17 июля 2019

Министр Гредин: «Нас не надо шантажировать. С нами надо договариваться»

Куратор всей свердловской промышленности о Чернавине, Гайсине, УВЗ, шантаже железнодорожников, указе президента и губернаторе

10 ноября 2009 в 16:30
Размер текста
-
17
+
Есть слухи, что Гредин (на фото) не волнуется за свою судьбу, он договорился с Мишариным и при любом раскладе останется в областном правительстве
Гредина (на фото) прочат в премьеры свердловского правительства
В аэропорту «Кольцово» сменится гендиректор, прокуратура задает вопросы собственнику АМУРа Павлу Чернавину, два гиганта – УВЗ и Уралмашзавод – пытаются улучшить свое положение, а Свердловская пригородная компания шантажирует свердловское правительство скорым сокращением электричек. Все эти вопросы в региональном кабмине курирует один человек – первый вице-премьер Анатолий Гредин, согласившийся рассказать о каждой из тем - в интервью «URA.Ru». Мы воспользовались случаем, и заодно спросили о реализации самой амбициозной свердловской мечты – Уральском федеральном университете, а также политических слухах.

- Давайте начнем с аэропорта «Кольцово». Его гендиректор Кирилл Шубин стал сотрудником администрации губернатора Свердловской области. Кто будет новым директором?

- 2 декабря состоится собрание акционеров аэропорта «Кольцово», которое и примет решение об избрании нового руководителя. Пока известно о том, что совет директоров одобрил кандидатуру Евгения Чудновского. Но до 2 декабря может появиться и другая кандидатура.

- Есть же еще Алексей Пискунов, приехавший из Новосибирска.

- Да, это первый заместитель Кирилла Шубина, и он продолжает работать. Алексей Пискунов  -- очень хороший специалист, прекрасно знающий аэропортовую технологию, которую удалось значительно улучшить в новом международном терминале.

- Давайте рассмотрим ситуацию на самых проблемных предприятиях области. Очень интересно мнение правительства относительно происходящего на заводе Павла Чернавина -- «АМУРе».

-  Там не все однозначно. С помощью правительства Свердловской области Павел Чернавин получил серьезные заказы. Во-первых, идет закупка коммунальной техники для нужд муниципальных образований. 70% этой программы финансируется федеральным центром, 30% - местными бюджетами. Многие муниципалитеты заказывают технику на базе ЗИЛов, которые сегодня производит АМУР. Во-вторых, областное министерство сельского хозяйства и продовольствия сделало предприятию заказ на автолавки, с которых ведется торговля на наших сельских ярмарках. Уже есть договор на 50 машин.

Благодаря встрече губернатора Эдуарда Росселя с министром обороны РФ Анатолием Сердюковым подписан договор о ремонте на АМУРе технике, которую ранее завод поставлял для нужд армии. В этом году на ремонт будет направлено 300 единиц техники, в будущем – 500. Да, это не производство новых машин, но это реальные заказы, их вполне достаточно, чтобы «погасить» возникшие  проблемы,  том числе по выплате заработной платы.

- Оцените, пожалуйста, поведение Павла Чернавина, который предъявляет к оплате собственному же предприятию ряд долгов.

- Это дело суда, прокуратуры. Есть уголовно наказуемое преступление – преднамеренное банкротство. Его расследование – дело органов надзора. Чернавин рассуждает по-своему,  а  силовые структуры со своей стороны оценят правомерность его действий.

- На последней коллегии в областной прокуратуре прозвучало такое обобщение: мол, в Свердловской области долги по зарплате есть только на предприятиях Павла Чернавина и Павла Федулева.


- Примерно так оно и есть. Если говорить о предприятиях, то Егоршинскому радиозаводу (один из акционеров Павел Чернавин) мы помогли выбить долги, которые имел перед ним  АвтоВАЗ. Эти средства на 100% пошли на погашение долгов по зарплате. Нет-нет, да возникает задолженность по федулевскому предприятию – Баранчинскому электромеханическому заводу.

Иногда у нас возникают проблемы на заводах третьего, скажем так, представителя бизнеса – Малика Гайсина. У него есть небольшая задолженность по Новолялинскому целлюлозно-бумажному комбинату.

- Летом обсуждали проблемы в Лобве.

- Сегодня сложная ситуация на Лобвинском лесоперерабатывающем комбинате. По Лобвинскому биохимзаводу вопрос удалось решить. Долги по зарплате погашены, 18 человек охраняют оставшееся оборудование. Сейчас там другая тема – возобновление работы. Мы с собственниками уже работаем по этому вопросу. У акционеров есть ряд предложений, которые мы в ноябре рассмотрим.

- Как вы оцениваете происходящее на Уралвагонзаводе?

- Ситуация сложная, во многом «закрытая», поскольку руководство завода большую часть времени находится в Москве. Вы знаете о прошедшем совещании под председательствованием полномочного представителя президента, знаете и о его итогах – есть консенсус по оборонзаказу, по заказам РЖД… Хотя было бы хорошо, если бы звучали конкретные цифры заказа, потому что производственные мощности УВЗ – 20 тысяч вагонов в год.

Но, не вдаваясь в подробности, надо признать, что ситуация там сложная: с инженерными кадрами, с техническим персоналом, с технологами.

- В интервью нашему агентству бывший главный инженер говорит, что 10 тысяч рабочих так и сидят дома.

- Везде звучит информация о 5 тысячах.

- Вообще, какова позиция власти? «Олег Сиенко, ты несешь полную ответственность за происходящее, мы глубоко влезать не будем»?

- Нет, почему? Мы понимаем, что предприятие большое, градообразующее – там же 30 тысяч человек работающих, фактически весь Дзержинский район  г.Нижний Тагил  работает на предприятии. Пытаемся  помочь УВЗ с  заказами. Например, в рамках программы по закупке коммунальной и автомобильной техники добиваемся, чтобы муниципалитеты приобретали тракторы, экскаваторы Уралвагонзавода.

- А он свернул их производство.

- На заводе есть достаточно большое количество техники, которая стоит на складе. Правда, завтра может статься так, что есть сбыт, а нет продукции, нечем торговать.

- Ходят слухи, что команда Олега Сиенко работает только до нового года.

- Не слышал такого. Я слухам не верю.

- Какая ситуация по Уралмашзаводу?

- Придя на предприятие, его новый генеральный директор Олег Данченко столкнулся с ситуацией, когда для выполнения заказов необходимо 2,5 тысячи работников, а на заводе трудятся  7,5 тысяч человек.  То есть пять тысяч можно было хоть завтра выводить с работы – это тоже самое, что и на Уралвагонзаводе, только масштаб другой. Совместно с руководством завода нам удалось сформировать программу действий,  помочь в решении вопросов по получению субподрядных заказов.

Руководство «Уралмашзавода»  хочет поучаствовать в индийском заказе. Мы в этом помогаем: письмами комфортными, административным ресурсом, взаимодействуя с федеральными министерствами. Надо сказать, что дело у Олега Данченко пошло, портфель заказов растет. Думаю, что проблемы «Уралмашзавода» он решит.

- Одна из самых «жарких» тем  – требование Свердловской пригородной компании выделить один миллиард рублей из областного бюджета на пассажирские перевозки, иначе количество электричек будет сокращено.

- Можно попросить один миллиард рублей или два... Однако давайте посмотрим расчеты. Если в 2009 году от СПК первоначально заявка была на 1,2 млрд. рублей, потом – 900 млн. Далее  при рассмотрении антикризисных мер сумму железнодорожники «ужались» еще на 517 млн.рублей, а реально в этому году убытки составят чуть больше 200 млн. рублей.

Да, нас пугают сокращением пригородных поездов, но одно дело убрать поезда, которые везут рабочих в Екатеринбург из городов-спутников. В час пик они идут полными – и их сокращать нельзя. А есть ночные электрички. В них едут одни бомжи, которым надо погреться и поспать. Зачем нам такие маршруты?

В свое время у нас была очень большая сеть пригородных поездов. Только на Нижний Тагил электрички ходили с интервалом в полчаса. Их заполняемость составляла 8%, то есть часто составы везли не пассажиров, а воздух. Было 336 маршрутов, около ста сократили. Мало кто почувствовал это. Уверен, что ресурс по оптимизации маршрутной сети еще есть.

- Но у компании остается долг перед РЖД?


- Да, сейчас он составляет более 1 млрд. рублей. Но и здесь у нас есть ряд вопросов по цене аренды подвижного состава, локомотивных бригад. «Стоимость» одного машиниста локомотивной бригады, которая предъявляется нам к оплате, составляет около 130 тыс. рублей. Это в четыре раза больше, чем его заработная плата. Почему это происходит?

Мы добиваемся прозрачности расчетов и оптимизации расходов Свердловской пригородной компании. Летом, когда люди едут на дачи, должна быть одна частота движения, а зимой  -- другая. 

- У вас же огромный железнодорожный опыт. Предупреждение о прекращении перевозок – это шантаж?

- Это, наверно, непродуманное заявление. Зачем нас шантажировать? С нами надо договариваться.

- Вы курируете еще и дороги. Средства на ремонт и строительство новых дорог на будущий год заложены?

- Заложены, но очень мало. Сейчас в бюджете предусмотрены 1,4 млрд. рублей  на текущее содержание дорог (уборка снега, реагенты против льда, ремонт после выхода из зимы), а 200 млн. рублей – ремонт и модернизацию. По этой статье оставлено только два объекта: окружная дорога вокруг Екатеринбурга и строительство северной трассы на Ханты-Мансийск.

- Мои коллеги на днях вернулись из Югры и рассказывают, что тамошние власти на уровне вице-губернаторов недовольны тем, что трасса до сих пор не достроена, хотя свою часть они завершили.

- Бюджет Югры в пять раз больше бюджета Свердловской области, а если посчитать бюджетную обеспеченность на одного жителя, то разница будет еще ощутимей. Чего обижаться? Есть деньги – помогите достроить дорогу, а потом можно найти варианты компенсировать эти средства.

Мы понимаем значимость этой дороги для севера области. В 2010 году будет открыто сквозное движение от Ивделя до Ханты-Мансийска. Пока на щебеночном основании, но  ездить можно будет круглый год, затем -- заасфальтируем.

- Давайте перейдем к Уральскому федеральному университету. Честно говоря, до сих пор не верю, что тот старый проект Большого Евразийского университета будет реализован. Или это уже не он?


- Вы знаете, сегодня мы отмечаем пятилетие с того момента, как губернатор Эдуард Эргартович Россель начал  заниматься Большим Евразийским Университетом. Первоначально это была глобальная задача: все университеты объединить в один, обучать 250 тыс. студентов…  Когда с этим вопросом обратились в федеральный центр – нас просто не поняли.

Тогда мы пошли по другому пути: в 2008 году стали разрабатывать концепцию федерального университета. Подключились все: губернатор Свердловской области неоднократно поднимал этот вопрос на встречах с президентом России, председателем правительства РФ, к решению вопроса подключились представители крупного бизнеса, в частности Дмитрий Пумпянский.  Фонд Бориса Ельцина, чье имя носит УГТУ-УПИ, также лоббировал наш вариант. Мы, видимо, попали «в точку», раз президент России подписал соответствующий Указ. Хотя конкурентов у нас было много.

Создавая УрФУ, мы намерены решить  серьезную проблему: многие выпускники технических специальностей приходят на производство с чисто теоретическими знаниями. Создав высшее учебное заведение с огромными научными и практическими комплексами, мы дадим возможность студентам  проводить исследования, вживую знакомиться с новыми технологиями.

- Что будет дальше?

- Уже выделена территория на берегу Шарташа, рядом с Ново-Свердловской ТЭЦ, генеральный план разработан, идет проектирование ряда объектов. Мы готовы приступить к началу строительства корпусов, научно-образовательных центров.

- УПИ больше не будет?

- Механизм таков: федеральный университет создается на базе УГТУ-УПИ. Сейчас УГТУ-УПИ должен стать автономной организацией, а дальнейшее – обсуждается. Может быть, он растворится в Уральском федеральном университете, а может быть, останется прежним.

- А название «имени Бориса Ельцина» сохранится?

- Да, сохранится.

- Анатолий Леонидович, есть слухи о том, что  мол Анатолий Гредин не волнуется за свою судьбу, он договорился с Александром Мишариным и при любом раскладе останется в областном правительстве.

- У меня есть договоренности только с одним человеком – губернатором Свердловской области Эдуардом Эргартовичем Росселем. Он меня приглашал сначала просто в министерство, потом на должность министра. Именно он ставил передо мной задачи, которые я выполняю: это и развитие аэропорта «Кольцово», и строительство логистических комплексов, и промышленное перевооружение предприятий. Сейчас мы активно реализуем целый ряд перспективных губернаторских программ, которые должны дать нашей промышленности мощный инновационный импульс. Это программы по развитию нанотехнологий, информационных технологий. Активно идет работа по развитию станкостроения, литейных и инструментальных производств. Создаются кластеры в машиностроении и лесной индустрии.  Все это реализуется по поручению губернатора Свердловской области и  по всем направлениям ведется работа, оценить которую может каждый житель нашего региона.

- Но с Александром Мишариным вы знакомы.

- Да, знаком. С Александром Мишариным мы длительное время работали на Свердловской железной дороге, но уже давно не пересекались. Решая вопросы развития Среднего Урала, больше работаем с профильными федеральными министерствами.

- Для меня эти слухи понятны – тут явное желание вбить клин в правительство, а вы сами, что о них думаете?

- Я никогда не верил слухам.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...