Как живет самый дешевый город России, ставший столицей бедности

Спецрепортаж URA.RU из Назрани, где от налогов прячут бизнес, а детей делают инвалидами

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Проверка масочного режима в общественном транспорте. Екатеринбург, мелочь, монеты, финансирование, стоимость проезда, финансы, оплата проезда, считает деньги, бедность, финансовая грамотность, масочный режим, пересчет денег
Картинка от Росстата отличается от реального положения дел в Ингушетии Фото:

Город Назрань, что некогда был столицей Ингушетии, в феврале прославился на всю Россию. Росстат признал его городом с самым низким индексом стоимости жизни в России — товары и услуги на 25% дешевле среднестатистических. Однако неоднозначное «звание» скрывает за собой бедность, коррупцию и жизнь на социальные пособия от государства. Чем живет и как выживает Назрань — в репортаже URA.RU.

«Самолет будет только завтра»

Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Назрань осталась старой столицей Ингушетии
Фото:

Мы выходим из небольшого, но симпатичного здания аэропорта «Магас». Греет солнце, на улице по уральским меркам весна, но в Ингушетии — это считается зимой, и она в полном разгаре. Пока ждем такси, наблюдаем, как аэропорт покидают его немногочисленные сотрудники. Оказывается, рабочий день у них закончен, ведь следующий самолет прилетит сюда только завтра. Аэропорт «Магас» назван так в честь одноименного города, образовавшемся на административной карте республики лишь в начале двухтысячных годов. Он сразу же получил статус новой столицы, который зачем-то был отобран у Назрани. Вместе со статусом столицы в Магас пришли и деньги, но сейчас он — самая малонаселенная столица в России, где проживает чуть более 13 тысяч человек. Наш же путь лежит в столицу старую — Назрань, которую Росстат недавно прозвал еще и самым недорогим городом России. По версии федеральных чиновников, основные продукты и услуги, включая коммунальные, на 25% дешевле чем в среднем по России. Антагонистом Назрани стал чукотский город Анадырь, где тот же набор товаров и услуг на 74% дороже общероссийского.

В путеводителях, которые предлагает туристам администрация бывшей ингушской столицы, говорится, что Назрань — это многонациональный и по своей сути интернациональный город с населением в 130 тысяч человек. И что здесь в дружбе и согласии проживают представители 11 национальностей. Город сохранил звание столицы, но — культурной и спортивной. Именно здесь во Дворце Спорта «Магас» им. Б. Евлоева прошли главные культурно-массовые спортивные мероприятия в республике, в числе которых чемпионат России по дзюдо, чемпионат России по вольной борьбе, международные турниры по ММА и многие другие яркие события. А еще в Назрани гордятся олимпийским чемпионом по дзюдо Хасаном Халмурзаевым.

По пути в Назрань, ехать до которой больше 20 километров, первым делом задаем таксисту интересующий нас вопрос: «Правда ли у вас все тут так дешево?» Ответ удивляет и разочаровывает.

«Вы меня очень удивили своим вопросом. Даже не знаю с чем связано, что Росстат назвал нас самым недорогим городом в стране.

Услуги и продукты у нас достаточно дорогие. Вообще вся республика достаточно дорогая. В той же Северной Осетии цены на порядок ниже. При этом у нас же очень низкие доходы населения.

Например, у меня зарплата 30 тысяч рублей, я работаю на местном алюминиевом производстве. Эти деньги в регионе считаются весьма неплохими. Подрабатываю таксистом — в месяц получается 60-70 тысяч рублей. Но вот если говорить о зарплатах бюджетников, то здесь цифры бывают порой ниже прожиточного минимума. Есть у меня парень знакомый — работает в администрации города «айтишником», так у него зарплата 12 тысяч рублей. Как он живет на эти деньги, у меня в голове не укладывается. Насколько я понял, его просто оформили на полставки, как здесь поступают со многими», — рассказывает Магомед.

По его словам цены на продукты в городе высокие и многие ездят закупаться в соседний Владикавказ, где есть большие оптовые рынки. Впрочем, в республике декларируется поддержка местных производителей, которым гарантируется сбыт молочной и мясной продукции, овощей и фруктов, что продается по доступным ценам.

Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Лошади на улицах Назрани — явление обыденное, милая дань прошлому.
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU

Назрань встречает людными улицами, вдоль которых тянутся пятиэтажные «хрущевки» с небольшими частными магазинчиками, аптеками, парикмахерским и салонами сотовой связи на первых этажах. Самая популярная марка автомобиля в Назрани — это «Мерседес». Правда, чаще это модели начала 2000-х годов. Нередко полностью тонированные со ставропольскими номерами и даже вообще без номеров. Здесь такие ездят довольно часто. Лучшая и, возможно, единственная в Назрани гостиница под названием «Асса» явно была построена еще в советские годы и с тех пор изменилось несильно. Впрочем, и вся Назрань выглядит примерно также — признаком современной России здесь служат лишь несколько обшитых сайдингом новостроек в центре города, а по соседству с ними аналогичные по высоте недострои, «авторов» которых власти грозно обещают наказать по Уголовному кодексу.

По словам местных жителей, история этих зданий классическая для современной России — застройщик просто собрал деньги и исчез «в закате». Кстати, недостроя в городе достаточно много — заброшенным стоит и недостроенный торговый центр. Хотя торгуют здесь повсюду — тут и там можно увидеть небольшие магазинчики по продаже одежды, еды, строительных материалов, книг и многого другого. Некоторые из горожан вспоминают действующего главу города Урусхана Евлоева, при котором относительно недавно начали расселять трущобы. Жители аварийных домов, расположенных в самом центре, в частности обитатели убогих общежитий одного из знаменитых в СССР предприятий, смогли получить новое жилье в новом районе «Юбилейный». Сейчас в нем 11 многоквартирных домов.

В прошлом году Назрань с размахом отметила 240-летие города — он стал одним из первых на Северном Кавказе, где был разработан и утвержден дизайн-код. Это означает, что к единому стилю приведены современные остановки транспорта, скамейки и фонари.

Жизнь на пособия

С таксистом Магомедом заочно спорит жительница Назрани Евгения. Она говорит, что продукты и услуги в Ингушетии действительно дешевле, чем в других регионах, что очень сложно объяснить экономически. «Честно, я сама удивляюсь тому, что здесь многие продукты дешевле, чем в других регионах, и это действительно так. Намного дешевле здесь и коммунальные услуги. Не могу сказать, с чем это связано. Возможно, власти просто боятся завышать цены, поскольку народ на Кавказе взрывной и может легко взбунтоваться.

Многие продукты сюда везут из Ставропольского края, но они здесь продаются дешевле, чем в Ставрополе. Это касается, как мяса, так и молочной продукции», — говорит наша собеседница.

Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Торгуют в старой столице Ингушетии везде, но этого бизнеса формально нет
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU

По словам Евгении, местное население в основном промышляет торговлей, а также живет за счет социальных выплат от государства. «Многие здесь держат свои небольшие магазины, торгуют на рынке. Почти вся такая торговля не зарегистрирована в налоговой, а это ведь тоже, наверное, снижает стоимость продукции. При этом зарплаты в городе очень низкие — 10-12 тысяч получают продавцы в магазине. Более-менее сносные деньги можно заработать на крупных частных предприятиях, но средней в городе считается зарплата в 20 тысяч рублей. Интересно, что на многих предприятиях хорошие зарплаты получают русские специалисты, а ингушам платят значительно меньше на аналогичных должностях. Начальство знает, что местным особо деваться некуда, отсюда и такая дискриминация. Если же кто-то будет выражать свое недовольство, то его тут же уволят», — рассказывает Евгения, описывая сложившиеся особенности экономической и кадровой политики.

Нелегальных торговцев периодически отлавливают и только за 2021 год местными властями выявлено более 70 человек и почти 60 из них зарегистрировались в налоговой. Это относительные данные, абсолютных — нет.

Наша собеседница подчеркивает, что огромное подспорье для местного населения — это различные социальные выплаты. «Получают деньги, как многодетные семьи — распространен «отцовский капитал», когда деньги выплачиваются за третьего и последующего ребенка в семье. Многие у нас получают пособия по инвалидности. Кстати это в Ингушетии в целом довольно распространенное явление, которое появилось на куда более высоком уровне, чем администрация города.

Получить «группу» здесь можно за взятку, чем многие пользуются, оформляя инвалидность даже на новорожденных. В некоторых семьях в Назрани по пятеро детей-инвалидов, конечно они такие только на бумаге», — резюмирует Евгения.

Служба в армии стоит 50 тысяч

Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Натуральное хозяйство до сих пор основа выживания в Ингушетии
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU

Купить в Назрани за деньги можно не только инвалидность. Как нам рассказали сразу несколько наших собеседников, в городе приходится давать взятки даже тем, кто хочет попасть на срочную службу в армию, а туда в республике стремятся многие молодые люди.

«Хорошие деньги в республике можно получать лишь в армии или в полиции. Туда многие стремятся, но попасть ингушам в армию сложно. Например, мой сын хотел попасть служить на срочную службу. С него за это в военкомате попросили 50 тысяч рублей. При этом если тебе пришла повестка, а ты не хочешь идти служить, то придется заплатить эти же 50 тысяч. Вот так у нас тут все. Хочешь идти — плати, не хочешь — опять плати. Южан не особо берут в армию. У нас, например трудоустройство в Росгвардию оценивается где-то в полмиллиона рублей, но потом тебя легко могут оттуда выгнать. Такой вот бизнес. Даже после армии туда попасть бывает практически невозможно», — говорит Магомед.

Вторит ему Евгения, по словам которой, в городе многие молодые люди действительно стремятся попасть в силовые структуры, но сделать это можно лишь, если занести чиновнику «на лапу».

«В регионе и вправду, чтобы попасть в армию нужно заплатить 50 тысяч рублей. Многие мальчики стремятся попасть в армию, но ингушей туда призывают очень избирательно.

Молодые люди заканчивают колледж МЧС, стараются уйти в армию, чтобы через этот фильтр попасть в правоохранительные органы. За возможность служить дают взятки. Но даже за деньги это удается сделать далеко не всем», — говорит собеседница агентства. Впрочем, чиновники мэрии Назрани позже заверили нас, что готовы помогать призывникам вплоть до сопровождения в медицинские учреждения для сбора необходимых документов.

«Низкие цены заслуга властей»

Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Замглавы администрации Назрани Муса Харсиев рассказывает о поддержке федеральных властей

На грустной ноте о коррупции отправляемся в городскую администрацию, чтобы разузнать о феномене «недорогой Назрани» у властей. Администрация города представляет из себя небольшое трехэтажное здание достаточно скромное на вид. По обе его стороны зияют дыры двух многоэтажных недостроев. Как говорят местные, инвесторы просто сбежали, прихватив с собой деньги и оставив городу эту бетонную «красоту».

По словам заместителя главы администрации Назрани Мусы Харсиева, еще в самом начале пандемии коронавируса, когда цены по всей стране и Ингушетии в частности начали стремительно расти, власти региона приняли решение регулировать цены на продукты за счет субсидий и послаблений для бизнеса. «Первый удар на потребительский рынок пришел во время пандемии. У населения началась паника, люди закупали продукты впрок. Тогда на уровне главы республики было принято решение открыть резервные фонды региона, за счет чего нам удалось отрегулировать и снизить цены на продовольственные товары. Кроме того, нами было организовано взаимодействие с местным бизнесом и производителями продукции. Поэтому сегодня потребительская корзина в Ингушетии самая низкая в стране и составляет 8400 рублей. Конечно, в этом плане нам помогали и федеральные программы поддержки бизнеса, выделялись субсидии предпринимателям», — говорит чиновник.

Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Реклама местного производителя говядины — 350 рублей за килограмм. Дешевле, чем в среднем по России
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU

Впрочем, против услышанного работают субъективные наблюдения корреспондентов URA.RU. Никакой особой разницы назранских ценах на продукты и услуги не обнаружено: что-то дешевле, что-то дороже. Например, гречка в местном «Магните» стоит дешевле, чем в родном Екатеринбурге. Курица целая 350 за штуку на рынке, говядина там же — 380, баранина 400 рублей. Домашнее молоко 150 за литр, сметана и домашний творог по 200 за килограмм, гречка с рисом по 80 и 120 рублей соответственно, картофель — 40.

Ценников, как и чеков, нет почти нигде. Они есть, только, пожалуй, в крупных торговых сетях. В остальных местах нужно будет выяснять цену и переводить оплату по номеру карты или телефона. Такая «оптимизация» бизнес-процессов, на которые закрывают глаза власти, дает возможность выживать.

Муса Харсиев подчеркивает, что в индекс стоимости жизни входит не только цены на продукты, но также и доступность жилья, с чем в Назрани все в порядке. В городе реализуется множество программ, позволяющих молодым семьям приобрести новое жилье, а также получить участок и начать строительство собственного дома.

Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Традиционный уклад ингушей предполагает очаг и свой дом. Строят дома даже на последние деньги

«Нас, как и всю страну, коснулась инфляция, и это касается и отрасли строительства. Но Ингушетия по рождаемости занимает одно из первых мест в России. Поэтому мы активно строим многоквартирное жилье и делаем акцент на инвестиционное строительство. У нас строится жилье и выделяются участки на индивидуальное строительство. Это позволяет нам поддерживать высокую рождаемость, за счет чего увеличивается население Назрани. Для многих семей стартовым капиталом для начала строительства собственного жилья являются субсидии на первого ребенка, а также возможность получить участок земли. Другие социальные программы позволяют получить льготную ипотеку, что стимулирует строительство индивидуального жилья. Конечно, многое из этого было бы невозможно без субсидий федерального бюджета, что позволяет высвободить средства регионального и муниципальных бюджетов на реализацию социальных программ», — чеканит нам Муса Харсиев, поблескивая внушительным перстнем на мизинце правой руки.

Назрань насчитывает более 900 семей, состоящих на учете как нуждающиеся. Наши собеседники в мэрии говорят, что менталитет и особенности ингушской культуры не позволяют бросать такие семьи на произвол судьбы — в республике в принципе нет бездомных. Здесь работают благотворительные фонды, чиновники всех уровней, которые в том числе раздают продукты. Только в Назрани за 2021 год благотворители построили более 20 домов для нуждающихся семей.

Строительный бум на последние деньги

Строят в Назрани действительно много. В целом город, центр которого представляет из себя несколько кварталов со школами, многоквартирными домами и торговыми центрами, окружен значительной долей частного сектора. Дома здесь действительно хорошие, многие из них находятся в стадии строительства и, кажется, что в этой стадии они застряли на долгое время.

Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU

«Несмотря на то, что у нас в регионе большая безработица, практически каждый считает своим долгом построить хороший дом для своей семьи. Мы вообще нация строителей. У нас нищие люди экономят на всем и строят дома на последние деньги. Но, как можно заметить, даже последние деньги заканчиваются и дома стоят недоделанными годами», — говорит местная жительница Людмила.

По словам Евгении, строить ингуши действительно любят. Это порождает сферу экономики, где задействована огромная часть мужского населения Назрани. «Мужчины многие задействованы на стройках частных домов, чернорабочие. Рабочая сила у нас дешевая», — говорит она.

Несмотря на достаточно плачевное экономическое положение Ингушетии, молодежь отсюда не уезжает, а оседает поближе к дому. Причина проста — менталитет и крепкие семейные традиции. «Конечно жизнь у нас не простая, но мы, как говорил один известный человек, держимся. И держимся своих близких, держимся наших традиций. Живем за счет собственных огородов, своей молочной продукции. Поэтому даже высокая безработица для нас не проблема и даже коррупция, ставшая здесь чем-то обыденным, нас уже не смущает», — говорит Людмила.

Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Цены на «пандемическую» гречку в местном магазине федеральной сети
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU

Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Архаичная торговля осталась в Назрани еще с начала 2000-х
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU
Город Назрань. Аэропорт Магас. Ингушетия
Столкновение экономических и культурных укладов заметно повсеместно
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU
Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Подписывайтесь на URA.RU в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Урала в telegram-канале URA.RU и получайте все самые важные известия с доставкой в вашу почту в нашей ежедневной рассылке.

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на telegram-канал URA.RU
Подписаться
Город Назрань, что некогда был столицей Ингушетии, в феврале прославился на всю Россию. Росстат признал его городом с самым низким индексом стоимости жизни в России — товары и услуги на 25% дешевле среднестатистических. Однако неоднозначное «звание» скрывает за собой бедность, коррупцию и жизнь на социальные пособия от государства. Чем живет и как выживает Назрань — в репортаже URA.RU. «Самолет будет только завтра» Мы выходим из небольшого, но симпатичного здания аэропорта «Магас». Греет солнце, на улице по уральским меркам весна, но в Ингушетии — это считается зимой, и она в полном разгаре. Пока ждем такси, наблюдаем, как аэропорт покидают его немногочисленные сотрудники. Оказывается, рабочий день у них закончен, ведь следующий самолет прилетит сюда только завтра. Аэропорт «Магас» назван так в честь одноименного города, образовавшемся на административной карте республики лишь в начале двухтысячных годов. Он сразу же получил статус новой столицы, который зачем-то был отобран у Назрани. Вместе со статусом столицы в Магас пришли и деньги, но сейчас он — самая малонаселенная столица в России, где проживает чуть более 13 тысяч человек. Наш же путь лежит в столицу старую — Назрань, которую Росстат недавно прозвал еще и самым недорогим городом России. По версии федеральных чиновников, основные продукты и услуги, включая коммунальные, на 25% дешевле чем в среднем по России. Антагонистом Назрани стал чукотский город Анадырь, где тот же набор товаров и услуг на 74% дороже общероссийского. В путеводителях, которые предлагает туристам администрация бывшей ингушской столицы, говорится, что Назрань — это многонациональный и по своей сути интернациональный город с населением в 130 тысяч человек. И что здесь в дружбе и согласии проживают представители 11 национальностей. Город сохранил звание столицы, но — культурной и спортивной. Именно здесь во Дворце Спорта «Магас» им. Б. Евлоева прошли главные культурно-массовые спортивные мероприятия в республике, в числе которых чемпионат России по дзюдо, чемпионат России по вольной борьбе, международные турниры по ММА и многие другие яркие события. А еще в Назрани гордятся олимпийским чемпионом по дзюдо Хасаном Халмурзаевым. По пути в Назрань, ехать до которой больше 20 километров, первым делом задаем таксисту интересующий нас вопрос: «Правда ли у вас все тут так дешево?» Ответ удивляет и разочаровывает. «Вы меня очень удивили своим вопросом. Даже не знаю с чем связано, что Росстат назвал нас самым недорогим городом в стране. Услуги и продукты у нас достаточно дорогие. Вообще вся республика достаточно дорогая. В той же Северной Осетии цены на порядок ниже. При этом у нас же очень низкие доходы населения. Например, у меня зарплата 30 тысяч рублей, я работаю на местном алюминиевом производстве. Эти деньги в регионе считаются весьма неплохими. Подрабатываю таксистом — в месяц получается 60-70 тысяч рублей. Но вот если говорить о зарплатах бюджетников, то здесь цифры бывают порой ниже прожиточного минимума. Есть у меня парень знакомый — работает в администрации города «айтишником», так у него зарплата 12 тысяч рублей. Как он живет на эти деньги, у меня в голове не укладывается. Насколько я понял, его просто оформили на полставки, как здесь поступают со многими», — рассказывает Магомед. По его словам цены на продукты в городе высокие и многие ездят закупаться в соседний Владикавказ, где есть большие оптовые рынки. Впрочем, в республике декларируется поддержка местных производителей, которым гарантируется сбыт молочной и мясной продукции, овощей и фруктов, что продается по доступным ценам. Назрань встречает людными улицами, вдоль которых тянутся пятиэтажные «хрущевки» с небольшими частными магазинчиками, аптеками, парикмахерским и салонами сотовой связи на первых этажах. Самая популярная марка автомобиля в Назрани — это «Мерседес». Правда, чаще это модели начала 2000-х годов. Нередко полностью тонированные со ставропольскими номерами и даже вообще без номеров. Здесь такие ездят довольно часто. Лучшая и, возможно, единственная в Назрани гостиница под названием «Асса» явно была построена еще в советские годы и с тех пор изменилось несильно. Впрочем, и вся Назрань выглядит примерно также — признаком современной России здесь служат лишь несколько обшитых сайдингом новостроек в центре города, а по соседству с ними аналогичные по высоте недострои, «авторов» которых власти грозно обещают наказать по Уголовному кодексу. По словам местных жителей, история этих зданий классическая для современной России — застройщик просто собрал деньги и исчез «в закате». Кстати, недостроя в городе достаточно много — заброшенным стоит и недостроенный торговый центр. Хотя торгуют здесь повсюду — тут и там можно увидеть небольшие магазинчики по продаже одежды, еды, строительных материалов, книг и многого другого. Некоторые из горожан вспоминают действующего главу города Урусхана Евлоева, при котором относительно недавно начали расселять трущобы. Жители аварийных домов, расположенных в самом центре, в частности обитатели убогих общежитий одного из знаменитых в СССР предприятий, смогли получить новое жилье в новом районе «Юбилейный». Сейчас в нем 11 многоквартирных домов. В прошлом году Назрань с размахом отметила 240-летие города — он стал одним из первых на Северном Кавказе, где был разработан и утвержден дизайн-код. Это означает, что к единому стилю приведены современные остановки транспорта, скамейки и фонари. Жизнь на пособия С таксистом Магомедом заочно спорит жительница Назрани Евгения. Она говорит, что продукты и услуги в Ингушетии действительно дешевле, чем в других регионах, что очень сложно объяснить экономически. «Честно, я сама удивляюсь тому, что здесь многие продукты дешевле, чем в других регионах, и это действительно так. Намного дешевле здесь и коммунальные услуги. Не могу сказать, с чем это связано. Возможно, власти просто боятся завышать цены, поскольку народ на Кавказе взрывной и может легко взбунтоваться. Многие продукты сюда везут из Ставропольского края, но они здесь продаются дешевле, чем в Ставрополе. Это касается, как мяса, так и молочной продукции», — говорит наша собеседница. По словам Евгении, местное население в основном промышляет торговлей, а также живет за счет социальных выплат от государства. «Многие здесь держат свои небольшие магазины, торгуют на рынке. Почти вся такая торговля не зарегистрирована в налоговой, а это ведь тоже, наверное, снижает стоимость продукции. При этом зарплаты в городе очень низкие — 10-12 тысяч получают продавцы в магазине. Более-менее сносные деньги можно заработать на крупных частных предприятиях, но средней в городе считается зарплата в 20 тысяч рублей. Интересно, что на многих предприятиях хорошие зарплаты получают русские специалисты, а ингушам платят значительно меньше на аналогичных должностях. Начальство знает, что местным особо деваться некуда, отсюда и такая дискриминация. Если же кто-то будет выражать свое недовольство, то его тут же уволят», — рассказывает Евгения, описывая сложившиеся особенности экономической и кадровой политики. Нелегальных торговцев периодически отлавливают и только за 2021 год местными властями выявлено более 70 человек и почти 60 из них зарегистрировались в налоговой. Это относительные данные, абсолютных — нет. Наша собеседница подчеркивает, что огромное подспорье для местного населения — это различные социальные выплаты. «Получают деньги, как многодетные семьи — распространен «отцовский капитал», когда деньги выплачиваются за третьего и последующего ребенка в семье. Многие у нас получают пособия по инвалидности. Кстати это в Ингушетии в целом довольно распространенное явление, которое появилось на куда более высоком уровне, чем администрация города. Получить «группу» здесь можно за взятку, чем многие пользуются, оформляя инвалидность даже на новорожденных. В некоторых семьях в Назрани по пятеро детей-инвалидов, конечно они такие только на бумаге», — резюмирует Евгения. Служба в армии стоит 50 тысяч Купить в Назрани за деньги можно не только инвалидность. Как нам рассказали сразу несколько наших собеседников, в городе приходится давать взятки даже тем, кто хочет попасть на срочную службу в армию, а туда в республике стремятся многие молодые люди. «Хорошие деньги в республике можно получать лишь в армии или в полиции. Туда многие стремятся, но попасть ингушам в армию сложно. Например, мой сын хотел попасть служить на срочную службу. С него за это в военкомате попросили 50 тысяч рублей. При этом если тебе пришла повестка, а ты не хочешь идти служить, то придется заплатить эти же 50 тысяч. Вот так у нас тут все. Хочешь идти — плати, не хочешь — опять плати. Южан не особо берут в армию. У нас, например трудоустройство в Росгвардию оценивается где-то в полмиллиона рублей, но потом тебя легко могут оттуда выгнать. Такой вот бизнес. Даже после армии туда попасть бывает практически невозможно», — говорит Магомед. Вторит ему Евгения, по словам которой, в городе многие молодые люди действительно стремятся попасть в силовые структуры, но сделать это можно лишь, если занести чиновнику «на лапу». «В регионе и вправду, чтобы попасть в армию нужно заплатить 50 тысяч рублей. Многие мальчики стремятся попасть в армию, но ингушей туда призывают очень избирательно. Молодые люди заканчивают колледж МЧС, стараются уйти в армию, чтобы через этот фильтр попасть в правоохранительные органы. За возможность служить дают взятки. Но даже за деньги это удается сделать далеко не всем», — говорит собеседница агентства. Впрочем, чиновники мэрии Назрани позже заверили нас, что готовы помогать призывникам вплоть до сопровождения в медицинские учреждения для сбора необходимых документов. «Низкие цены заслуга властей» На грустной ноте о коррупции отправляемся в городскую администрацию, чтобы разузнать о феномене «недорогой Назрани» у властей. Администрация города представляет из себя небольшое трехэтажное здание достаточно скромное на вид. По обе его стороны зияют дыры двух многоэтажных недостроев. Как говорят местные, инвесторы просто сбежали, прихватив с собой деньги и оставив городу эту бетонную «красоту». По словам заместителя главы администрации Назрани Мусы Харсиева, еще в самом начале пандемии коронавируса, когда цены по всей стране и Ингушетии в частности начали стремительно расти, власти региона приняли решение регулировать цены на продукты за счет субсидий и послаблений для бизнеса. «Первый удар на потребительский рынок пришел во время пандемии. У населения началась паника, люди закупали продукты впрок. Тогда на уровне главы республики было принято решение открыть резервные фонды региона, за счет чего нам удалось отрегулировать и снизить цены на продовольственные товары. Кроме того, нами было организовано взаимодействие с местным бизнесом и производителями продукции. Поэтому сегодня потребительская корзина в Ингушетии самая низкая в стране и составляет 8400 рублей. Конечно, в этом плане нам помогали и федеральные программы поддержки бизнеса, выделялись субсидии предпринимателям», — говорит чиновник. Впрочем, против услышанного работают субъективные наблюдения корреспондентов URA.RU. Никакой особой разницы назранских ценах на продукты и услуги не обнаружено: что-то дешевле, что-то дороже. Например, гречка в местном «Магните» стоит дешевле, чем в родном Екатеринбурге. Курица целая 350 за штуку на рынке, говядина там же — 380, баранина 400 рублей. Домашнее молоко 150 за литр, сметана и домашний творог по 200 за килограмм, гречка с рисом по 80 и 120 рублей соответственно, картофель — 40. Ценников, как и чеков, нет почти нигде. Они есть, только, пожалуй, в крупных торговых сетях. В остальных местах нужно будет выяснять цену и переводить оплату по номеру карты или телефона. Такая «оптимизация» бизнес-процессов, на которые закрывают глаза власти, дает возможность выживать. Муса Харсиев подчеркивает, что в индекс стоимости жизни входит не только цены на продукты, но также и доступность жилья, с чем в Назрани все в порядке. В городе реализуется множество программ, позволяющих молодым семьям приобрести новое жилье, а также получить участок и начать строительство собственного дома. «Нас, как и всю страну, коснулась инфляция, и это касается и отрасли строительства. Но Ингушетия по рождаемости занимает одно из первых мест в России. Поэтому мы активно строим многоквартирное жилье и делаем акцент на инвестиционное строительство. У нас строится жилье и выделяются участки на индивидуальное строительство. Это позволяет нам поддерживать высокую рождаемость, за счет чего увеличивается население Назрани. Для многих семей стартовым капиталом для начала строительства собственного жилья являются субсидии на первого ребенка, а также возможность получить участок земли. Другие социальные программы позволяют получить льготную ипотеку, что стимулирует строительство индивидуального жилья. Конечно, многое из этого было бы невозможно без субсидий федерального бюджета, что позволяет высвободить средства регионального и муниципальных бюджетов на реализацию социальных программ», — чеканит нам Муса Харсиев, поблескивая внушительным перстнем на мизинце правой руки. Назрань насчитывает более 900 семей, состоящих на учете как нуждающиеся. Наши собеседники в мэрии говорят, что менталитет и особенности ингушской культуры не позволяют бросать такие семьи на произвол судьбы — в республике в принципе нет бездомных. Здесь работают благотворительные фонды, чиновники всех уровней, которые в том числе раздают продукты. Только в Назрани за 2021 год благотворители построили более 20 домов для нуждающихся семей. Строительный бум на последние деньги Строят в Назрани действительно много. В целом город, центр которого представляет из себя несколько кварталов со школами, многоквартирными домами и торговыми центрами, окружен значительной долей частного сектора. Дома здесь действительно хорошие, многие из них находятся в стадии строительства и, кажется, что в этой стадии они застряли на долгое время. «Несмотря на то, что у нас в регионе большая безработица, практически каждый считает своим долгом построить хороший дом для своей семьи. Мы вообще нация строителей. У нас нищие люди экономят на всем и строят дома на последние деньги. Но, как можно заметить, даже последние деньги заканчиваются и дома стоят недоделанными годами», — говорит местная жительница Людмила. По словам Евгении, строить ингуши действительно любят. Это порождает сферу экономики, где задействована огромная часть мужского населения Назрани. «Мужчины многие задействованы на стройках частных домов, чернорабочие. Рабочая сила у нас дешевая», — говорит она. Несмотря на достаточно плачевное экономическое положение Ингушетии, молодежь отсюда не уезжает, а оседает поближе к дому. Причина проста — менталитет и крепкие семейные традиции. «Конечно жизнь у нас не простая, но мы, как говорил один известный человек, держимся. И держимся своих близких, держимся наших традиций. Живем за счет собственных огородов, своей молочной продукции. Поэтому даже высокая безработица для нас не проблема и даже коррупция, ставшая здесь чем-то обыденным, нас уже не смущает», — говорит Людмила.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...