17 мая 2022

«Дралась? Кричала? Материлась?»

Судебный сериал по делу Pussy Riot уперся в казус

Размер текста
-
17
+
Процесс, героиней которого стала Мария Алехина, называют проходным по своему поводу, но захватывающим по содержанию
Четвертая серия судебного процесса над «кощунницей из храма Христа Спасителя» вызвал много вопросов. Самым главным по-прежнему был один - законность взысканий Марии Алехиной, наложенных администрацией колонии Соликамска. Однако в ходе обжалования вскрылась масса интересного. Было и политическое заявление осужденной, запрос о «хоум-видео» ее защиты и откровение заместителя начальника колонии. После вмешательства в отношения России и Анголы суд объявил перерыв. Все подробности - в материале «URA.Ru».
 
Четвёртый день рассмотрения в суде города Березники Пермского края жалобы участницы панк-группы Pussy Riot, осужденной Марии Алёхиной на несправедливость вынесенных ей в ИК-28 взысканий, с самого начала пошёл весьма странно. Если накануне прокурор получил замечание от судьи Людмилы Лимпинской за подсказки «своим» свидетелям, то поутру 5 февраля и вовсе опоздал на заседание.
 
«Сегодняшний процесс начался с суперприятной новости: после вчерашнего замечания судьи прокурор не явился на процесс, судья этим озабочена», – тут же прокомментировали это в Твиттере присутствующие в зале представители группы «Война» (@gruppa_voina). Алёхина сразу взяла быка за рога: мол, обжалует не только факт наложения взысканий, но и сам принцип функционирования дисциплинарной комиссии исправительной колонии №28 ГУФСИН по Пермскому краю. На что судья Лимпинская спросила: «Вы сомневаетесь в легитимности комиссии?» «В этом процессе мы сомневаемся вообще во всём», – ответила адвокат Алёхиной Оксана Дарова.
 
Достаточно скоро подоспело время первого перерыва – до полудня, причём судья категорически настаивала, чтобы Мария Алёхина пообедала. И своего добилась. Более того, первый же её вопрос после возращения всех в зал заседаний был: «Вы пообедали?». «Да!», – ответила Алёхина.
 
Далее разговор шёл с заместителем начальника колонии Романом Игнатовым, который пояснял, как будили осужденную, и как она не просыпалась: «Когда Алёхиной подан был голосовой сигнал, она находилась в горизонтальном положении – и в нём она осталась». В пояснении подобных деталей текло время, и вот уже судья объявила новый перерыв – до двух часов дня.
 
Когда же и он закончился, ещё четверть часа было отпущено для конфиденциального общения осужденной с доверителями. В процессе родилась идея сделать в ИК запрос. Что и было сделано адвокатом Даровой, которая попросила видео, как просыпалась Алехина. «У нас записи 30 дней хранятся, хотя, может, в штабе Алехину сохранили», - не отказал замначальника ИК.
 
После речь велась о происходившем на дисциплинарной комиссии в день наложения взыскания за поздний подъём. И тут уже достоянием суда и публики стали такие подробности, как запрет осужденным вызывать на дисциплинарную комиссию адвоката и вообще запрет на статью 51 Конституции Российской Федерации.
 
«Ваша честь, – заявила Мария Алёхина, – я здесь оспариваю не столько свои нарушения, но то, что дисциплинарная комиссия действует вне правового поля».
 
В ответ представители ИК-28 жаловались на невежество осужденной: та и перебивала членов комиссии, указывала, что писать в протокол, а что нет. А в итоге оскорбительным тоном заявила, что не умеет читать. «Дралась? Кричала? Материлась?», – спросил второй защитник Александр Подрабинек. «Нет, но вела себя неуважительно», – ответил замнач колонии. И именно это поведение Алёхиной рассматривалось на следующей дисциплинарной комиссии, чтобы к тому времени у осужденной «спали все эмоции, когда её пыл утихнет».
 
На вопрос судьи Лимпинской Роману Игнатову: «Вы признаёте, что выписка из протокола дисциплинарной комиссии не соответствует протоколу», – офицер ответил: «Признаю». Чем немедленно подвёл себя под статью 303 УК РФ «Фальсификация доказательств по гражданскому делу». А адвокату Подрабинеку дал основание ходатайствовать о возбуждении уголовного дела в отношении руководителя учреждения ГУФСИН.
 
Наконец выяснилось, что Марии Алёхиной ограничивали право на переписку на основании ФЗ №125, который касается отношений между Российской Федерацией и Республикой Анголой. Впрочем, тут был объявлен ещё один перерыв: видимо, чтоб присутствовавшие могли вдоволь отсмеяться без уничижения суда.
 
Хотя через двадцать минут, когда Подрабинек таки зачитал ходатайство о возбуждении в отношении Романа Игнатова уголовного дела, заместителю начальника ИК-28 было не до улыбок. А когда осужденная Алёхина в ответ на попытку майора ответить за свидетеля резко оборвала офицера, заявив: «Нет! Я не разрешаю отвечать заместителю начальника!», – тому пришлось явно несладко. Собственно, на этом четвёртый день процесса о взысканиях, необоснованно наложенных на Марию Алёхину, и закончился. Завтра будет пятый, и как шутят в Твиттере очевидцы и комментаторы, рекорд по длительности, казалось бы, незначительного дела уже побит.
 
Напомним, в прошлом году две участницы группы Pussy Riot были осуждены к заключению в колонии общего режима на двухлетний срок за исполнение панк-молебна в Храме Христа Спасителя. Третья осужденная, Екатерина Самусевич, отделалась условным сроком. В январе 2013-го Мария Алёхина пыталась добиться отсрочки приговора до достижения её сыном 14-летия, но тогда этот же суд города Березники ей отказал.
 
Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на пермский telegram-канал «Большая П»
Подписаться
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...