Старик Лимонов с арматурой

Перед смертью он оставил кое-что важное для всех россиян

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Съезд партии
За плечами Лимонова были эмиграция, три войны, революционная партия, тюрьма и протесты.Фото: Антон Белицкий © URA.RU

Перед смертью писатель Эдуард Лимонов успел оставить кое-что для нас всех. Почему его уход важен, есть ли уже памятник литератору и где Лимонов, возможно, оказался после того, как отправился в иной мир — читайте в авторской колонке журналиста URA.RU Дениса Колчина.

Впервые произведение Лимонова попало мне в руки еще на журфаке, лет 16-17 назад. Роман «Это я — Эдичка», входивший в курс отечественной литературы 20-го века. Дебютный роман, написанный автором в далеком 1976-м, во время его жизни в США, куда он эмигрировал из Советского Союза. Потом были статьи из газеты «Лимонка», издаваемой Эдуардом в России в 1990-х, стихи и, наконец, его предпоследняя вещь «Будет ласковый вождь», вышедшая совсем недавно — художественная история подготовки восстания в северном Казахстане. Рассказ о той самой истории, после которой Лимонов отсидел два года. Спустя 13 лет соответствующий «план Лимонова» осуществят, в том числе — сторонники писателя из ныне запрещенной в РФ Национал-большевистской партии (НБП), в другом месте, на Донбассе.

Эдуард Лимонов. Екатеринбург
Лимонов в Екатеринбурге
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Теперь же нам отовсюду рассказывают про коронавирус и очередной экономический кризис. На фоне этих известий смерть Лимонова стала яркой вспышкой. «Дед (прозвище Лимонова — ред.) ушел из того мира, который предвещал. Он говорил, что дальше станет только хуже. Насмехаясь над нами, он прожил великую жизнь и ушел. Будем считать, это его такой политический и поэтический шаг», — объясняет уральский журналист и нацбол Ростислав Журавлев. И добавляет: «На самом деле, умер не Лимонов. Умер Эдуард Вениаминович Савенко (настоящая фамилия писателя — ред.). А Лимонов жил и будет жить». О том же рассуждает в Facebook режиссер и драматург Николай Халезин: «Писатель, масштаб литературного таланта которого смогут оценить по достоинству только непредвзятые следующие поколения. „Это я — Эдичка“, „Книга воды“, „Дневник неудачника“, „Подросток Савенко“… Могу перечислить еще десяток книг, которые не прочитывал — проглатывал за день, за ночь».

Памятник Эдуарду Лимонову
https://www.facebook.com/eduard.limonov

В ходе беседы зашла речь о памятнике Лимонову и Ростислав Журавлев напомнил, что изваяние есть. Автор скульптуры — москвич Михаил Баскаков. Правда, она пока нигде не установлена. Все упирается, по мнению Журавлева, в политическую конъюнктуру. Лимонов Баскакова идет в задумчивости, воротник пальто поднят, в правой руке — арматура. Сам писатель, кстати, работу скульптора видел и она ему понравилась.

Арматура в руке скульптурного Лимонова отсылает нас к его общественно-политической деятельности — к жизни НБП, поездкам на войну, алтайской эпопее, связанной с организацией броска в Казахстан, предшествовавшей суду и получению срока, к последующему участию в протестах. Всего Лимонов был на трех войнах — в Югославии, Абхазии и Приднестровье, на стороне сербов, абхазов и приднестровцев, соответственно. То есть, он знал, о чем писал, когда брался за перо и касался фронтовой темы. «Многие считали его фигляром и кривлякой, игравшимся в революцию и посылавшим под молотки романтически настроенный молодняк. Но он всем доказал, что он настоящий вождь и не боится сам попасть под замес за свои идеи», — комментирует у себя на странице издатель Григорий Пернавский. «Лимонов воплотил жизнь героя романа. Сделал то, чего не смогли другие. Не зря же, в Европе, когда француз Эммануэль Каррер выпустил книгу о нем, сначала подумали, что главный герой — выдуманный персонаж. Сколько современных российских авторов с аналогичной судьбой вы в состоянии сейчас перечислить? Вот и я о том же», — говорит Журавлев.

Разумеется, в случае с Лимоновым нельзя обойти тему Крыма и Донбасса. Писатель поддержал присоединение полуострова, а затем бывшие нацболы воевали против украинских правительственных сил за Луганскую и Донецкую народные республики (ЛНР и ДНР). Получилось, что позиции Москвы и вдохновителя протестных акций в тот момент совпали. «Он всегда оставался левым русским человеком», — подчеркивает Журавлев и я вспоминаю Симферополь и Севастополь марта 2014-го: митинги, стихийные блокпосты, осады украинских воинских частей местными пророссийскими активистами и вооруженными людьми в камуфляже, балаклавах и без шевронов.

Крым, март 2014.
Денис Колчин

Вообще, время косит классиков. Только за последние годы скончались автор легендарных вьетнамских «Репортажей» Майкл Герр, родившийся на Урале и прошедший Чечню журналист Вадим Речкалов, отошли в иной мир отец и сын Джемали… И вот — Лимонов. «Абсолютный продукт времени и системы и человек, все время опрокидывавший стереотипы. Долгое время о нем говорили не в контексте литературы. Теперь он навсегда поселится именно в ней, незабываемый и непохожий ни на кого», — отмечает в личном аккаунте писатель и поэт Татьяна Хохрина.

«Лимонов — высшая лига, рядом с Ремарком и Хэмингуэем. У него есть неизданные стихи. Думаю, их опубликуют и он передаст, таким образом, нам приветы из „партии мертвых“. Это термин Деда, между прочим. Это как Вальгалла, куда после смерти попали его товарищи по борьбе, павшие на войнах или убитые при невыясненных обстоятельствах на московских и рязанских улицах», — резюмирует Журавлев.

Первый привет, к слову, не за горами. За четыре дня до смерти Лимонов заявил о заключении договора на издание своей, как выяснилось чуть позже, последней работы — «Старик путешествует». Она появится очень скоро — в апреле. Ждем.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...