15 февраля 2019

«Мне нравится, что механизм, которым я управляю, работает четко и слаженно, а разбираюсь я в каждом болтике этого огромного механизма»

Гендиректор крупнейшего на Урале агрохолдинга из нового поколения менеджеров. Вот оно какое, это поколение…

22 июля 2010 в 18:20
Размер текста
-
17
+
Ровно пять лет назад, то есть примерно в конце июля 2005 года, началась разработка новой инвестиционной программы ЗАО «Уралбройлер». Полтора месяца спустя, уже после того как в Москве были продекларированы нацпроекты, в том числе и по развитию АПК, в программу внесли небольшие изменения, учли пожелания Кремля. И уже в ноябре началась ее реализация – с модернизации площадки Аргаяшской птицефабрики в Дербишево. А еще в эти дни Аргаяшская птицефабрика отмечает свое 43-летие. Дата не круглая, но для «Уралбройлера», ставшего за эти годы крупнейшим в УрФО агрохолдингом, вполне значимая. Впрочем, и об агрохолдинге, и об Аргаяшской птицефабрике «URA.Ru» уже написало предостаточно. Теперь имеет смысл написать о гендиректоре «Уралбройлера». Евгений Наруков молод, креативен и представляет собой отличный образец современного управленца. Такие кадры даже теперь, когда выросло новое поколение, воспитанное на основах социалистического хозяйства, на вес золота. Наш разговор проходил в кофейне. Первое, что сделал Наруков, отодвинул от себя пепельницу.
 
– Евгений Сергеевич! Вы разве никогда не курили? Или просто моде на здоровый образ жизни следуете?
 
– Курил. И мода здесь абсолютно ни при чем. В один прекрасный день, год назад, еще курил до обеда. А после обеда, дымя сигаретой, вдруг понял, что мне этот дым надоел и курение не приносит удовольствия. Затушил уже выкуренную наполовину сигарету и покончил с этой привычкой.
 
 
– То есть если «не в удовольствие», значит все? А то, чем вы занимаетесь по жизни? Создается ощущение, простите за сленг, что «в кайф» ваша работа… Неужели от того, что заняты с утра до вечера, может быть радость?
 
– Я от жизни получаю удовольствие, точнее от того, как эту жизнь проживаю. Работа один из значимых фрагментов, но не единственный. Вообще считаю себя целостным человеком. Все, что я делаю, приносит мне удовольствие. И работа в том числе.
 
 Но это же не творчество, а утомительный процесс. Вы же не всегда в кабинете с кондиционером сидите. В цехах, где надо поддерживать влажность, душно. На пометохранилище, простите, запах не из лучших. Ну и так далее.
 
– Люди же работают там, «где влажно», и там, «где пахнет»…
 
 Но лично вы могли бы себе позволить другую работу, сугубо кабинетную… У вас возможности другие.
 
– А мы почти все начинали с равных возможностей. Я не принадлежал к «золотой молодежи». Мама – простая учительница в школе, отец всю жизнь проработал на железной дороге. Вырос я во дворах ЧГРЭСа. Не люблю этим кичиться, но всего добивался сам.
 
– В детстве мечтали быть богатым?
 
– Да.
 
– Так может быть, эта каждодневная гонка просто необходимость, позволяющая вам получать достойное денежное вознаграждение? Реализация детской мечты.
 
– Дело не только в достойном вознаграждении, есть и другие мотивации, более глубокие. Мне нравится, что механизм, которым я управляю, работает четко и слаженно, а разбираюсь я в каждом болтике этого огромного механизма. Если ты искренне не болеешь тем делом, которое делаешь, то никакая мотивация не заставит его полюбить. Ну и всегда нужно двигаться дальше, ставить новые амбициозные цели.  Как-то прочитал – «Если ты ни разу не спотыкался, то играешь в мелкую игру!»
 
– А вы спотыкались?
 
– Нет. К сожалению, или к счастью. Эта поговорка неоднозначна. Что же касается работы, мне интересен процесс. Когда утром еду в офис, а дорога занимает более получаса, и вижу,  допустим, молоковоз или фуру с лесом, у меня, честно говоря, захватывает дух. Кто-то этот лес рубил, кто-то грузил, кто-то везет. И есть кто-то, кто всей этой цепочкой управляет, чтобы не было сбоев. И я тоже управляю такой цепочкой. За один месяц мы производим почти 5 тысяч тонн продукции, нескольких тонн не хватило до круглой цифры в этом месяце. Когда в 1967 году запускали птицефабрику, то предполагалось, что ее годовой объем будет составлять примерно 5 тысяч тонн. А мы, спустя ровно 43 года, выпускаем за месяц столько, сколько планировалось выпускать за год. При том, что Аргаяшская птицефабрика всего лишь составная часть крупного агрохолдинга. Это для меня если не «кайф», слово не очень удачное, то «драйв».  Одна из моих любимых книг – роман Айн Рэнд «Атлант расправляет плечи». Об американских предпринимателях послевоенных лет. Герои романа, те самые «атланты», на которых я равняюсь.
 
– Эти атланты-предприниматели держали на плечах небо, экономику страны, саму жизнь. Нужны были и сила, и мужество.  А вам помогает спортивное прошлое?
 
– Спорт имел большое значение в становлении меня как личности.  Во-первых, я не пошел, в самом детстве, по дурному пути – не попал в плохую компанию.  Говорю же, что рос не в самом благополучном районе.  Абсолютное большинство моих ровесников или сели в тюрьму, или спились.  А я здесь, вот он, перед вами. Во-вторых, спорт дал мне возможность познакомиться с интересными людьми. Тот же самый Виталий Макаров, я горжусь дружбой с ним. И третье, спорт воспитал характер, именно благодаря спорту я не принял для себя олимпийский девиз «Главное не победа, главное участие». Я-то как раз хочу побеждать.
 
– На татами было легче побеждать? Там, все-таки, один противник и все предельно ясно. А сейчас против вас может быть целый мир. Агропромышленный комплекс для вас стал абсолютно новым управлением.
 
– Чтобы съесть слона, его надо разрезать на маленькие кусочки. Причем нужно слона грамотно разрезать. Так вот любую большую проблему или задачу нужно разделить на несколько отдельных вопросов или шагов и постепенно начинать их решать. Любой бизнес начинается с умения собрать информацию, проанализировать ее, правильно этой информацией распорядиться, принять нужные решения. Неважно, какой сферой занимаешься, главное в этой сфере разобраться.
 
 Вы уже это смогли сделать?
 
– Я до сих пор разбираюсь, как в поговорке: «век живи, век учись». Но уже через полгода после того, как возглавил агрохолдинг, начал спорить со специалистами в своих отраслях и доказывать им, что они не всегда поступают верно.
 
– И за советы не обижались? Все-таки вы еще молоды.
 
– Молод. Мне исполнилось 28 лет, когда я стал гендиректором. Действительно, многие смотрели с опаской, мол, «куда этот молодой нас заведет». Особенно волновался топ-менеджмент.  Но я надеюсь, что их не разочаровал.
 
– Страшно было?
 
– Вообще-то да. Был взят крупный кредит. Этот кредит надо отбивать. Ощущение того, что «действительно получается», пришло через год, когда в динамике стал виден рост всех показателей.
 
 
– Но «слон», о котором вы говорите, все-таки очень большой. Управление агрохолдингом, это не только деловые операции и производство. Это и умение работать с людьми. Наверное, были проблемы с рабочими. Пили, продукцию растаскивали…
 
– И пили, и растаскивали. Но мы ввели жесткую дисциплину. Многие меня считают суровым руководителем, гайки мы закрутили сильно – иначе нельзя. Достаточно было провести серию увольнений, чтобы покончить с пьянством. Раньше мы в день выявляли двух-трех пьяных, а сейчас за месяц одного-двух.
 
– А с кражами?
 
– Отчего тащили продукцию? Оттого, что получали мало, оттого, что плохо лежало, слабо охранялось. Мы сделали нормальную зарплат и усилили охрану.  
 
- Как выстраиваете отношения с топ-менеджерами и партнерами агрохолдинга?
 
- Тут главное быть человеком своего слова. И «Уралбройлер», и я лично всегда отвечали по своим обязательствам и выполняли свои обещания. Такая репутация дорогого стоит. В итоге люди нам доверяют, а отношения построенные на доверии - предпосылка успеха.
 
– Заметила, что вы уже чуть-чуть овладели башкирским языком. Во всяком случае, здороваетесь уже по всем правилам. Зачем вам чужой язык, который, по сути, не пригодится?
 
– Ну, Аргаяшская птицефабрика расположена на территории, где для значительной части татарский или башкирский язык является родным. И мне это было действительно интересно. Причем, учил по всем правилам. Лена Колесникова помогла мне найти преподавателя, которая мне ставила произношение. Знаете, как людям нравится, когда я к ним обращаюсь на их родном языке?
 
 
– Думаю, что отторжения это точно не вызывает! Сколько времени суток у вас занимает непосредственно работа? На себя любимого, на семью что-нибудь остается? И если остается, как это время расходуете?
 
– Я уже сказал, что работа для меня важная, но не единственная составляющая жизни. На работу приезжаю к половине девятого утра. Уезжаю после шести, иногда раньше. Если есть необходимость, то задерживаюсь. Если вижу, что все дела сделаны и сил нет затевать что-то новое, не буду дотягивать до ночи. Лучше поеду домой и подарю свое время семье. Что касается досуга, то, опять же, все любимым – жене, дочке. Иногда друзьям. Очень люблю уральскую природу. Объездил на экстремальной технике всю область.
 
– Вот тут вы неоригинальны. Все большие руководители уверяют, что предпочитают отдыхать только дома, на родине. Можно подумать, что они никогда не ездят за границу! А еще говорят, что терпеть не могут «пляжный отдых» – тот, при котором тупо лежат возле бассейна или моря. Вроде как неинтеллектуально так отдыхать.
 
– Ну, я действительно люблю уральскую природу! И за границей тоже, конечно, бываю. Что касается «пляжного отдыха», то и такой отдых мне нужен. Порой действительно надо отключиться и расслабиться. Но и Европа мне нравится, особенно Германия. И всякий раз, бывая по ту сторону границы, в Старом Свете, вижу, что там очень много сделано для людей. И сделано рационально. Ничто у меня не вызывает большего раздражения, как нерациональное использование человеческого труда. И вообще, терпеть не могу непрофессионализм. Мне очень хочется, чтобы мир, в котором мы живем, а не только Европа, был также для людей.
 
– Ну, вы еще молоды. Может, и сумеете что-то изменить.
 
– Я постараюсь…
 
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...