19 октября 2021

Теперь у Ройзмана есть свое «кладбище»

Расшифрованы «черные ящики» фонда "Город без наркотиков". Публикуется впервые

© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
До сегодняшнего дня у мэра Екатеринбурга было несколько собственных тюрем. Теперь есть доказательства о сотнях «личных» могил фото – Владимир Жабриков, Александр Ельчищев

По имиджу Евгения Ройзмана как спасителя и благотворителя нанесен серьезный удар. В редакцию «URA.Ru» попала служебная информация фонда «Город без наркотиков». Она должна была быть уничтожена, но оказалась спасена и стала отправной точкой для двухмесячного журналистского расследования. По его итогам можно смело говорить об эффективности реабилитации, оценивая 15-летнюю работу ГБН языком беспристрастной статистики. Цифры до сих пор не публиковал никто. Сколько реабилитантов Ройзмана сидит в тюрьме, сколько лежит в земле, сколько продолжает колоться и сколько денег все они должны фонду — читайте в материале нашего агентства.

В редакцию «URA.Ru» попала уникальная информация, о которой вряд ли не знал, но точно не хотел говорить Евгений Ройзман. Один из так называемых «ключников» фонда «Город без наркотиков» принес электронную базу, в которой руководители ГБН вели финансовый и статистический учет своих реабилитантов мужского пола. «Ее уничтожили, а я восстановил данные на диске и сохранил на всякий случай», — сказал гость.

Материал весьма любопытный с учетом того, что напротив фамилии каждого «пациента» имеются специальные пометки о количестве «ходок» в фонд, побегах (а убегали примерно 70% реабилитантов), номерах договоров, оплате содержания и даже долгах. Последнее вызывает особый интерес, поскольку суммы указаны немалые. Всего в должниках числятся более 360 человек. По какой-то причине они оказались должны неким кредиторам кто 170, кто 200, кто 300, а кто и 700 тысяч рублей. Тот, кто передал базу в распоряжение агентства, к сожалению, не был посвящен в криминальную экономику прежнего руководства ГБН и не знает, о каких долгах шла речь.


Большинство реабилитантов либо мертвы, либо сидят, либо колются. А их родственники понятия не имеют, за что они должны фонду

Корреспонденты «URA.Ru» попытались выяснить это самостоятельно. Два месяца мы потратили на то, чтобы отыскать бывших реабилитантов, значившихся в списках фонда. Как оказалось, практически все «должники» либо уже умерли, либо являются действующими наркоманами, а оставшаяся часть сидит по тюрьмам. Их родственники не могут объяснить природу «долгов».

«Я не знаю, что это за деньги. Я платила только за содержание несколько тысяч. Мой сын пробыл в фонде совсем недолго — дней 20. Потом он сбежал оттуда. Потом сел в тюрьму, вышел и снова сел. Я никогда не слышала о том, что он кому-то задолжал», — рассказала «URA.Ru» мать одного из бывших реабилитантов Демиса Алексанова, за которым числился самый внушительный долг — 700 тысяч 800 рублей.

Можно лишь предположить, что наркоманов ставили на счетчик за какие-то проступки и не исключено, что отрабатывать долги они могли на строительных работах (бывшие реабилитанты уже рассказывали, что их сдавали в аренду строителям в Березовске по тысяче рублей за человека в день) или криминальным способом (например, обворовывая цыганские коттеджи или подбрасывая героин). Возможно, не случайно в списке должников числятся такие колоритные личности, как сотрудник фонда Александр Мурзиков. В 2003 году во время совместной с полицией операции он прямо в подъезде изнасиловал молодую нянечку детского сада, вышедшую за хлебом. Наркотиков у девушки так и не нашли, но два дня удерживали в фонде.


В списке должников 376 фамилий. Ставить на «счетчик» в ГБН вполне могли за проступки, а отрабатывать заставляли на стройке. Это в лучшем случае

Если верить базе ГБН, то всего с 2002 года на реабилитации здесь побывало 2935 мужчин и юношей. Часто на различных встречах и в официальных заявлениях отец-основатель фонда Евгений Ройзман рапортовал об успехах организации и эффективности применяемых методик. При этом он никогда не уточнял, сколько конкретно людей благодаря ГБН смогли излечиться от наркозависимости. А три года назад в личной беседе с журналистом «URA.Ru» Ройзман признался в том, что не имеет соответствующей статистики. «Понимаешь, нет ее. Я могу сказать только, сколько у меня сейчас лежит на реабилитации. Вот они точно не колются», — заявил наркоборец.

Но истории бывших реабилитантов опровергают это утверждение. Пытаясь узнать их дальнейшую судьбу, «URA.Ru» связывалось с их родственниками. Рассказ отца уже ныне покойного Олега Мазеева из Норильска запомнился особенно.

Олега, которого папа сдал на реабилитацию в фонд, нашли мертвым 18 августа 2009 года в гаражном массиве неподалеку от мужского отделения ГБН на Изоплите. По данным из бюро регистрации несчастных случаев, мужчина умер от отравления наркотическим веществом. Как Олег мог оказаться в таком месте, да еще с паспортом в кармане — неизвестно до сих пор. Не знает ответа на этот вопрос и отец погибшего — Александр Мазеев. Ведь документы у наркоманов отбирали сразу при приеме, а охрану обещали такую, что «мышь не проскочит».

Пресс-конференция Евгения Ройзмана по поводу убийства. Екатеринбург, ройзман евгений
Евгений Ройзман не любит распространяться о судьбе реабилитантов ГБН. Неудивительно, похвастаться особенно нечем

«Я привез сына в Екатеринбург и сдал его в фонд на законных основаниях. Все было официально оформлено, все документы у меня есть. Заплатил взносы, какие надо, — рассказывает Мазеев и уточняет, что об отравлении наркотиками он узнал только спустя пять лет после смерти сына. Более того, с 2009 года отец знал лишь версию, озвученную ему сотрудниками фонда. С их слов, мужчина погиб от удушья — якобы не успел вовремя воспользоваться антиастматическим препаратом: не успел достать «пшикалку».

Удивительным образом, однако, подобные вещи сходили руководству фонда с рук. В 2005 году правоохранителями был вынесен отказной материал по факту смерти еще одного мальчика. Он был алкоголиком. Родители отдали его в фонд. Сын писал, жаловался, что его морят голодом и издеваются, просил его забрать. В конце концов отец приехал, но сотрудники ГБН убедили его не слушать «алкоголика» и оставить его на реабилитации. Мужчина уехал, а в этот же день его ребенок при проведении каких-то малярных работ якобы самостоятельно облил себя краской и поджег. Полиция даже не проводила проверку на предмет умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Пресс-конференция в
Новый президент ГБН Андрей Кабанов говорит, что первый раз в жизни слышит о долгах реабилитантов

Узники фонда умирали как на его территории, так и за его пределами, уже пройдя «реабилитацию». Так, только по данным Бюро регистрации несчастных случаев Екатеринбурга, уже погибло 268 выходцев из ГБН. Порядка 150 человек скончалось из числа иногородних «пациентов». 429 человек вскоре после реабилитации были судимы по статье 228 УК РФ (Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств). Получили судимость по другим статьям Уголовного кодекса еще 554 выпускников фонда. Порядка тысячи человек, пройдя реабилитацию, продолжают принимать наркотики. Что случилось с оставшейся полусотней человек, выяснить не удалось, поскольку многие из них приезжали лечиться в Екатеринбург из других регионов. Возможно, кто-то даже излечился от наркозависимости. Но уже совершенно понятно, что если такие и были, то их единицы.

«Я сам пришел в фонд, потому что хотел бросить. Что там происходило, мне очень не понравилось. Я ушел из ГБН и завязал без посторонней помощи», — признался один из бывших реабилитантов, ныне успешный юрист.

За два месяца расследования произошли кардинальные изменения в руководстве фонда. Вместо Ройзмана в публичной сфере ГБН начал представлять Андрей Кабанов. Мы обратились к нему за комментариями. По словам нового президента, фонд отслеживал и продолжает отслеживать судьбу своих реабилитантов после их выхода на «свободу». Однако оперативно предоставить данные он не смог, пообещав сделать это позже.

Не смог Кабанов прояснить и ситуацию по поводу долгов из базы данных. По его словам, он впервые слышит о списках должников. «Не было такого никогда в жизни. Оплата сначала взималась продуктами, потом стали брать деньгами. На сегодняшний день содержание стоит 400 рублей в день. То есть за месяц 12 тысяч. Откуда взяться сотням тысяч? А многие у нас вообще находятся бесплатно. Так что это какой-то вымысел», — резюмировал президент ГБН.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...