27 сентября 2021

Югорские мамочки могут расслабиться

В ХМАО придумали, как за три года устранить нехватку детских садов

Размер текста
-
17
+
Через три года югорчане могут планировать бэби-бум
Власти Югры пошли на эксперимент, который должен решить одну из самых острых проблем - нехватки детских садов. Детсады предложено строить по принципам государственно-частного партнерства. Под государственные гарантии в отрасль привлечены инвесторы, которые еще вчера и думать не могли, что будут заниматься такими проектами. Не за горами время, когда детские сады начнут конкурировать друг с другом и станут полноценным сектором рыночной экономики, полагает директор департамента экономического развития ХМАО Павел Сидоров.
 
- Павел Петрович, чья это идея - строить детские сады через механизмы ГЧП?
 
- Это идея губернатора. Мы раньше не думали, что так можно работать. Думали, что так нельзя – ну какой дурак придет строить детские сады? Но Наталья Владимировна это видение переломила.
 
- А у нее откуда такая идея и такая уверенность?
 
- От отсутствия средств в бюджете. Идея пришла в ходе обсуждений - что делать с проблемой детсадов. Этот вопрос затянулся, долгие годы решался полумерами. А сейчас мы за три года кардинально продвинемся в этом направлении, я в этом полностью убежден. Доведем охват детей с 5 до 7 лет до 97%, с 3 до 5 лет – до 92%. До 3 лет процент поменьше, но там и спрос меньше. Одним словом, сегодняшняя очередь – а это более 50 тыс. детей – через три года существенно уменьшится.
 
- Какую роль играет во всей этой цепочке Внешэкономбанк?
 
- Прежде всего, это федеральный институт развития государственно-частного партнёрства, который специализируется на реализации инвестиционных проектов с применением механизмов ГЧП. Госкорпорация «Внешэкономбанк» одной из первых поддержала начинания округа в этом направлении, у нее есть соответствующий опыт российского масштаба. Мы вышли на центр ГЧП в ВЭБ, оформили наши взаимоотношения и начали работать. С самого начала предложили госкорпорации обратить внимание на социальные проекты, так как российский опыт не изобиловал широкой практикой их реализации. И уже в процессе консультаций вышли на тот уровень, когда ВЭБу стало интересно входить в данные проекты. Что дает нам ВЭБ? Он, во-первых, предоставляет нам услуги по инвестиционному консультированию. Во-вторых, формирует пакет документов, необходимых для запуска этой системы. И в-третьих, он может выступить финансирующей организацией. Есть большой плюс – у ВЭБа как у государственной корпорации ресурсы сегодня дешевле, чем у других финансовых организаций. Отмечу, что для Внешэкономбанка участие в таких проектах – это тоже опыт и престиж. Если все получится – это будет положительный опыт и в их копилку.
 
- Один из ключевых показателей в реализации проектов ГЧП – это наличие гарантий субъекта РФ. На последнем заседании думы ХМАО некоторые депутаты выразили недовольство тем, что в бюджете 2012 года по этой статье предусмотрен минимум – 520 млн рублей…
 
- Мы считаем, что повода для волнений нет. Что такое гарантия? Это уверенность инвестора в том, что он получит средства на создание объектов. Под гарантией мы понимаем не только собственно государственную гарантию, которая представляется из бюджета округа как механизм поддержки инвестиционной деятельности. А всю совокупность мер, которые мы оказываем и закладываем и свои программы, и в бюджет.
 
В 2012-2014 годы в рамках программы «Новая школа Югры» мы предусмотрели средства на два вида поддержки. Первая – компенсация процентной ставки инвестору, который строит детские сады для округа. Вторая – расходы на выкуп этих детских садов с применением рассрочки. Средства заложены в бюджете, все объекты, которые по этой форме мы планируем строить, указаны в программе поименно. Депутаты все это могут увидеть в представленном бюджете на 2012 год.
 
- А сколько средств заложено на выкуп объектов?
 
- На 2012 год это 100 млн рублей. Почему заложено столько? Потому что инвесторы только начали строить объекты, и мы планируем, что до конца года они смогут передать один либо два детских сада. Уточню, что передача объекта предусматривается в течение двух лет. Соответственно, мы закладываем средства в бюджет с учетом планируемого ввода объекта в эксплуатацию. Это очень серьезная норма и мера, которую инвестор видит уже сегодня. Он может посмотреть в программу, увидеть детский сад, который строит, а раз он есть в программе – значит, будет принят на баланс муниципального образования. Это что – не гарантия? В нашем понимании – гарантия.
 
Второе. Мы приняли изменения в закон о госгарантиях, где для инвесторов, которые осуществляют в Югре строительство детских садов и школ, предусматривается льготная форма предоставления гарантий. Имеется в виду, что мы будем предоставлять таким инвесторам гарантии из бюджета без права последующего регрессного требования. Таким образом, инвестор, который строит детские сады, видит себя и свою исключительность по отношению к другим инвесторам. Потому что он может получить эту гарантию, и мы не будем требовать у него обеспечения гарантии. Это важно.
 
Третье. У нас программа государственных гарантий сформирована на очень большую сумму. Там, в том числе в бюджете текущего года, есть, как вы уже сказали, средства в размере 520 млн рублей на гарантии в области социально-экономического развития. Сейчас это одна строка, но со временем мы будем выбирать средства, и там уже появятся конкретные инвесторы и конкретные проекты. То есть мы будем рассматривать вопрос увеличения этой суммы, как только появится необходимость.
 
- Оппозиция говорит, что в итоге этой схемы детский сад будет не муниципальным, а платным. Чтобы окупить все затраты…
 
- Странная логика. Муниципалитет будет принимать решение. Но мы за то, чтобы эта отрасль стала частью экономики. Мы стремимся к этому, создаем конкурентную среду. Но сегодня у большого бизнеса нет интереса содержать детские сады и эксплуатировать их. А у малого бизнеса нет средств, потому что эти объекты финансовоемкие как по строительству, так и по содержанию. Экономика такова: одно место в детском саду стоит 1-1,2 млн рублей. То есть построить типовой детский сад на 300 мест – это 300 миллионов. Какой малый предприниматель сможет выкупить такой объект даже в рассрочку? Практически невозможно.
 
Поэтому сейчас мы готовим программу государственных гарантий в части поддержки таких учреждений за счет оказания помощи родителям, которые будут отдавать детей в детский сад. То есть малое предприятие или инвестор, который будет эксплуатировать объект, установит экономически обоснованную для себя цену на услуги, чтобы окупить свои инвестиции. А мы будем поддерживать родителей за счет государственного муниципального заказа. Таким образом, мы снимаем с себя обязанность по содержанию этих детских садов и так далее, но будем следить за тем, чтобы там оказывались качественные услуги.
 
- Получается, что мы выходим на ту же формулу, что сейчас действует в авиаперевозках. Полеты дорогие, но чтобы люди летали, мы субсидируем частную компанию…. Не проще выписать ежемесячную выплату родителям, чей ребенок не может пойти в детский сад из-за отсутствия мест? А он в свою очередь наймет няню или обратится к частнику, который организует группу пребывания детей… Такая практика есть в Перми.
 
- На мой взгляд, это временная мера, там нет качественной услуги. Там не происходит в полном объеме образовательный процесс, а это важнее даже, чем содержание детсадов. Что такое группа временного пребывания? Слабый надзор за этими группами. Сегодня-завтра не дай бог что-то случится – а отвечать некому. Это не есть хорошо. А вот если мы построим детский сад на условиях ГЧП, его при нашей поддержке примет муниципалитет, а потом передаст в аренду предприятию, которое будет его эксплуатировать, а мы будем формировать государственный и муниципальный заказ на услуги – это более идеальная цепочка.
 
Мы уже давно работаем по этой формуле, на условиях госзаказа, с вузами. Почему мы боимся делать это в детском дошкольном образовании? Туда просто в данный момент неохотно идет бизнес, потому что там серьезные требования, большие расходы. Но если мы финансово будем решать эти вопросы – я думаю, мы заинтересуем бизнес. Детсады станут отраслью экономики. Во всем мире так.
 
Я хочу отметить, что мы долго изучали опыт решения этой проблемы - как в России, так и в мире. Например, в Норвегии много детских садов, куда мамочки привозят своих детей. Но там дети спят в своих колясках, кушают свою еду. Там только пребывание, и государство не отвечает ни за качество еды, ни за качество сна. Предоставляют только место и присмотр – человека, который наблюдает. Но ведь нам это точно не подходит, менталитет другой.
 
- На прошлой неделе на заседании думы ХМАО прозвучало, что 10 детских садов уже строится по этой системе. Это так?
 
- Если быть точнее, то 14. То есть у нас есть 14 объектов, на которые есть инвесторы, готовые их строить в рамках ГЧП. По этим объектам ведется реальная работа, начиная от оформления земельно-правовых отношений, разработки проектно-сметной документации и заканчивая строительством. К примеру, сегодня строятся два садика в Нягани, три в Нижневартовске, в Пойковском, Горноправдинске. Всего будет порядка 3,5 тыс. мест. Объем инвестиций в эти проекты около 4 млрд рублей.
 
- А кто инвесторы?
 
- Называть пока не буду. Могу сказать, что это местные крупные компании, которые давно сотрудничают с округом. Мы на прошедшем инвестиционном форуме подписали с ними ряд соглашений.
 
- В чем же их интерес участвовать в таких проектах?
 
- В том, что они себя обеспечивают работой как минимум на пять лет, учитывая сроки строительства и передачи объектов. Таким образом, инвестор гарантирует себе пятилетний цикл деятельности компании, сохранение рабочих мест и так далее.… Тут нужно отметить, что для инвестора главное то, что в стоимость детского сада он изначально закладывает инвестиционную составляющую, свой доход. Поэтому для него этот проект будет в любом случае выгоден.
 
- Сегодня муниципалитеты готовы предоставлять инвесторам земельные участки под дальнейшее строительство?
 
- Конечно. Эта тема давно прорабатывается. У нас 168 новых объектов в программе «Новая школа Югры» – это и детские сады, и школы, и все они обеспечены земельными участками в той или иной степени готовности.
 
- В Сургуте будут новые детские сады? А то ведь там люди уже на пикеты выходят…
 
- Конечно. И в Сургуте, и в Ханты-Мансийске – в этих муниципалитетах сегодня самая низкая обеспеченность этими объектами.
 
- Школы инвесторы хотят строить?
 
- Да. Сегодня уже идут переговоры. Там будет такая же схема.
 
- Когда можно будет подвести первый итог этого эксперимента?
 
- В конце 2012 года, когда появится первый детский сад и будут проведены все необходимые процедуры по его передаче  от инвестора муниципальному образованию.
 
- А в рамках ГЧП детские сады обходятся дороже?
 
- Да, в рамках этой схемы они обходятся дороже. Насколько – сложно сказать. Но с другой стороны, мы получаем места в детском саду сегодня, а не через 10 лет. И уже сегодня запускаем в нашу экономику мамочек, которые вынуждены сидеть дома с детьми и не работать. А это тоже эффект.
 
- А когда детский сад сможет стать полноценной отраслью экономики?
 
- Когда будет конкуренция качества услуг. Сейчас нас критикуют, что мы строим дворцы, а не детские сады. Это правильно, потому что это расходы бюджета, стоимость содержания и так далее. А если малое предприятие будет эксплуатировать малый детский сад и конкурировать с соседом в другом микрорайоне и построит там уже за свои деньги бассейн, будет оказывать услуги по обучению детишек иностранным языкам и другие «релаксы», но за отдельную плату, не в рамках госзаказа? Вот в чем конкуренция и повышение качества услуг.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...