21 мая 2022
20 мая 2022

Есть такая национальность — математика

Когда отгремит выпускной, в Челябинске одна из лучших школ России лишится своего руководителя

Размер текста
-
17
+
С уходом Александра Попова с поста директора государственной школы в Челябинске заканчивается эпоха «романтиков от педагогики»

В понедельник, 24 июня, в физико-математическом лицее № 31 Челябинска, одной из лучших школ России, выпускной бал. А потом директора лицея Александра Попова, как рассказывают источники «URA.Ru», отстранят от работы. Поначалу временно, по решению суда и только на период следствия. Но, скорее всего, это навсегда. Попов без работы, конечно, не останется — есть проект частной школы. А вот в государственных школах, по крайней мере, в Челябинске, похоже, никогда уже не будет такого директора. Эпоха «романтиков от педагогики» закончилась. Мысли по этому поводу в материале «URA.Ru».

История с получением взятки, в которой якобы участвовали Александр Попов и его коллега, директор языковой гимназии № 93 Челябинска Галина Щербакова, уже не раз описывалась в СМИ — и в версии очевидцев, и в версии силовиков. Напомним, у Попова есть знакомый, который, а ему уже за 60, не так давно оставил семью и стал жить с молодой дамой, лет на 30 его моложе. И он стал просить Попова, чтобы тот помог устроить падчерицу, дочку гражданской супруги, в хорошую школу со знанием английского языка. Далее по версии силовиков — Попов взял деньги, 25 тыс. рублей за посредничество, 175 тыс. рублей предназначалось для Щербаковой. И в тот момент, когда директор гимназии № 93 получала деньги, появилась полиция. У Попова обыскали кабинет и нашли те самые 25 тыс. рублей. Разумеется, «меченые».

12 апреля было возбуждено уголовное дело по пунктам «а, в» части 5 статьи 290 (получение взятки группой лиц по предварительному сговору группой лиц) и пунктам «а, б» части 1 статьи 291.1 УК РФ (посредничество при получении взятки). Теперь версия очевидцев и друзей директоров. Приятель-провокатор долго уговаривал Попова. Обещал дать денег на билеты лицеистам, отправлявшимся на очередную олимпиаду. Выражал готовность помочь школе, в которую устроят падчерицу. Не секрет, конечно, что российские школы существуют не только на дотации государства, но и на частные взносы. И Попов дрогнул — деньги, чтобы оплатить дорогу, были очень нужны. Он еще позвонил Щербаковой: «Есть человек, который может помочь школе...» Приятель же написал заявление в полицию. По собственной ли инициативе, или его об этом попросили, но дальше все шло под запись диктофона. Щербакова даже не считала деньги — поговорила с престарелым родителем, пообещала принять ребенка. А когда тот вышел, увидела конверт, схватила, выскочила за ним, чтоб крикнуть: «Вы забыли!». Но появилась полиция. Щербаковой стало плохо, с подозрением на инсульт ее увезли в больницу.

Ученики двух школ дружно вступились за своих директоров. В их вину, особенно в личную корысть Попова, мало кто верит. Даже губернатор Михаил Юревич и министр образования региона Александр Кузнецов публично высказывали свои сомнения. Александр Попов молчит, громких заявлений не делает и очень переживает за Щербакову: «Как же я ее подставил!» В защиту Попова высказались писатели и журналисты: Захар Прилепин, Сергей Шаргунов, Марина Степнова, Олег Кашин, Всеволод Емелин, Ильдар Абузяров. Все они лично знают Попова, приезжали проводить семинары для журналистов. Вот и вся история. Сразу Попова отстранять от работы не стали, дали завершить учебный год.

Мне же хочется сказать о самом лицее. 28 мая в области сдавали ЕГЭ по информатике. Четверо стобалльников — из них двое из ФМЛ № 31. Из двух стобалльников по математике — один лицеист Попова. По физике — три ученика лицея стали ЕГЭ на 100 баллов. Между прочим, выпускников лицея так ценят в ведущих вузах, что ректоры уже на стадии олимпиад договариваются с ними о подаче документов. А приемная комиссия Санкт-Петербургского государственного университета, того самого, где учились президент Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев, на два дня открывает прямо в лицее филиал приемной комиссии.

Можно как угодно ругать Александра Евгеньевича. Говорить, что у детей очень сильная психологическая загрузка, а это плохо. Что директор упрямый, не признает компромиссов, иногда, уж его греха таить, выдает такой демарш, что все только руками разводят: «Ох уж этот Попов!» Как-то на официальный запрос полиции дать данные на учеников кавказской национальности написал: «У нас одна национальность — математика!» Не у всех этот поступок вызвал одобрение. «Запрос, конечно, написал неуклюже, но угроза идет с Кавказа, а с этим надо бороться», — судачили недовольные и жалели автора запроса, мать-одиночку, которую чуть не уволили со службы.

Но все же лицей не был бы одним из лучших в области, не будь у него такого директора. Только из-за упрямства Попова в ФМЛ не принимают «блатных», если у детей нет способностей к математике. Никакие деньги не помогут при отсутствии таланта.

Между прочим, ни снаружи, ни изнутри лицей не напоминает элитное учебное заведение. Никакого помпезного фасада, внутри просто добротный ремонт, без евроотделки. Школа словно застряла в лучших временах докапиталистической эпохи. Самый обшарпанный, уж простите, кабинет директора школы. В нем до сих пор висит люстра советских времен. Зато «начинка» в школе качественная — отличная оргтехника, без которой современный образовательный процесс не возможен. Но все же самая главная составляющая — люди. Педколлектив во главе с директором и сами ученики. И у всех одна национальность — математика.

Помню, как будучи корреспондентом «Российской газеты», мы с фотокорром встречали лицеиста Ваге Таамазяна, выигравшего всемирную олимпиаду по астрономии. На перроне стояли, в ожидании поезда, учителя и ученики ФМЛ № 31. Забавно, но все лицеисты, а дело было зимой, не разобрать кто брюнет, а кто блондин, походили лицами друг на друга, как близнецы.

— Чего это они такие все одинаковые? — спросила я у фотокорра.

— Ботаники! Вот и похожи, — добродушно ответил тот, — Математики...

Еще один забавный эпизод того холодного утра. Мальчишка приехал из Бразилии. Что должны спросить у него сверстники первым делом? Как там Бразилия? Одноклассники же, едва дождавшись, когда закончится фотосъемка, ринулись к нему: «У тебя какое было третье задание?» То есть первые два задания они знали и решали всем классом, а про третье им товарищ сообщить не успел. Действительно, математики.

Другой эпизод с лицеем. Преподаватель Иван Иоголевич, ныне директор Дворца творчества молодежи на Алом поле, стал победителем конкурса «Учитель России». В ожидании перемены я пила кофе в кабинете Попова.

— Ты Ивана сразу за руку бери и уводи, а то в него дети на перемене вцепятся, поговорить вам не дадут, — советовал мне Попов. — Они своего дядю Ваню и после урока не отпускают.

— Это его дети так зовут? — поразилась я, а сама подумала, что дети есть дети, на перемене им хочется отдыхать, и до учителя, пусть и лучшего в России, не может быть дела.

Как бы не так! Едва прозвенел звонок, и Иоголевич вышел из класса, ученики окружили его кольцом: «Дядя Ваня! А вот в той задаче...» Математики!

И вот теперь у того, кто создал школу, где только одна национальность, забирают его детище. Возможно, что у следствия есть какие-то очень серьезные аргументы, раз дело до сих пор не закрыли. Где-то через пару недель после начала истории я заходила в лицей к Попову, поболтать, попить кофе. Заметила, как он осунулся. А на плечах все тот пиджак, которому в обед сто лет будет. Когда он в последний раз себе новый костюм покупал?

— Посиди без меня, я сейчас буду! — Александр Евгеньевич завел меня в кабинет и ушел. Я сидела минут двадцать, а когда директор вернулся, стала сыпать упреками.

— Ну что же вы делаете! Оставляете в кабинете чужих. А вдруг я тут «жучок» кину, или деньги меченые подброшу?

— А ты это сможешь? — удивился Попов, а потом вымученно улыбнулся. — Да чего уж там. Пусть слушают, ищут мои миллионы.

В эту минуту я, кажется, поняла, что может предъявить следствие. И сразу вспомнился еще один эпизод. Майский день в зоопарке. Александр Попов и еще несколько директоров в честь праздника «Последний звонок» устроили «покатушки» — возят будущих выпускников на тележке за символическую плату. На собранные деньги кормят верблюда. А потом я слышу, как Попов, на голубом глазу, весело рассказывает какой-то практиканте, задавшей вопрос о цели мероприятия, что, дескать, педагоги люди бедные. И он, Попов, поспорил со всеми директорами школ, что поработает рикшей, на огромные суммы, а завтра все директора понесут ему деньги, и он «враз разбогатеет». «Все шутите? — сказала я ему потом. — Она же поверит...» Он только засмеялся и махнул рукой.

Может быть, в аудизаписи диктофона, что сейчас у следствия, есть слова Попова вроде фразы из бессмертной комедии — «Пошью пиджак с отливом и в Сочи!» Или: «Где мои деньги, я человек бедный?» Кто поверит, что такие слова сказаны не всерьез?

И еще. Ни Попов, ни Щербакова лично не просили прессу выступить в их защиту. Этот материал — собственная инициатива.

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на челябинский telegram-канал «Челябинск, который смог»
Подписаться
В понедельник, 24 июня, в физико-математическом лицее № 31 Челябинска, одной из лучших школ России, выпускной бал. А потом директора лицея Александра Попова, как рассказывают источники «URA.Ru», отстранят от работы. Поначалу временно, по решению суда и только на период следствия. Но, скорее всего, это навсегда. Попов без работы, конечно, не останется — есть проект частной школы. А вот в государственных школах, по крайней мере, в Челябинске, похоже, никогда уже не будет такого директора. Эпоха «романтиков от педагогики» закончилась. Мысли по этому поводу в материале «URA.Ru». История с получением взятки, в которой якобы участвовали Александр Попов и его коллега, директор языковой гимназии № 93 Челябинска Галина Щербакова, уже не раз описывалась в СМИ — и в версии очевидцев, и в версии силовиков. Напомним, у Попова есть знакомый, который, а ему уже за 60, не так давно оставил семью и стал жить с молодой дамой, лет на 30 его моложе. И он стал просить Попова, чтобы тот помог устроить падчерицу, дочку гражданской супруги, в хорошую школу со знанием английского языка. Далее по версии силовиков — Попов взял деньги, 25 тыс. рублей за посредничество, 175 тыс. рублей предназначалось для Щербаковой. И в тот момент, когда директор гимназии № 93 получала деньги, появилась полиция. У Попова обыскали кабинет и нашли те самые 25 тыс. рублей. Разумеется, «меченые». 12 апреля было возбуждено уголовное дело по пунктам «а, в» части 5 статьи 290 (получение взятки группой лиц по предварительному сговору группой лиц) и пунктам «а, б» части 1 статьи 291.1 УК РФ (посредничество при получении взятки). Теперь версия очевидцев и друзей директоров. Приятель-провокатор долго уговаривал Попова. Обещал дать денег на билеты лицеистам, отправлявшимся на очередную олимпиаду. Выражал готовность помочь школе, в которую устроят падчерицу. Не секрет, конечно, что российские школы существуют не только на дотации государства, но и на частные взносы. И Попов дрогнул — деньги, чтобы оплатить дорогу, были очень нужны. Он еще позвонил Щербаковой: «Есть человек, который может помочь школе...» Приятель же написал заявление в полицию. По собственной ли инициативе, или его об этом попросили, но дальше все шло под запись диктофона. Щербакова даже не считала деньги — поговорила с престарелым родителем, пообещала принять ребенка. А когда тот вышел, увидела конверт, схватила, выскочила за ним, чтоб крикнуть: «Вы забыли!». Но появилась полиция. Щербаковой стало плохо, с подозрением на инсульт ее увезли в больницу. Ученики двух школ дружно вступились за своих директоров. В их вину, особенно в личную корысть Попова, мало кто верит. Даже губернатор Михаил Юревич и министр образования региона Александр Кузнецов публично высказывали свои сомнения. Александр Попов молчит, громких заявлений не делает и очень переживает за Щербакову: «Как же я ее подставил!» В защиту Попова высказались писатели и журналисты: Захар Прилепин, Сергей Шаргунов, Марина Степнова, Олег Кашин, Всеволод Емелин, Ильдар Абузяров. Все они лично знают Попова, приезжали проводить семинары для журналистов. Вот и вся история. Сразу Попова отстранять от работы не стали, дали завершить учебный год. Мне же хочется сказать о самом лицее. 28 мая в области сдавали ЕГЭ по информатике. Четверо стобалльников — из них двое из ФМЛ № 31. Из двух стобалльников по математике — один лицеист Попова. По физике — три ученика лицея стали ЕГЭ на 100 баллов. Между прочим, выпускников лицея так ценят в ведущих вузах, что ректоры уже на стадии олимпиад договариваются с ними о подаче документов. А приемная комиссия Санкт-Петербургского государственного университета, того самого, где учились президент Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев, на два дня открывает прямо в лицее филиал приемной комиссии. Можно как угодно ругать Александра Евгеньевича. Говорить, что у детей очень сильная психологическая загрузка, а это плохо. Что директор упрямый, не признает компромиссов, иногда, уж его греха таить, выдает такой демарш, что все только руками разводят: «Ох уж этот Попов!» Как-то на официальный запрос полиции дать данные на учеников кавказской национальности написал: «У нас одна национальность — математика!» Не у всех этот поступок вызвал одобрение. «Запрос, конечно, написал неуклюже, но угроза идет с Кавказа, а с этим надо бороться», — судачили недовольные и жалели автора запроса, мать-одиночку, которую чуть не уволили со службы. Но все же лицей не был бы одним из лучших в области, не будь у него такого директора. Только из-за упрямства Попова в ФМЛ не принимают «блатных», если у детей нет способностей к математике. Никакие деньги не помогут при отсутствии таланта. Между прочим, ни снаружи, ни изнутри лицей не напоминает элитное учебное заведение. Никакого помпезного фасада, внутри просто добротный ремонт, без евроотделки. Школа словно застряла в лучших временах докапиталистической эпохи. Самый обшарпанный, уж простите, кабинет директора школы. В нем до сих пор висит люстра советских времен. Зато «начинка» в школе качественная — отличная оргтехника, без которой современный образовательный процесс не возможен. Но все же самая главная составляющая — люди. Педколлектив во главе с директором и сами ученики. И у всех одна национальность — математика. Помню, как будучи корреспондентом «Российской газеты», мы с фотокорром встречали лицеиста Ваге Таамазяна, выигравшего всемирную олимпиаду по астрономии. На перроне стояли, в ожидании поезда, учителя и ученики ФМЛ № 31. Забавно, но все лицеисты, а дело было зимой, не разобрать кто брюнет, а кто блондин, походили лицами друг на друга, как близнецы. — Чего это они такие все одинаковые? — спросила я у фотокорра. — Ботаники! Вот и похожи, — добродушно ответил тот, — Математики... Еще один забавный эпизод того холодного утра. Мальчишка приехал из Бразилии. Что должны спросить у него сверстники первым делом? Как там Бразилия? Одноклассники же, едва дождавшись, когда закончится фотосъемка, ринулись к нему: «У тебя какое было третье задание?» То есть первые два задания они знали и решали всем классом, а про третье им товарищ сообщить не успел. Действительно, математики. Другой эпизод с лицеем. Преподаватель Иван Иоголевич, ныне директор Дворца творчества молодежи на Алом поле, стал победителем конкурса «Учитель России». В ожидании перемены я пила кофе в кабинете Попова. — Ты Ивана сразу за руку бери и уводи, а то в него дети на перемене вцепятся, поговорить вам не дадут, — советовал мне Попов. — Они своего дядю Ваню и после урока не отпускают. — Это его дети так зовут? — поразилась я, а сама подумала, что дети есть дети, на перемене им хочется отдыхать, и до учителя, пусть и лучшего в России, не может быть дела. Как бы не так! Едва прозвенел звонок, и Иоголевич вышел из класса, ученики окружили его кольцом: «Дядя Ваня! А вот в той задаче...» Математики! И вот теперь у того, кто создал школу, где только одна национальность, забирают его детище. Возможно, что у следствия есть какие-то очень серьезные аргументы, раз дело до сих пор не закрыли. Где-то через пару недель после начала истории я заходила в лицей к Попову, поболтать, попить кофе. Заметила, как он осунулся. А на плечах все тот пиджак, которому в обед сто лет будет. Когда он в последний раз себе новый костюм покупал? — Посиди без меня, я сейчас буду! — Александр Евгеньевич завел меня в кабинет и ушел. Я сидела минут двадцать, а когда директор вернулся, стала сыпать упреками. — Ну что же вы делаете! Оставляете в кабинете чужих. А вдруг я тут «жучок» кину, или деньги меченые подброшу? — А ты это сможешь? — удивился Попов, а потом вымученно улыбнулся. — Да чего уж там. Пусть слушают, ищут мои миллионы. В эту минуту я, кажется, поняла, что может предъявить следствие. И сразу вспомнился еще один эпизод. Майский день в зоопарке. Александр Попов и еще несколько директоров в честь праздника «Последний звонок» устроили «покатушки» — возят будущих выпускников на тележке за символическую плату. На собранные деньги кормят верблюда. А потом я слышу, как Попов, на голубом глазу, весело рассказывает какой-то практиканте, задавшей вопрос о цели мероприятия, что, дескать, педагоги люди бедные. И он, Попов, поспорил со всеми директорами школ, что поработает рикшей, на огромные суммы, а завтра все директора понесут ему деньги, и он «враз разбогатеет». «Все шутите? — сказала я ему потом. — Она же поверит...» Он только засмеялся и махнул рукой. Может быть, в аудизаписи диктофона, что сейчас у следствия, есть слова Попова вроде фразы из бессмертной комедии — «Пошью пиджак с отливом и в Сочи!» Или: «Где мои деньги, я человек бедный?» Кто поверит, что такие слова сказаны не всерьез? И еще. Ни Попов, ни Щербакова лично не просили прессу выступить в их защиту. Этот материал — собственная инициатива.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...