24 июня 2022

«Целью будет Басаргин, а бить будут по Самойлову»

Оппозиционный политик Андрей Агишев - о прямых выборах, ущербности федеральных законов и практической ценности кресла сити-менеджера столицы Прикамья

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Андрей Агишев решил составить конкуренцию на пост сити-менеджера фото – Живой Журнал Андрея Агишева

Простейшая операция по пересадке главы администрации губернатора Прикамья Дмитрия Самойлова в кресло сити-менеджера Перми дала неожиданное осложнение. В конкуренты поддержанному Виктором Басаргиным кандидату набилось девять человек, каждый из которых имеет свой вес. Политическая задача, еще недавно казавшаяся решенной, теперь имеет несколько неизвестных, поведение которых просчитать непросто. Одним из соискателей на кресло Анатолия Маховикова стал пермский политик Андрей Агишев. Он рассказал, зачем идет в мэрию, почему легко и просто понравиться избирателю, в чем фактор нестабильности предстоящего конкурса. Подробнее об этом — в интервью «URA.Ru».

— Андрей Валентинович, вы действительно будете участвовать в конкурсе? Зачем вам кресло сити-менеджера Перми?

— Я в некотором смысле жертва обстоятельств, поскольку не так давно при обсуждении идеи референдума по возвращению прямых выборов в Перми высказал идею принять участие в них, запустил компанию «буду мэром». Городская Дума отказала горожанам в праве на проведение референдума, стало понятно, что до прямых выборов далеко. На федеральном уровне обсуждается полный отказ от прямых выборов, и пока не очень понятно, останется ли у пермяков шанс выбирать.

По моему мнению, прямые выборы мэра должны быть возвращены, и этот конкурс я рассматриваю как движение, как первый шаг к возвращению выборов мэра города. Когда мы писали программу для конкурса еще раз убедились в том, что сама идея разделения на две головы — не самое эффективное решение. Очевидно, что мэр-глава администрации, выбранный на прямых выборах будет иметь больше возможностей и мотивов для развития города, чем тандем главы Гордумы и сити-менеджера.

— Вы, как один из инициаторов референдума о возвращении прямых выборов мэра, не опасаетесь возможного конфликта с действующим главой города Игорем Сапко, который фактически «зарубил» проведение референдума?

— С Игорем Вячеславовичем все предельно понятно. Конфликт между мэром из числа депутатов и сити-менеджером заложен самой системой, в Федеральном законе № 131. Конфликт, безусловно, будет, но позиция сити-менеджера по умолчанию сильнее. По сути, сейчас все ресурсы сосредоточены в администрации города. Фактически именно администрация инициирует любые решения, формирует структуру бюджета, задает формальные и неформальные правила игры. Конечно, это неправильно. И одно из моих предложений: систему взаимоотношений Гордума — горадминистрация надо менять.

— Представим, что вы стали главой администрации Перми, вам необходимо провести какое-либо решение, но вы встречаете сопротивление депутатов. Что будете делать?

— Работа сити-менеджера — это согласование интересов различных участников городских процессов — избирателей, политиков, бизнес-структур — с целью, чтобы эти процессы были направлены на благо города. Но приоритет общественных интересов над частными должен стать определяющим. Сегодня этот конфликт не принято выносить в публичную плоскость. Вспомните ситуацию с участком рядом с гимназией 17, ведь всем понятно, что частные интересы были важнее интересов учащихся, их родителей, интересов города в сфере образования. Лучше стоянка на пустыре, чем возможность развития одного из лучших городских образовательных учреждений.

— Вы занимались бизнесом, но никогда не занимались городским хозяйством. Не боитесь, что вам не хватит опыта?

— Того опыта, который я имею, вполне достаточно. Последние десять лет я руководил предприятиями в сфере ЖКХ, работал председателем совета директоров и директором по развитию в ООО «Уралгазсервис», это крупнейшая газораспределительная организация в масштабах России. Ну и четыре с лишним года я отработал в ООО «Пермрегионгаз», это одна из пяти крупнейших компаний по реализации газа в России. Ну и маленький секрет, я — председатель ТСЖ, небольшого, но находящегося в самом центре Перми.

— Вы приводите примеры из бизнеса. Вам не кажется, что перед сити-менеджером стоят задачи несколько другие? Например, уборка улиц.

— Уборка улиц — это вообще не проблема.

— Тем не менее за 20 с лишним лет ни один мэр или сити-менеджер с этой задачей не справился.

— Ну почему же? Того же Трутнева, например, до сих пор помнят потому, что он распорядился и добился выполнения распоряжения убирать улицы по ночам. Это было его ноу-хау. Люди выходили с утра и видели, что снег убран, что все почищено и помыто — вот, мэр работает. Проблема благоустройства — одна из самых важных с точки зрения общественного мнения, но решаемая. Сложнее определить модель комфортного города для большинства городских сообществ. Идеал существует, он есть. Но при очевидном дефиците ресурсов надо договориться о последовательности действий. Как преодолеть апатию? Очень мало людей довольны качеством городской среды, есть очевидные конфликты. Между автомобилистами и пешеходами, например. При этом, каждый имеет свои претензии к городу. Нам очень нужен очевидный результат, нужны оправдавшиеся ожидания. Пусть по какому-то одному направлению. К сожалению, в принятой Гордумой стратегии социально-экономического развития такие амбиции отсутствуют.

— Каким вы видите идеальный конкурс по отбору сити-менеджера?

— Идеальных конкурсов не бывает по определению. В той ситуации, когда основной критерий — качество программы, я предлагал представить все десять программ в обезличенном виде, под номерами. Тогда оценивались бы именно программы, а не кандидаты. Конкурс с таким числом участников — повод для дискуссии, и только.

Сама дискуссия, конечно, не принесет результатов, но расширит участие в обсуждении.

— На что вы делаете упор в своей программе?

— Пермь строилась как город-завод. Соответственно и строился город в интересах заводов. В зависимости от того, какие планы были поставлены на очередную пятилетку, такие транспортные схемы и рисовались, градостроительные планы утверждались и перспективы определялись. Такое построение не соответствует современным реалиям. Но и идея постиндустриального города не соответствует нашей ситуации. Промышленные предприятия до сих пор играют определяющую роль в городской экономике. Но изменения технологические налицо. Одна из идей моей программы — реновация территорий промышленных предприятий, находящихся в городской черте и реновация заводских кварталов.

Основной упор я делаю на раскрытии понятия «городская комфортная среда». То, что мы сейчас имеем — это некий вариант казенного благоустройства. Для некоторых жителей, может, и он покажется «сказочным», и они бы за него проголосовали, но я бы предпочел говорить о городской среде применительно к тому времени, в котором мы живем.

— Это вы собираетесь у жителей спрашивать?

— Ну, конечно. Нужен постоянный контакт, постоянный диалог с городскими сообществами и группами населения. Очень не хватает информации, данных социологических исследований о образе жизни. Во многом мы опираемся на среднюю температуру по больнице, строим порой очень вульгарные предположения, не учитываем локальных особенностей.

Большой ресурс города в солидарности. Без гражданского участия сложно проектировать новую Пермь. Сейчас речь не идет о декоративных совещательных органах и заказной экспертизе.

— Как вы оцениваете конкурентов на предстоящем конкурсе? Выделяете ли кого-то?

— Сейчас подобралась, на мой взгляд, довольно интересная компания. В конкурсе очень четкие и понятные критерии отбора, хотя к ним можно по-разному относиться. У каждого кандидата есть программа, все они должны быть оценены: это мне нравится, это не нравится, это я понимаю, это я не понимаю, это смешно, а это глупо. К каждому из своих девяти конкурентов я отношусь с уважением, как бы их не называли: подставные, спойлеры, идущие решать свои проблемы. Я считаю, что каждый может представить ту программу, которую он понимает, отстаивает и готов реализовать. Соответственно, по условиям конкурса, побеждает тот, кто представил лучшую программу.

— Не кажется ли вам, что администрация губернатора вмешивается в конкурс и пытается влиять на решение, принимаемое членами комиссии?

— Сити-менеджера везде в России выбирает губернатор. Он посылает шесть своих человек, он, довлея над городом, оказывает влияние на городских депутатов. В любом городе так. Поэтому упрекать администрацию губернатора в том, что они по локоть залезли в проблему, бессмысленно. Нормальный ответ на этот вопрос: это наша проблема, такая федеральная модель, последствия ФЗ № 131. Другое дело, что список из десяти человек говорит только об одном: есть угроза кандидату от губернатора. Политологи же сразу заговорили, что договоренностей с элитами нет, каждый будет играть свою игру, и не факт, что администрации губернатора удастся все «разрулить». Я считаю, что вряд ли возможно «растащить» голоса членов комиссии, но то, что создается угроза неопределенности из-за возможных судебных исков — это факт. Можно провести Самойлова, не глядя на программы других кандидатов, но итогом станут длительные судебные разбирательства.

— Но Дмитрий Самойлов уже будет исполнять обязанности сити-менеджера...

— Ну и что? Удобно ли исполнять обязанности, когда тебе приходится терпеть политические нападки противников, даже не твоих, а губернатора? В этой ситуации он станет политическим заложником отношений противников Басаргина. Целью будет Басаргин, а бить будут по Самойлову.

— В отношении Вас с незавидной частотой возбуждают уголовные дела. Не боитесь, что это может повлиять на ваше участие в конкурсе?

— 14 мая в Ленинском суде состоится первое предварительное заседание по новому делу. Характер обвинения и история появления этого дела — безусловно политические. Прямо в материалах дела имеются документы, в которых написано: «У ряда должностных лиц Пермского края прослеживается явная заинтересованность в уголовном преследовании Агишева А.В.».

Эта волна преследований не оказывает никакого влияния на мое выдвижение на пост сити-менеджера. Не очень точно проводить аналогию с усилением давления на Алексея Навального после его выдвижения на пост мэра Москвы. Мое преследование начиналось в самый острый момент оппозиционной борьбы с бывшим губернатором Олегом Чиркуновым в самом начале 2012 года. Два года назад. Олег Анатольевич теперь живет во Франции, а уголовные дела нет возможности свернуть «за ненадобностью».

Просто «не спортивно» критиковать городскую власть, мусор, плохие дороги и не участвовать в публичной конкуренции программ о том, как изменить эту ситуацию.

Простейшая операция по пересадке главы администрации губернатора Прикамья Дмитрия Самойлова в кресло сити-менеджера Перми дала неожиданное осложнение. В конкуренты поддержанному Виктором Басаргиным кандидату набилось девять человек, каждый из которых имеет свой вес. Политическая задача, еще недавно казавшаяся решенной, теперь имеет несколько неизвестных, поведение которых просчитать непросто. Одним из соискателей на кресло Анатолия Маховикова стал пермский политик Андрей Агишев. Он рассказал, зачем идет в мэрию, почему легко и просто понравиться избирателю, в чем фактор нестабильности предстоящего конкурса. Подробнее об этом — в интервью «URA.Ru». — Андрей Валентинович, вы действительно будете участвовать в конкурсе? Зачем вам кресло сити-менеджера Перми? — Я в некотором смысле жертва обстоятельств, поскольку не так давно при обсуждении идеи референдума по возвращению прямых выборов в Перми высказал идею принять участие в них, запустил компанию «буду мэром». Городская Дума отказала горожанам в праве на проведение референдума, стало понятно, что до прямых выборов далеко. На федеральном уровне обсуждается полный отказ от прямых выборов, и пока не очень понятно, останется ли у пермяков шанс выбирать. По моему мнению, прямые выборы мэра должны быть возвращены, и этот конкурс я рассматриваю как движение, как первый шаг к возвращению выборов мэра города. Когда мы писали программу для конкурса еще раз убедились в том, что сама идея разделения на две головы — не самое эффективное решение. Очевидно, что мэр-глава администрации, выбранный на прямых выборах будет иметь больше возможностей и мотивов для развития города, чем тандем главы Гордумы и сити-менеджера. — Вы, как один из инициаторов референдума о возвращении прямых выборов мэра, не опасаетесь возможного конфликта с действующим главой города Игорем Сапко, который фактически «зарубил» проведение референдума? — С Игорем Вячеславовичем все предельно понятно. Конфликт между мэром из числа депутатов и сити-менеджером заложен самой системой, в Федеральном законе № 131. Конфликт, безусловно, будет, но позиция сити-менеджера по умолчанию сильнее. По сути, сейчас все ресурсы сосредоточены в администрации города. Фактически именно администрация инициирует любые решения, формирует структуру бюджета, задает формальные и неформальные правила игры. Конечно, это неправильно. И одно из моих предложений: систему взаимоотношений Гордума — горадминистрация надо менять. — Представим, что вы стали главой администрации Перми, вам необходимо провести какое-либо решение, но вы встречаете сопротивление депутатов. Что будете делать? — Работа сити-менеджера — это согласование интересов различных участников городских процессов — избирателей, политиков, бизнес-структур — с целью, чтобы эти процессы были направлены на благо города. Но приоритет общественных интересов над частными должен стать определяющим. Сегодня этот конфликт не принято выносить в публичную плоскость. Вспомните ситуацию с участком рядом с гимназией 17, ведь всем понятно, что частные интересы были важнее интересов учащихся, их родителей, интересов города в сфере образования. Лучше стоянка на пустыре, чем возможность развития одного из лучших городских образовательных учреждений. — Вы занимались бизнесом, но никогда не занимались городским хозяйством. Не боитесь, что вам не хватит опыта? — Того опыта, который я имею, вполне достаточно. Последние десять лет я руководил предприятиями в сфере ЖКХ, работал председателем совета директоров и директором по развитию в ООО «Уралгазсервис», это крупнейшая газораспределительная организация в масштабах России. Ну и четыре с лишним года я отработал в ООО «Пермрегионгаз», это одна из пяти крупнейших компаний по реализации газа в России. Ну и маленький секрет, я — председатель ТСЖ, небольшого, но находящегося в самом центре Перми. — Вы приводите примеры из бизнеса. Вам не кажется, что перед сити-менеджером стоят задачи несколько другие? Например, уборка улиц. — Уборка улиц — это вообще не проблема. — Тем не менее за 20 с лишним лет ни один мэр или сити-менеджер с этой задачей не справился. — Ну почему же? Того же Трутнева, например, до сих пор помнят потому, что он распорядился и добился выполнения распоряжения убирать улицы по ночам. Это было его ноу-хау. Люди выходили с утра и видели, что снег убран, что все почищено и помыто — вот, мэр работает. Проблема благоустройства — одна из самых важных с точки зрения общественного мнения, но решаемая. Сложнее определить модель комфортного города для большинства городских сообществ. Идеал существует, он есть. Но при очевидном дефиците ресурсов надо договориться о последовательности действий. Как преодолеть апатию? Очень мало людей довольны качеством городской среды, есть очевидные конфликты. Между автомобилистами и пешеходами, например. При этом, каждый имеет свои претензии к городу. Нам очень нужен очевидный результат, нужны оправдавшиеся ожидания. Пусть по какому-то одному направлению. К сожалению, в принятой Гордумой стратегии социально-экономического развития такие амбиции отсутствуют. — Каким вы видите идеальный конкурс по отбору сити-менеджера? — Идеальных конкурсов не бывает по определению. В той ситуации, когда основной критерий — качество программы, я предлагал представить все десять программ в обезличенном виде, под номерами. Тогда оценивались бы именно программы, а не кандидаты. Конкурс с таким числом участников — повод для дискуссии, и только. Сама дискуссия, конечно, не принесет результатов, но расширит участие в обсуждении. — На что вы делаете упор в своей программе? — Пермь строилась как город-завод. Соответственно и строился город в интересах заводов. В зависимости от того, какие планы были поставлены на очередную пятилетку, такие транспортные схемы и рисовались, градостроительные планы утверждались и перспективы определялись. Такое построение не соответствует современным реалиям. Но и идея постиндустриального города не соответствует нашей ситуации. Промышленные предприятия до сих пор играют определяющую роль в городской экономике. Но изменения технологические налицо. Одна из идей моей программы — реновация территорий промышленных предприятий, находящихся в городской черте и реновация заводских кварталов. Основной упор я делаю на раскрытии понятия «городская комфортная среда». То, что мы сейчас имеем — это некий вариант казенного благоустройства. Для некоторых жителей, может, и он покажется «сказочным», и они бы за него проголосовали, но я бы предпочел говорить о городской среде применительно к тому времени, в котором мы живем. — Это вы собираетесь у жителей спрашивать? — Ну, конечно. Нужен постоянный контакт, постоянный диалог с городскими сообществами и группами населения. Очень не хватает информации, данных социологических исследований о образе жизни. Во многом мы опираемся на среднюю температуру по больнице, строим порой очень вульгарные предположения, не учитываем локальных особенностей. Большой ресурс города в солидарности. Без гражданского участия сложно проектировать новую Пермь. Сейчас речь не идет о декоративных совещательных органах и заказной экспертизе. — Как вы оцениваете конкурентов на предстоящем конкурсе? Выделяете ли кого-то? — Сейчас подобралась, на мой взгляд, довольно интересная компания. В конкурсе очень четкие и понятные критерии отбора, хотя к ним можно по-разному относиться. У каждого кандидата есть программа, все они должны быть оценены: это мне нравится, это не нравится, это я понимаю, это я не понимаю, это смешно, а это глупо. К каждому из своих девяти конкурентов я отношусь с уважением, как бы их не называли: подставные, спойлеры, идущие решать свои проблемы. Я считаю, что каждый может представить ту программу, которую он понимает, отстаивает и готов реализовать. Соответственно, по условиям конкурса, побеждает тот, кто представил лучшую программу. — Не кажется ли вам, что администрация губернатора вмешивается в конкурс и пытается влиять на решение, принимаемое членами комиссии? — Сити-менеджера везде в России выбирает губернатор. Он посылает шесть своих человек, он, довлея над городом, оказывает влияние на городских депутатов. В любом городе так. Поэтому упрекать администрацию губернатора в том, что они по локоть залезли в проблему, бессмысленно. Нормальный ответ на этот вопрос: это наша проблема, такая федеральная модель, последствия ФЗ № 131. Другое дело, что список из десяти человек говорит только об одном: есть угроза кандидату от губернатора. Политологи же сразу заговорили, что договоренностей с элитами нет, каждый будет играть свою игру, и не факт, что администрации губернатора удастся все «разрулить». Я считаю, что вряд ли возможно «растащить» голоса членов комиссии, но то, что создается угроза неопределенности из-за возможных судебных исков — это факт. Можно провести Самойлова, не глядя на программы других кандидатов, но итогом станут длительные судебные разбирательства. — Но Дмитрий Самойлов уже будет исполнять обязанности сити-менеджера... — Ну и что? Удобно ли исполнять обязанности, когда тебе приходится терпеть политические нападки противников, даже не твоих, а губернатора? В этой ситуации он станет политическим заложником отношений противников Басаргина. Целью будет Басаргин, а бить будут по Самойлову. — В отношении Вас с незавидной частотой возбуждают уголовные дела. Не боитесь, что это может повлиять на ваше участие в конкурсе? — 14 мая в Ленинском суде состоится первое предварительное заседание по новому делу. Характер обвинения и история появления этого дела — безусловно политические. Прямо в материалах дела имеются документы, в которых написано: «У ряда должностных лиц Пермского края прослеживается явная заинтересованность в уголовном преследовании Агишева А.В.». Эта волна преследований не оказывает никакого влияния на мое выдвижение на пост сити-менеджера. Не очень точно проводить аналогию с усилением давления на Алексея Навального после его выдвижения на пост мэра Москвы. Мое преследование начиналось в самый острый момент оппозиционной борьбы с бывшим губернатором Олегом Чиркуновым в самом начале 2012 года. Два года назад. Олег Анатольевич теперь живет во Франции, а уголовные дела нет возможности свернуть «за ненадобностью». Просто «не спортивно» критиковать городскую власть, мусор, плохие дороги и не участвовать в публичной конкуренции программ о том, как изменить эту ситуацию.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...