапных проблемах.

Представитель западной компании, поставляющей в Россию оборудование неразрушающего контроля, диагностические комплексы и другую высокоточную электронику на условиях анонимности рассказал «URA.Ru» о временной «заморозке рассмотрения заявок российских промышленных предприятий». «Поправку Джексона-Вэника (поправка к закону о торговле США, ограничивающая торговлю с рядом стран) никто не отменял. Есть ряд стратегических отраслей, где „гонка вооружения“ никогда не отменялась. Штаты от России мало в чем зависят: да, есть лучший в мире титановый сплав, есть проданная крупнейшему зарубежному производителю электроники российская технология создания алмазоподобных покрытий, повышающих износостойкость режущих инструментов в десятки раз, есть РД-180, но нет огромного количества продукции высокого передела», — перечисляет он.

РД-180 — ракетный двигатель закрытого цикла с дожиганием окислительного генераторного газа после турбины, оснащен двумя камерами сгорания и двумя соплами. Был разработан в КБ «Энергомаш». Именно этот двигатель используется для выведения на орбиту американских спутников. Чтобы поставки экспортного двигателя в США были возможными, создана сложная структура, при которой РД-180 считается совместным производством Pratt&Whitney и НПО «Энергомаш», но все производство локализовано в России. Компания «Локхид Мартин» заявила о намерении заказать не менее 101 двигателя РД-180 для использования в составе ракетоносителей «Атлас 3» и «Атлас 5» (первый запуски в 2000 и 2003 году, соотвественно). По состоянию на июнь 2011 года в США поставлено половина от заказа — свыше 50 серийных РД-180. Говоря о сотрудничестве в этом секторе, нельзя не вспомнить, что на Международную космическую станцию американские астронавты доставляются на российских кораблях.

Примечательно, что именно вопрос космического сотрудничества первым был затронут после публикации списка лиц, в отношении которых будут применяться санкции. Наблюдатели полагают, что это вежливый способ напомнить партнерам о невозможности односторонней запретительной политики. Член консультативного совета НАСА Джон Логсдон в интервью «Франс-пресс» заявил, что в космической сфере США в большей степени зависят от России, чем РФ от США. «Существует значительная взаимозависимость в том, что касается обеспечения функционирования МКС. Не думаю, что станция сможет успешно работать без поддержки американского центра управления полетами, расположенного в Техасе. Российской стороне необходима поддержка американской стороны, но не в такой степени, в какой Россия необходима США при осуществлении программ в космической области», — сказал Логсдон.

Российские власти никаких публичных заявлений на эту тему не делали. Однако ранее первый вице-премьер России Дмитрий Рогозин, курирующий ракетно-космическую отрасль, говорил, что возможные санкции лишь заставят российскую оборонную промышленность «работать лучше». Этот посыл многие эксперты «URA.Ru» прочли одинаково: страна начинает гонку вооружения, которая может стать драйвером российской экономики. Это означает увеличение финансирования ОПК, создание новых НИОКР.

Не случайно в Свердловской области официально объявлено, что промышленная политика будет развиваться с акцентом на ОПК. Губернатор Евгений Куйвашев говорил об этом с представителями крупного бизнеса на заседании президиума СОСПП. На усиление оборонки был сделан акцент и в его программной статье, опубликованной в «Областной газете» на прошлой неделе.

Посещение УТЗ. Вексельберг и Куйвашев, куйвашев евгений, вексельберг виктор, владелец ренова, президент сколково, губернатор свердловской области

Если военно-промышленный комплекс должен стать флагманом экономики в масштабах страны, то совершенно понятно, почему именно этот сектор обещают первым перевести на шестой технологический уклад. На этой неделе Рогозин сделал заявление о работе по внедрению аддитивных и лазерных технологий в ОПК. Растиражированное журналистами обещание начать «печатать танки» означает, что в России начинает формироваться новый рынок.

И серьезный профильный кластер может быть создан на Урале. В прошлом году на базе УрФУ появился «Региональный инжиниринговый центр» (РИЦ), который должен заниматься проектами лазерных и аддитивных технологий. «Американцам не нужны конкуренты в этой сфере. Они тщательно скрывают свои разработки. Если вы попытаетесь зайти на сайт института 3D-печати с российского IP-адреса, вы будете заблокированы. Они пытаются контролировать процессы появления этих технологий в России», — знает источник.

Стратегическим партнером РИЦ стала американская IPG Photonics Corporation — корпорация, которая занимает около 70% мирового рынка лазерной и волоконной техники. 3D-технологиями она не занимается вообще, но очень хочет выйти на этот рынок. Можно предположить, что американская компания с капитализацией $3,5 млрд получит эксклюзивные права на технологию. «В сфере аддитивных технологий у нашего государства нет такого богатого опыта, но конкуренция сегодня настолько велика, что вряд ли кто-то согласится раскрывать секреты. Наоборот, информация все чаще закрывается, поскольку из научно-прикладной превращается в стратегическую, касающуюся космоса и вооружений. Если раньше я осторожно говорил „мы будем делать“, то сейчас уверен: мы сделаем вместе с IPG машину, которая позволит в разы увеличить производительность по сравнению с зарубежными аналогами», — заявил в интервью журналистам гендиректор РИЦ Алексей Фефелов.

Совместные интересы есть и в атомной промышленности. Пакет зарубежных контрактов Росатома сегодня составляет 20 энергоблоков, обсуждается возможность строительства еще примерно 40 блоков АЭС. Российские специалисты построили уже два энергоблока на Тяньваньской АЭС в Китае, идет строительство энергообъекта в Индии. Следующий на очереди проект будет начат во Вьетнаме, где подписан контракт на четыре блока на одной площадке, но их число иностранные партнеры хотели бы увеличить. На площадке в Турции завершаются подготовительные работы.

Коллегия министерства иностранных дел. Екатеринбург, китайские делегаты

Несколько проектов будет реализовано в Европе: два энергоблока будут строиться «Росатомом» в Венгрии. При этом, контракт без тендера был уведен из под носа у французов, что спровоцировало скандал в ЕС.

В Свердловской области работает несколько закрытых предприятий, входящих в госкорпорацию «Росатом», которые являются крупными игроками международного рынка. «Всем атомным станциям нужно поставлять топливо. Производит его новоуральский электрохимический комбинат. Мы сейчас не работаем по высокообогащенному, оружейному урану и производим только топливо для атомных станций. У нас один из крупнейших в мире комбинатов. Есть даже такая шутка, что если остановить все остальные заводы, то один только новоуральский сможет обеспечить топливом все станции мира», — рассказал «URA.Ru» мэр закрытого города Владимир Машков. Он также напомнил, что некоторое время назад в ЗАТО было создано совместное российско-казахстанское предприятие по обогащению урана.

«Недавно у нас закончился международный проект „ВОУНОУ“ по сокращению ядерных вооружений. Высокообогащенный уран перерабатывается в низкообогащенный. Русские ученые жили и работали какое-то время в Америке, а специалисты из США осуществляли эту работу у нас в Новоуральске. Там было некоторое количество боеголовок, которые нужно было переработать», — рассказывает Машков.

Мухи отдельно — котлеты отдельно

Черепанов Михаил, первый вице-президент СОСПП, пумпянский дмитрий, черепанов михаил

Директор Института экономики УрО РАН Александр Татаркин говорит, что присоединение Крыма — это исправление президентом ошибки, допущенной генсеком Хрущевым. «В основе всех этих событий лежат более глубинные политические процессы. Но реакция мирового сообщества вполне объяснима. Сейчас, когда дискуссия переходит в плоскость взаимных санкций, многие забывают о том, что и Европа с Россией, и США с Азией — все мы связаны экономическими отношениями», — говорит Татаркин. Прогнозировать варианты развития ситуации и степень ее влияния на уральский промышленный сектор и он, и другие опрошенные эксперты отказываются.

По итогам 2013 года импорт из Соединенных Штатов Америки в регионы УрФО, по данным Уральского таможенного управления, составил 843,8 млн долл. США, что составляет 12,8% от общего количества поставок из дальнего зарубежья. При этом США находится на третьей позиции по объему импорта после Германии и Китая. Что касается экспорта, субъекты РФ, входящие в УрФО, поставили американским партнерам товаров, сырья и оборудования на сумму 1,6 млрд долл. США. Это 11,7% от общего объема. США являются первыми потребителями продукции уральских регионов после Нидерландов и Турции.

Коллегия министерства иностранных дел. Екатеринбург, соболев андрей

Александр Харлов, который до августа прошлого года занимал пост министра международных и внешнеэкономических связей (ММиВЭС) Свердловской области, отмечал, что в регионе снижается зависимость от экспорта: в 2007 году его доля в ВРП составляла 44%, а в 2012 году — уже 22%. Действующий глава ММиВЭС Андрей Соболев говорит, что львиная доля экспорта — это металл, а импорта —оборудование. «Практически у каждого крупного российского предприятия есть устойчивые связи за рубежом, трансферт технологий. Не стоит забывать о том, что у международных корпораций также существуют интересы на Урале — это и Siemens, и Boeing. К вопросу о применении санкций в отношении России. Единственные санкции, которые мы видели — это решения в отношении отдельно взятых лиц. Других я не наблюдаю. Мне сложно говорить о том, что будет. Можно предположить, что сведется к ужесточению правил экспортных поставок, но кто от этого выиграет? Я считаю, абсолютно неправильно и даже вредно говорить о том, что какое-либо наше предприятие может вдруг отказаться от исполнения достигнутых договоренностей с западными партнерами», — говорит Андрей Соболев.

С ним соглашается представитель крупной металлургической группы с активами на Урале, пожелавший остаться неназванным. «Ожидать можно чего угодно. Тут самое главное самим себя не запугать. Пока те санкции, которые объявлены, на производственную сферу могут повлиять слабо и очень косвенно: через возможное повышение стоимости кредитования, которая и так достаточно высока. Что будет дальше, трудно сказать, но я не ожидаю, что санкции будут направлены на ограничение экспорта», — говорит эксперт. И добавляет, что его гораздо больше сейчас беспокоит общая рыночная конъюнктура. Впрочем, снижение цен по отдельно взятым группам товаров — это не драма. Прошлый кризис показал, как можно выживать при худшей конъюнктуре и по нефти, и по металлам.

«Перед тем как принять решение по Крыму, Кремль провел серию важнейших консультаций с крупнейшими экономическими структурами. Не нужно думать, что российские власти недооценили риски. Что военная и геополитическая составляющие вышли на первый план. Уверяю вас, анализ был проведен очень глубокий. Да, крупному бизнесу не особо нравится экономика сейчас, но если по ключевым вопросам в итоге было достигнуто понимание, значит, баланс найден. Кстати, многие игроки позиционируют себя в этой ситуации как международные, а значит, они не должны слепо исполнять волю правительства одной из стран. Мы видим сейчас такие настроения: бизнес — отдельно, политика — отдельно», — знает высокопоставленный источник «URA.Ru».

Коллегия министерства иностранных дел. Екатеринбург, офрихтер евгений
Глава уральского представительства ЕБРР расставил все точки над «i»: работа будет продолжена, кредитная организация ждет новых заявок от уральского бизнеса

Косвенно это подтверждается заявлениями крупнейших ивнестиционных банкиров, которые несмотря ни на что озвучивают бизнесу посыл о готовности сотрудничать по максимально широкому спектру направлений. Сегодня на расширенном заседании коллегии ММиВЭС глава представительства ЕБРР в УрФО Евгений Офрихтер выступил с предельно коротким сообщением, воспринятом пристутствующими на «ура». «Россия более 20 лет является партнером ЕБРР. Россию никто не исключал и исключит. Мы намерены продолжать работу, мы открыты, мы готовы сотрудничать», — сказал он.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...