19 января 2019
18 января 2019

Что мешает танцору Носову?

Мэр Нижнего Тагила не хочет вставать на колени сам, но готов поставить тысячи горожан

Александр Дорин
© Служба новостей «URA.RU»
17 декабря 2014 в 22:26
Размер текста
-
17
+
Имея 92% поддержки горожан, Сергей Носов чувствует себя как за каменной стеной. Но может оказаться, что это он - стена для 92% горожан, и не факт, что они пойдут воевать за него фото – Александр Мамаев, Александр Елизаров

«Если нужно, мы флешмоб завтра проведем и люди встанут на колени. Сколько тысяч людей должно встать на колени, попросить, чтоб Тагилу были выделены деньги, что ему было обещано?» — задался сегодня вопросом Сергей Носов. Его выступление в пресс-центре екатеринбургского ТАССа иначе как сенсационным не назовешь. Глава второго по величине и значимости города Свердловской области публично высказал претензии областным властям (много тратят на пиар, мало на Уральскую инженерную школу), а затем бросился во все тяжкие.

Носова спрашивают: «Почему проспали разработку областного бюджета?», а он — в ответ фирменное: «На колени не встану!». Фирменное — потому что не оригинальное. В мае этого же года, когда в администрации Тагила еще мечтали о приезде президента Владимира Путина, Сергей Носов бравировал: «Если кто-то ждет, что мы встанем на колени, он этого не дождется».

Экспрессия Сергея Носова удивительна для современного политического обозревателя, потому что так себя не ведут. Этот порыв, эмоциональный накал — он откуда-то из 90-х. Когда Сергею Константиновичу было 40 лет и он управлял Нижнетагильским меткомбинатом, его фразы взрывали залы. Вспомните, цокольный этаж свердловского Белого дома, собрание партхозактива с обсуждением претензий к металлургам (зарплаты на предприятиях ниже, чем в птицепроме). На трибуне — Носов, рукой режет воздух и громыхает в микрофон: «Металлургия — не балалайка». Это ответ на сказанное чуть ранее губернатором Эдуардом Росселем про Носова — «предатель интересов Свердловской области». Эпическая битва.

Эдуард Россель в Горном. УГГУ. Екатеринбург, косарев николай, россель эдуард
Эпическая битва губернатора Эдуарда Росселя с директором НТМК Сергеем Носовым 11 лет назад научила свердловскую элиту играть тихо и стараться договориться. Сергея Носова — не научила

Такие битвы любят женщины, мужчины не против иметь таких друзей. Но таких битв больше нет.
Они не приняты, они не поддерживаются, они считаются неприличными, потому что изменились правила работы политиков. Потому что главным требованием к любому эффективному менеджеру стало умение договариваться. И Носов это точно знает: на его примере проучили всех ярких и эмоциональных. 2003 год: санкционированное Москвой, позорное снятие Сергея Константиновича с поста лидера отделения «Единой России», передача полномочий тогдашнему премьеру Алексею Воробьеву, а затем публичное унижение — 6-е место в списке кандидатов в депутаты Госдумы от партии, под знаменами которой он воевал против областной власти. Росселя, к слову, Москва поставила во главе списка.

Потом была война с Евразом, долгое забвение. В 2012-м — перед возвращением Сергея Носова на Урал — много спорили: «Вспомнят ли тагильчане директора своего завода?». Вспомнили, и проголосовали. Результат 50-летнего Носова был почти чеченским — 92%.

Одни считают, что это были воспоминания о золотых временах современного Тагила, другие называют итоги выборов запросом на ярких политиков (через год такая же трактовка прозвучала на выборах в Екатеринбурге, где победил Евгений Ройзман). Сходятся в одном — тагильчане ждали решения своих проблем, доверили свою жизнь на пять лет Сергею Носову, веря, что он поможет. И он взялся помогать, но руководствуясь правилами работы в какой-то другой, прежней России, которой больше нет.

Пресс-тур по социальным объектам Нижнего Тагила с Куйвашевым и Носовым. Нижний тагил
Парадокс: защищая интересы тагильчан, Сергей Носов вставать на колени не собирается, а вот поставить на колени тагильчан — это хоть завтра. Сколько тысяч?

Еще в начале года, не договорившись с областными властями о новых дотациях, он в приватных беседах анонсировал: «Не дадут деньги — объявлю сбор средств с горожан на выполнение майских указов Путина. Всем миром будем сбрасываться». Оппоненты злорадствовали: в современной политике нельзя публично расписываться в своем неумении, кричать, что нет денег на решения федеральных властей — сродни самоубийству.

Тогда у Сергея Носова нашлись друзья: успокоили, отговорили. Публичных заявлений он так и не сделал. Сегодня друзей нет. Мэр Нижнего Тагила бросается на амбразуру, считая, что оказанная ему поддержка населения — его козырь. В переводе его крики звучат так: «Вы обязаны мне помогать, потому что за мной люди, и в критической ситуации я выведу их на улицы».


А это запрещенный прием. Да и люди голосовали не для того, чтобы потом в рамках истерично придуманного флешмоба становиться на колени, а чтобы их проблемы решались. 357 тысяч жителей Нижнего Тагила — не актив Сергея Носова, а его обязательства.

Финальное шоу
В современном аппаратном мире чем красивее танец — тем больше преференций и наград для территории, которую представляет танцующий

«На колени я не встану, но сплясать могу», — под конец пресс-конференции кричит Сергей Носов, и напрасно. Есть большие сомнения, в том, что танец получится эффективным. Есть сомнения в том, что амбиции позволят этому танцу дать результат — только начнешь танцевать, и окажется, что Носов — плохой танцор. И люди зря верили, зря голосовали, считая, что он сможет им помочь, потому что имеет знакомства в Москве, знает, как получить деньги для города: не шантажом, а умением.

Потому что танцевать все равно придется — вся страна танцует.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...